Александр Валерьевич Волков
Кулак Бога войны

Кулак Бога войны
Александр Валерьевич Волков

В будущем мир дополненной реальности циничен и жесток. В пылу кровопролитных схваток на просторах погибших межгалактических арен столкнутся сильнейшие воины инопланетных цивилизаций со всей Вселенной, чтобы развлечь потребителя, применяя арсенал опаснейших боевых техник. Простой боец с трагичной судьбой уничтожен, раздавлен и против собственной воли превращен в смертоносного робота-убийцу, став искусственным интеллектом с развитым самосознанием. Ему предстоит пройти сложнейший путь со дна турнирной башни и до самой ее вершины, но отнюдь не ради победы. Его желание – месть. Цена поражения – жизнь. Но ради достижения цели он готов на всё.

Глава 1

В конце октября небо над мрачным городом, наполненным побитыми временем серыми высотками многоквартирных домов и небоскребов, построенных в стиле хай-тек, было затянуто тучами. На фоне облаков, по сети гравимагистралей, исчертивших подоблачное пространство крест-накрест, летали гравомобили. Землю заливал тусклый солнечный свет. На разбитые дороги, тянувшиеся между старыми и брошенными зданиями Индервальских трущоб, падали первые капли дождя. Мальчик небольшого роста, лет примерно десяти, стоял перед темным переулком и застыл в страхе, не в силах пошевелиться от охватившего тело холодного испуга. Он наблюдал, как два здоровых мужика, одетых в тяжелые армейские ботинки космического флота и пухлые ветрозащитные куртки, визуально увеличивающие без того крупных, грозных обладателей, стояли перед девочкой, ровесницей мальчика. Впрочем, она и по уровню была ему ровесницей.

Ее уровень был равен десяти. Об этом говорила цифра десять рядом с опустевшей наполовину полоской здоровья, парившей у нее над головой. На никнеймы мальчик внимания не обращал: уровни у бандитов были под пятидесятые, что, в масштабах данного игрового мира, было огромной разницей.

Нежное и худенькое лицо девочки исказилось неописуемой силы страхом. Ее тонкие коленки дрожали, блестящими страхом карие глазами они смотрела в щетинистые, сбитые и грубые лица мужчин, выглядящих как отпетые уголовники. Девочка очень боялась, что первым делом ей сломают нос с аккуратной горбинкой, а потом потащат по переулку, как мешок, за короткие волнистые волосы черного цвета, отпущенные едва ниже челюсти.

– Я тебе говорил, шваль, что будет, если ты нас разочаруешь? Говорил? – бандит, что справа, схватил хрупкую девочку за воротник грязной и поношенной серой куртки кибернетической рукой черного цвета, приподнял, как игрушку, заставляя ее стоять на одних лишь носочках. Она нервно вдохнула и затаила дыхание, глаза ее расширились от страха. – Не хочешь по-хорошему, значит, станешь новым клиентом.

Бандит, державший девочку, достал из кармана красную пластину, чем-то напоминавшую микросхему, с торчавшей из основания короткой иглой, с другой стороны виднелись крохотные стеклянные купола, наполненные розовой жидкостью. Левый бандит с каким-то сомнением посмотрел на пластину, веки его недобро дрогнули, будто бы он хотел предложить другу что-то запретное настолько, что даже ему, бывалому преступнику, казалось непристойным об этом заикаться.

– Что застыл? – мрачно обратился правый к левому, не понимая, почему тот стоял, как парализованный. – Закати сучке рукав, или отверни воротник. Ставить будем.

– Может, это, Кнут, ну…. – левый бандит жадным и коротким взглядом посмотрел на узкие бедра девочки, а потом снова перевел взгляд на «коллегу».

– Педофил хренов, – скривился Кнут. – Давай сначала ширнем, а потом делай с ней, что хочешь. Только меня в это не втягивай, и не убей ее.

– Под наркотой не интересно, она не будет плакать и стонать, а я это люблю….

– Ну и сука же ты, – Кнут сморщил лицо, вообразив себе картину насилия над девочкой. – На…. Я проклинаю тот день, когда обратился к тебе за помощью.

Левый довольно улыбнулся.

– Н-не надо, – нежным детским голоском тихо попросила Саша, медленно отворачивая испуганное, искаженное ужасом лицо и стиснув зубы, вцепившись тонкими пальчиками в запястье левого, перехватившего воротник ее куртки. – П-пожалуйста. Я с-соберу больше денег. Только не надо. Я больше так не буду.

– Раньше надо было соображать, тупая мелкая потаскуха. Думала, будешь левачить и мы не заметим?

«Сколько ты будешь стоять и смотреть?!» – мальчик видел, как левый бандит тащил девочку за воротник вглубь переулка, бедняжку парализовало. Она глядела с ужасом, не моргая, в сторону мальчика, пятки ее скользили по асфальту, она раскрыла рот в немом крике о помощи, но напугалась настолько, что даже звука издать не могла.

Мальчик понимал свою малость и бессилие, осознавал беспомощность перед двумя взрослыми мужиками, но…. Мысли о бегстве вызывали в нем чувство гадкого отвращения к самому себе, он не мог мириться с трусостью, не мог мириться с чужим страданием, зная, что способен хоть как-то помочь. «Хватит стоять и смотреть! Ты можешь что-то сделать, а значит, делай!»

Бывают у людей ситуации критические настолько, что их словно хватают цепко ледяные руки ужаса, не позволяющие двинуться с места. Мальчик был из тех, кто обычно трусил, но недавние события изменили его детскую душу настолько сильно, что где-то, в ее покалеченных жизнью и собственной семьей мрачных глубинах, раскрылся источник невероятной храбрости и милосердия, позволивший ему словно распустить крылья.

«Никогда больше!» – думал он, вбегая в переулок и хватая стоявшую у стены арматуру.

«Я не позволю!» – он разогнался, внезапно крикнув и введя бандитов в короткое помешательство. Никто не ожидал увидеть мальчика с арматурой.

– Пострадать кому-то! – криком мысль вырвалась из него, что ввело бандитов в короткую растерянность, они не ожидали увидеть ребенка с арматурой.

Мальчик замахнулся, целясь бандиту в колено, но бандит с легкостью отшагнул в сторону от просвистевшего в воздухе удара, с размаха отвесив мальчику звонкую оплеуху.

Перед глазами мальчика вспыхнуло и поплыло, он потерял равновесие и с грохотом ударился о стену мусорного контейнера плечом, выронив звякнувшую по асфальту арматуру. Закружилась голова, страх сковал по рукам и ногам, к глазам подступили слезы, но, даже не смотря на чувство собственного бессилия, мальчик смело выпрямился и оскалил зубы, гневно глядя на правого бандита. В логе игрового интерфейса, в окне чата, всплыла надпись, но мальчик не обратил на нее внимания. В глаза бросилось лишь то, что ударом бандита срезало сразу четверть полоски здоровья, над ней появились иконки дебафов «Головокружение» и «Испуг», но черт с ними, двигаться было можно.

– Ты что еще за выродок? На иглу захотел? Ладно, Боров, заканчивай с девкой, а я пацана повоспитываю, – правый бандит закатил рукав.

– Не смейте ее трогать, уроды! – крикнул мальчик дрожащим голосом. – Возьмите лучше меня!

– Герой нашелся, – рассмеялся Боров вдруг, да так, что даже схватился за живот. – Ты себя видел, карлик? Ну, ничего, я и с тобой потом развлекусь!

Девочка испуганно посмотрела на мальчика, они пересеклись взглядами: во взоре девочки поселилась воодушевляющая, но последняя надежда. Она видела в мальчике эпицентр своего счастья и спасения, видела ниточку, за которую можно было зацепиться, не утонув в трясине изнасилования и наркозависимости. Она тянулась к нему изо всех сил слабенькой право рукой, тянулась и кричала от ужаса, хотела к нему, но Боров держал ее слишком крепко. Пусть мальчик выглядел щуплым и слабым, пусть было очевидно, что он ничем ей не мог помочь, надежда появилась у нее внутри, в груди вспыхнуло странное пламенное чувство, а в животе сладко заныло.

– Помогите мне, пожалуйста! – вскрикнула она.

– А-а-а! – заорал мальчик, отважно бросившись на Кнута. Кнут отбросил мальчика в контейнер прямым ударом ноги в грудь: грудная клетка мальчика едва не сломалась. Мальчик ударился о контейнер лопатками – перед потемневшим взглядом посыпались искры, – и повалился на холодную землю, отчаянно стиснув кулаки и постанывая.

Взгляд Кнута наполнился раздражительным презрением, воспалился, и был устремлен к дерзкому мальчике. Из ладони кибер-руки бандита, блеснув в свете лезвием, со звоном вылез тонкий и короткий клинок. Кнут сначала хотел оставить мальчику жизнь, но второе нападение взбесило, и вызвало желание вспороть наглецу живот. Мальчик встал на локоть, приподнявшись на одной руке, еле поднял голову и хмуро смотрел на шагающего к нему бандита. Вид клинка пугал мальчика – пусть. Мысль о смерти заставляла руки в ужасе дрожать – плевать. Надо было выжить, надо было достичь своей цели и заодно спасти девочку. «Надо спасти ее…. Надо отомстить…. Я должен выжить»

Нетерпеливый Боров пинком распахнул дверь брошенной и пыльной подсобки, скрывшись с ней вместе с девочкой. Он бросил девочку в угол, а затем нажал на кнопку раскрытия ширинки на пуговице, и ширинка прожужжала, самостоятельно расстегнувшись. Бандит язвительно ухмыльнулся и жадно глядел на девочку, потирая ладони и злобно посмеиваясь.

– Нет! – завизжала девочка в исступлении, с ужасом глядя на пах приближающегося бандита и вжимаясь в угол. – Не надо!

– Достала визжать, – настроение бандита внезапно переменилось, и ему перехотелось слышать стоны. Он сел рядом с ней на корточки, схватил за волосы, и дернул за них с силой, чтобы оголить шею, девочка скривила губы и зажмурилась от боли, простонала, по глазам ее покатились слезы, она горько рыдала. – Нет у меня времени с тобой возиться! – он достал из кармана красную пластину, и проткнул иглой кожу на шее девочки. С шипением игла вытянула из ампул розовую жидкость и впрыснула в кровеносную систему девочки. В логе чата девочки всплыли надписи:

Внимание! Вы употребили тяжелый наркотик «Космос нирваны», предназначенный для развлечения и не оказывающий на тело никакого полезного влияния, кроме мнимого чувства нирваны и абсолютного умиротворения. Шкала наркозависимости заполнена. Обратите внимание, что если не принимать наркотики при заполненной шкале, то в теле будут неизбежно возникать неприятные ощущения, доходящие до невыносимой физической боли. После окончания наркотического курса администрация рекомендует вам обратиться в центр лечения наркозависимости «ЦИНК».

Степень наркозависимости: 100/100

Получены бафы: «Нирвана» 10 ч.

Получены дебафы: «Временное бесплодие» действует до обнуления шкалы наркозависимости, «Болезненный вид» действует до обнуления шкалы наркозависимости, «Передоз» действует либо до смерти, либо до госпитализации, «Заторможенность» 10 ч.

Внимание! Вы приняли слишком сильный наркотик. Низкий уровень игрока приводит к непереносимости и получению смертельного дебафа «Передоз»! Срочно обратитесь в ближайший госпиталь или к игроку класса «Хирург», чтобы снять «Передоз»!

Играя, помните, что если вы умрете – респауна не будет!

Индикатор на юнидевайсе (стальной высокотехнологичный браслет на правом запястье девочки) вспыхнул красным, сигнализируя, что игрок в критическом состоянии. Но девочке было плевать на пугающие надписи, она читала их с безразличием из-за бафа «Нирвана». Девочка расслабилась: в ней стали соседствовать неожиданное облегчение и холодное безразличие к собственной судьбе. Зрачки ее расширились, пульс стал слабым, почти нитевидным, сила покинула мышцы. Ее рассудок погрузился в микрокосмос нирваны, в которой были лишь блаженное спокойствие, сладостное избавление, свобода от гнетущих цепей боли и страха, обычно сопровождавших девочку всю ее жизнь. Впервые она чувствовала себя умиротворенно, хорошо, и практически невесомо.

Темный силуэт бандита, в спину которого бил свет из проема двери, казался девочке проникновенным и глубоким, в чем-то даже веселым и забавно огромным, что заставило ее вяло ухмыльнуться. «А как, интересно, будет ощущать его у себя внутри? Наверное, неприятно и очень больно, – хладнокровно размышляла девочка, наблюдая за приближением бандита. – Он ведь такой большой, а я такая маленькая».

Вдруг, буквально из-неоткуда, сначала показавшись неясным размытым силуэтом, а потом, проявившись полностью, путь бандиту преградил лысый старик в поношенной монашеской серой рясе. Лицо у старика было доброе, даже задорное, тонкие губы обводили длинные аккуратные усы, как у японских или китайских пожилых мастеров боевых искусств, с подбородка свисала длинная, почти до груди, узкая седая бородка.

– Ты еще…. Что за…. – в недоумении говорил Боров, глядя на старика ошарашенным взглядом и пятясь назад. Не вид старика напугал бандита, а то, что старик, как призрак, появился из воздуха. Даже в рамках игрового пространства дополненной реальности это было невозможно, Боров отчетливо помнил, что исчезнуть можно либо используя светоотражающую броню «Убийц», которой на старике не было, либо перемещаясь через телепорт, которого тут тоже не было. – Как….

Старик лишь скупо улыбнулся, и в глазах его было выражение невыносимой скуки. Он сложил пальцы вместе, сделав ладонь в форму слегка вогнутого блюдца, и резким движением нанес мощный удар сложенными пальцами в область сердца бандита. Пальцы старика были не разной, а одинаковой длины, будто искусственным образом укороченные, потому они все разом стали ударной поверхностью, передав в тело бандита импульс такой силы, что ударной волной пухлую куртку просто разорвало на спине, будто бы оттуда вылезло невидимое чудовище. Бандит вскрикнул, чувствуя вспышку боли в разорвавшемся на куски сердце, и тут же замертво повалился на пол. В логе девочки появилась надпись:

Неизвестный тип существа Хрон наносит игроку Боров смертельный удар, используя технику «???».

Игроку Боров нанесено 100% урона.

Игрок Боров моментально погиб от разрыва сердца.

– Ну как же с вами скучно, – старик снова резко размылся в пространстве, сначала став сотней тонких вертикальных размытых линий, а затем исчез.

В следующий миг он оказался перед ошеломленным Кнутом, защищая телом мальчика, но Кнут оказался более тренированным, чем Боров. Кнут попытался проткнуть старику горло прямым ударом ручного клинка, но старик ловко перехватил руку, впечатал колено в хрустнувшие ребра, согнув врага пополам, а затем схватил его за лоб и со всего размаха впечатал врага головой в размалеванную ругательными граффити и похабными рисунками стену. Хрустнул череп, капилляры в мозгу лопнули, бандит замертво повалился на пол, глядя на мальчика лишенным осмысленности взглядом.