Кира Стрельникова
Скажи мне «да»


Нелиам выпрямился и пристально посмотрел на друга.

– Со-о-ол, – протянул он. – Думаешь, я слепой?

Тот ответил ему прямым взглядом.

– Нет, не думаю, – спокойно отозвался Сорел. – Но ты сначала прощение выпроси и разберись, что к ней чувствуешь, а потом уже ревнивца изображай. Ты же ее не любишь, Нель, иначе не полез бы под юбку Нерас.

– Ты, что ли, любишь? – сквозь зубы процедил Керстен.

Неожиданно то, что его Снежинка может нравиться кому-то еще – Ингору, например, или – Солу – вызвало неуютное чувство внутри.

– Я бы не стал бросаться такими словами, но Трин мне нравится. – Танберт пожал плечами. – И не собираюсь это скрывать.

Нелиам окинул его хмурым взглядом.

– А что ты собираешься делать? – В зеленых глазах мелькнула настороженность и загорелся оранжевый огонек.

– Поставить тебя в известность, что не отступлюсь от Трин, – любезно известил Сол. – И если глаза меня не обманывают, ей приятны мои знаки внимания.

– Она моя Снежинка! – Нель шагнул вперед, его руки сжались в кулаки. – И она меня любит, как ты правильно заметил!

– Пока она на тебя очень сильно обижена. – Сорел снова ткнул в больное место, и Нель дернулся, но Проводник вовремя перехватил его запястье. – Прекрати, – тихо сказал он, глядя в глаза другу. – Да, я хочу стать ее вторым мужем, Нель. И лучше бы тебе привыкнуть к этой мысли как можно быстрее.

Несколько минут Керстен сверлил Проводника яростным взглядом, в душе клокотали эмоции, разобраться в которых было очень сложно. Конечно, планы Танберта не нравились Огненному, он не собирался ни с кем делить Триинэ, да и она вообще не заговаривала о варианте, который предлагал Сол. Но ведь он упрямый…

– Потом поговорим, – отрывисто бросил Нелиам и направился по коридору.

– И куда собрался? – раздался насмешливый голос Проводника.

– За невестой. – Огненный дернул плечом и зашагал вперед.

Захотелось ненадолго выйти на улицу и вдохнуть свежий воздух, уложить сумбур в голове, попытаться понять, что делать, как вернуть доверие Снежинки. В последний раз он специально задержался на границе, хотя уже шли переговоры о мире, потому что не хотел встречаться с Нерас! А пошел с ней, чтобы не устраивать скандала… Кто знал, что Трин заметит, пойдет следом, а Нери целоваться полезет! Дурак, действительно дурак. Ладно, не все потеряно, надо найти Льдинку и все ей объяснить, рассказать, как было на самом деле и что он уже месяц назад принял решение не подпускать больше сестру Триинэ к своей комнате. Зачем, если все чаще мысли обращаются к светловолосой Снежинке с нежной улыбкой и огоньками в глубине прозрачно-серебристых глаз и хочется целовать не только податливые губы…

Нель встряхнулся. Он добьется прощения, чего бы это ни стоило. И не потому, что его Огонь отзовется только на нее. Керстен поднял руку и засучил рукав, глядя на причудливый бордовый цветок чуть выше запястья, в центре которого ровным красным цветом рдел камень. До появления Трин в жизни Нелиама сердце знака оставалось темным и холодным, а теперь мягко грело, и даже когда он уезжал, один из лепестков становился ярче. Знак всегда указывал в сторону его Льдинки, и то, что свет не исчез, говорило, что все поправимо. Трин не будет обижаться слишком долго, Нерас уедет, и постепенно некрасивая история забудется, а он приложит все усилия, чтобы Снежинка не вспоминала больше о ней. О том, что сказал ему недавно друг, Нель старался пока не думать – позже, когда разберется с обидой Триинэ.

Во двор он вышел уже с улыбкой. Сол немного отстал, по крайней мере, шагов Проводника Нель не слышал. Но хорошее настроение резко улетучилось, едва он увидел Триинэ, выводившую лошадь. Невеста – Керстен упорно гнал от себя противное словечко «бывшая» – выглядела так, будто собиралась в долгий путь. Плащ, мешок, клеймор…

– Трин! – окликнул Нелиам, удивленный до глубины души. – Ты куда, Льдинка?

То, что она вскочит на лошадь и даже не обернется, и галопом покинет замок, оказалось для Огненного неприятной неожиданностью. Даже не задумываясь, он бросился в конюшню, ругаясь сквозь зубы, оседлал лошадь и поскакал за Триинэ. Ну нет, он не даст ей просто так сбежать, сначала пусть выслушает, что же на самом деле случилось между ним и Нерас.

…Когда Нель понял, что Снежинка едет к Храму, он испугался по-настоящему. Она упрямая и порывистая, вполне может совершить непоправимый поступок! Только Трин не желала останавливаться и все-таки вошла в Храм Покровителя Эзора. Вбегая вслед за ней, Нель смутно слышал за спиной стук копыт – подъехал кто-то еще, но ему было все равно. В груди поселилась ноющая тупая боль, он смотрел на хрупкую фигурку за прозрачной завесой и понимал, что сам виноват в случившемся. От этого легче не становилось… А отчаяние в глазах Трин, превратившихся в прозрачные льдинки, резало по сердцу не хуже острого ножа. Неужели он что-то проглядел и Снежинка стала занимать в его жизни гораздо больше места, чем раньше? Почему сейчас так плохо, когда ей тоже плохо? Когда понял, что в шаге от того, чтобы потерять ее? Он пытался остановить, докричаться, злился, прикрывая этим собственное отчаяние, пока она твердым, ясным голосом произносила слова отречения… А обнаружив, что Ингор тоже оказался в Храме, видимо заметив их бегство из замка, Нель ощутил глухое раздражение.

Вот уж кому Трин точно не достанется, так это Огненному Лэйру. Ему жены хватит, и на чужое пусть не зарится. Когда тот рванулся за Снежинкой, клеймор Керстена мигом оказался у шеи Ингора.

– Не смей к ней подходить! – сквозь зубы процедил Нель. – Трин моя Снежинка!

– Я ничья больше! – выкрикнула с болью Льдинка, и Огненный почувствовал, как изнутри заскребли острые когти. – Ничья, слышишь?!

А дальше было молчаливое прощание. Она уезжала. К Храму подъехали Гейбран, Сол, еще кто-то из людей Оннордов. Нель едва не усмехнулся, горько, невесело. Как засуетились, едва возникла угроза потерять одну из хранительниц Льда! «Сам тоже хорош, – безжалостно припечатал внутренний голос. – Так что заткнись и думай, как ее вернуть!» А что думать, за ней ехать надо, благо знак подскажет, куда двигаться. Трин отреклась от клана, но тепло на руке никуда не пропало, значит, они по-прежнему связаны. И это радовало, несмотря на все отчаяние. После отъезда Снежинки Гейбран смерил Огненного тяжелым взглядом, но ничего не сказал, просто развернулся и поехал к замку. Нель хмуро посмотрел на Сорела, и Проводник едва заметно пожал плечами. Да, неприятного разговора не избежать, но Керстен уже принял решение и менять его не собирался. Он не отпустит Трин, найдет ее и постарается завоевать прощение и доверие.

В замке Гейбран спешился и отрывисто бросил Нелиаму и Солу:

– Ко мне в кабинет, – и широким шагом направился к двери.

По пути лэрд Оннорд приказал привести туда же Нерас. Краем глаза Керстен заметил, как Ингор молча отправился к себе, и понадеялся, что Лэйр не сообразит и не покинет замок ночью. Да и как он будет искать Трин, у него же нет знака, который бы на нее реагировал. А Снежинка могла направиться куда угодно. Нель поднялся за хозяином замка, в тяжелом молчании они дождались Нерас – увидев кроме отца Проводника, и его Огненного, леди заметно побледнела, в ярко-голубых глазах мелькнул страх. Но уйти она не посмела, если Гейбран пожелал ее видеть. Глава рода развернулся, смерил мрачным взглядом Неля, потом медленно подошел к старшей дочери. Посмотрел на нее, коротко размахнулся и залепил увесистую пощечину. Нерас отлетела к двери, держась за щеку, и сдавленно всхлипнула, не смея поднять взгляд на разгневанного отца.

– Шлюха, – припечатал он яростным голосом. – Да еще и дура! Как ты могла подумать, что сможешь заполучить Керстена? Сколько правды было в словах Трин, а? – Нери молчала, Гейбран несколько минут сверлил ее взглядом, но понял, что ответа не дождется. – Значит, на самом деле хотела избавиться от нее? – мрачно подвел итог лэрд Оннорд. – Покровитель явно обделил тебя умом при рождении, Нерас. Ты думала, Керстен кому-то отдаст свою Снежинку? – Гейбран помолчал, покачался с пятки на носок. Его старшая дочь продолжала тихонько всхлипывать, вытирая кровь с губ. – Я закрывал глаза на то, как ты бегала к нему по ночам. – Лэрд Оннорд мотнул в сторону молчаливого Неля. – Думал, у вас хватит ума вовремя остановиться и не расстраивать Трин. Видимо, ошибался. – Гейбран резко развернулся и отошел к столу.

Нерас кусала губы и сдерживала слезы обиды – слова отца ранили, и от стыда она готова была провалиться сквозь землю. Да еще Сол с такой жалостью и презрением смотрел… Нери зажмурилась, лишь бы не видеть их лиц. Гейбран дернул шнурок звонка, и вскоре явился слуга.

– Проводите леди Оннорд в ее покои, заприте и ключ принесите мне, – отрывисто приказал Гейбран, даже не глядя на дочь.

А она не посмела возражать, знала – бесполезно. Завтра отец проведет в Храме Покровителя обряд, и Рахерд увезет ее в земли Лэйров как свою жену… Выходя из кабинета, Нерас вздернула подбородок. Она добилась своего, Трин сбежала из замка. Правда, скорее всего Керстен за ней отправится, и Ингор тоже. Нери спрятала злую усмешку: пусть побегает за своей Снежинкой, с Огненным Лэйром наперегонки. Еще вопрос, кто первый догонит…

Лэрд Оннорд обернулся к Нелиаму, и тот не отвел глаз.

– Тоже хорош, – с отвращением сказал наконец Гейбран. – Думал, у тебя хватит совести выставить Нерас. Или хотя бы ограничиться одним разом.

– Я верну Триинэ, – твердо заявил Керстен.

– Не сомневаюсь, – желчно усмехнулся отец Снежинки. – Потому что в противном случае ноги твоей не будет в моем замке, понял, Огненный? Верни ее и убеди дойти до Обители. – Гейбран помолчал. – Моя дочь должна снова стать Рефферд, понял?

– Она получит обратно родовой клинок, – кивнул Нель. – Не сомневайтесь.

Отец Трин вздохнул и отвернулся.

– Нелиам, если ты ее не любишь, не ври ей больше, – тихо произнес он. – Не обманывай Снежинку.

Керстен наклонил голову, но ничего не ответил. Ему самому надо разобраться, что же он чувствует к Триинэ, однако, несмотря на это он твердо знал: Ингору Льдинка не достанется ни при каких обстоятельствах.

– Идите. – Гейбран махнул рукой. – Я пока сделаю вид, что ничего не случилось, но ты должен уехать как можно быстрее, Нель. Тогда можно сказать, что вы вместе решили попутешествовать.

Конечно, такая скандальная новость, как отречение от клана, да еще и хранительницы Льда, очень быстро дойдет до столицы, и агор Рефферд по голове не погладит. Снежинки ценились, их сила была подвластна им с рождения, и созданные магией Льда щиты и прочие опасные вещи вроде дождя из сосулек могли растопить только их Огненные. А кроме Лэйров существовало множество иных опасностей – нападения на караваны, стычки с другими кланами да мало ли что еще. Хотя Снежинки были женщинами, к ним относились как к равным, они сами выбирали свою судьбу воина или жены и матери. Клеймор в клане умели держать все, но пользоваться им или нет, женщины решали сами.

Нель коротко поклонился, вышел из кабинета и направился к себе быстрым шагом.

– Я уезжаю сейчас, – отрывисто бросил он поравнявшемуся с ним Солу.

– Отлично, а куда именно? – невозмутимо поинтересовался Проводник.

– За Трин, – так же кратко ответил Нелиам.

– Ага, она сидит под ближайшим деревом и терпеливо ждет тебя, – насмешливо фыркнул Танберт.

– У меня есть это. – Нель поднял руку со знаком. – Направление я знаю точно. Ей все равно придется остановиться и отдохнуть.

– Трин будет прятаться, – предупредил Сол. – Не думай, что все так просто, как тебе кажется. Найти, догнать, поговорить…