Кира Стрельникова
Скажи мне «да»


– Да уж, – буркнула Трин и отвернулась, почти уткнувшись лицом в грудь Сорелу. Он так и не убрал руку.

Снежинка нервно сглотнула и попыталась осторожно отстраниться, но Сол не отпустил.

– Я хочу сегодня вечером поговорить о нас, Трин, – негромко сказал Проводник ей в макушку.

– Не надо! – выпалила она, боясь пошевелиться от близости Танберта, голова слегка кружилась. – Сол, нет никаких «нас», что ты!..

– Тихонько, – прервал он ее со смешком, и ладонь сжалась на талии чуть крепче. – Нет, потому что я пока не начинал серьезно ухаживать за тобой, Льдинка. И ты не сказала, что я тебе не нравлюсь. – Голос Сорела стал вкрадчивым, мурлыкающим, а пальцы легонько погладили поясницу.

Трин выдохнула сквозь зубы и едва не прогнулась под неожиданной лаской – три слоя шелка и тонкого хлопка совсем чуть-чуть приглушили ощущения, но волнующие мурашки побежали.

– Прекрати!.. – прошипела она тихо и залпом допила остатки вина. – Сол, немедленно отпусти меня!

А Лед между тем не спешил прийти на помощь хранительнице, вместо него в груди разливалось равномерное тепло…

– Трусиха моя маленькая, – нежно прошептал Проводник, и его губы скользнули по краю уха Трин.

Она ахнула и дернулась, испуганно оглянувшись: видел ли Нель, что творит его приятель?! И успела заметить только исчезающее в дверном проеме темно-зеленое платье сестры. Собственные проблемы тут же отошли на второй план, сердце тревожно застучало в груди, и по коже стал расползаться холод. Триинэ бегло оглядела зал и не нашла Нелиама. Он ушел с Нери?! Горло сжалось, не давая вздохнуть. Снежинка, позабыв про Проводника, поспешила к выходу. Кажется, Сорел пытался ухватить ее за руку, и она раздраженно стряхнула его пальцы. Триинэ заметила косой взгляд Ингора и прищуренный – Рахерда. Все сильнее охватывало ужасающее предчувствие беды, непоправимого, после чего жить, как раньше, будет невозможно… В голове воцарилась звенящая пустота, пока Трин кралась за Нелем и сестрой, до нее долетел приглушенный смех Нерас, и Снежинку едва не передернуло, таким он показался томным и завлекающим. Почему, почему Нель пошел с ней?! Сердце болезненно сжалось, и Триинэ даже не задумалась, почему же так уверена, что с сестрой ушел именно Огненный. Он бы предупредил, не стал вот так бросать Трин посреди вечера, да еще зная, что вокруг увивается Ингор.

А может, Керстен не хотел скандалить на виду у всех и решил поставить Нерас на место без свидетелей. Девушка тут же ухватилась за это объяснение, даже почувствовав некоторое облегчение. Ну конечно. Нель ведь не будет обманывать невесту? Трин даже улыбнулась нелепым подозрениям. И резко остановилась около одной из гостиных, услышав голоса. Дверь оставалась приоткрытой, и Снежинка осторожно заглянула в щель.

– Ох, милый, как же я по тебе соскучилась! – торопливо прошептала Нерас, и ее ладонь провела по щеке Неля, она прильнула к Огненному, глядя на него жадным взглядом. – Тебя так долго не было, почему ты не приезжал, Нель?.. Я до последнего ждала, думала, мы что-нибудь придумаем с этой свадьбой…

Трин смотрела, слушала и чувствовала, что превращается в ледяную статую. Кусочки мозаики сложились, и стало так больно, будто в легкие насыпали толченого льда. Намеки Сола, взгляды Нери, ее разговор с Рахердом… И недовольство Нелиама слишком откровенным поведением любовницы – в этом Триинэ теперь не сомневалась. Как же, ему ведь нужна была инициация, и любовь Снежинки никоим образом нельзя разрушать. Серебристые глаза, превратившиеся в два прозрачных ледяных осколка, равнодушно смотрели, как Нерас прижалась к губам Неля, не дожидаясь его ответа, обвила руками шею Огненного. Трин не заметила, как проступившая изморозь очень быстро превратилась в тонкую, обманчиво хрупкую корочку Льда. Как они могли… что она им сделала, обоим?! Почему Нель так поступил, почему Нерас это сделала, она же знала, как Трин любит… любила Керстена!.. Она не понимала, почему стоит тут и смотрит, вместо того чтобы убежать как можно дальше от этой комнаты, из замка, вообще… Триинэ зажмурилась и не увидела, как Нелиам оттолкнул Нери с крайне недовольным видом и крепко сжал ее за плечи, удерживая от дальнейших попыток приблизиться.

– Послушай, Нерас, – как сквозь вату донесся до Снежинки недовольный голос жениха – теперь уже бывшего, совершенно точно. – Я никогда не давал тебе повода думать, будто ты можешь претендовать на нечто большее, чем у нас было. Ты завтра выходишь замуж. Я через несколько месяцев женюсь на твоей сестре и не хочу, чтобы она расстраивалась. Поэтому прекрати так смотреть на меня и не подходи больше! – В последних словах Неля слышалось предупреждение, но Трин стало еще больнее от этого.

Конечно, не хочет, чтобы расстраивалась, ему нужно ее добровольное согласие на церемонию. А ведь Нерас, родная сестра, и Нель… Трин всхлипнула и сильно прикусила палец, хотя ничего не почувствовала – Лед защищал лучше любых доспехов.

– Трин, ну куда ты побежала, ирсова печень?! – раздался вдруг встревоженный и немного раздраженный голос Сола.

Она открыла глаза и вскинула голову, глядя на Проводника.

– Ты знал, – глухо произнесла самая младшая леди Оннорд и сделала шаг назад. – Сорел, ты знал!! – Трин даже не стала заботиться о том, чтобы понизить голос.

В комнате послышался невнятный возглас, и дверь распахнулась. На пороге стоял Нель, и Снежинка впервые увидела на его лице растерянность.

– Льдинка? – Он протянул руку к ней. – Хорошая, моя, я все объясню…

Триинэ не сдержала горького смешка и медленно попятилась назад, переводя взгляд с одного на другого. В глазах Сола светилась тоска, тревога, немножко вины и… боль?..

– Вы оба обманывали меня, и не только вы! – выкрикнула Снежинка, и не дожидаясь объяснений, которые ей не были нужны, развернулась и побежала по коридору, придерживая юбки.

Вслед ей раздался слаженный хор голосов:

– Три-и-ин!!

Она никого не хотела сейчас видеть и знала замок, как свои пять пальцев. А также, много укромных уголков, где ее никто не найдет и хранительница Льда сможет вволю поплакать над разбитыми мечтами. Ну и заодно решить в тишине, что же делать дальше.

Глава 3

Она забилась в самую дальнюю часть замка, куда редко кто заходил, в одну из маленьких комнат с узким окошком под потолком – возможно, когда-то они использовались как кладовые. Трин плакала молча, сев на пол и глотая слезы, а внутри мела вьюга, вымораживая стужей внутренности. Сердце превратилось в острый осколок льда, разрывавший грудь, кровь мгновенно застывала красным бисером на белоснежных сугробах. Перед глазами стояла сцена в гостиной – Нерас целовала Неля… Триинэ зажмурилась и потрясла головой, прогоняя навязчивую картинку. Вряд ли Огненный и Проводник поднимут шум, они будут искать ее сами, никому ничего не сказав. Поэтому шансов, что Снежинку найдут, если она сама не захочет, очень мало. Хранительница Льда уставилась в одну точку, тихонько раскачиваясь и обхватив руками колени. Прозрачная броня и не думала таять, становясь крепче с каждой секундой. Холодно, Покровитель, как же холодно… И нет больше тепла внутри, которое бы согрело. Теперь понятно, почему Нерас решила попытаться подкупить Рахерда, ведь просто так от Снежинки не избавиться – в замке все знают, как леди Триинэ нэр’Оннорд любит… любила жениха. Сестрица наверняка думала, что Нелиам поможет ей избежать брака, но просчиталась. И решила действовать сама.

А отец не поверил. Трин вспомнила разговор в кабинете, но обида почти не трогала уже – после предательства любимого ее мало что могло задеть. Эмоции превратились в невесомые снежинки, а чувства уснули под сугробами, застыли, ушли глубоко-глубоко… Она выпрямилась, вытерла мокрые щеки. Реветь тут можно до поздней ночи, пока все не уснут, и потом вернуться к себе в комнату, надеясь, что около двери никто не караулит – Проводник, Огненный оба упрямы и не дадут ей избежать объяснения. А Трин не хотела слушать никаких оправданий, потому что не верила им. Случилось то, чего она боялась: Нелиаму нужно всего лишь согласие Снежинки и инициация, а не чувства Триинэ. Да, боялась и потому упорно гнала тревожные мысли, думала о хорошем и не замечала, что Нель относится к ней снисходительно, как к маленькой, и их поцелуи совсем недавно перестали быть целомудренным касанием губ. Ну да, он же старше ее, и Нерас подходит больше, они почти одного возраста… И Сол, Сол знал и молчал, прикрывая друга. Чего теперь стоят его уверения в серьезности своих чувств?! Все они предатели, и нет им прощения.

Триинэ шмыгнула носом и тихонько выглянула из кладовки: тихо и пусто. И темно. Здесь не горели светильники, только призрачный свет луны просачивался в окна. Что делать, куда идти? Оставаться в замке после предательства Нелиама – значит обречь себя на бесконечные попытки добиться прощения, и рано или поздно она сдастся, просто устанет сопротивляться неизбежному. Этого Трин допустить не могла: жить с тем, кто тебя не любит, кому ты нужна только как ключик к силе, никакая гордость не выдержит. А младшая леди Оннорд была гордой, пусть кто-то и считал ее излишне мягкой и доверчивой. К своим восемнадцати она даже раза два ездила на границу вместе с Нелем, с полгода назад. Клеймор в руках Снежинка держала крепко и умела с ним обращаться, как и любая девушка клана Рефферд. Нет. Если им всем так нужен только ее Лед и о чувствах Трин никто не думает, не бывать этому. Нель решил, что можно позволить себе интрижку под носом у невесты, да еще с ее родной сестрой? Ну пусть теперь расплачивается – она уйдет из клана, которому не нужна. У Реффердов много хранительниц Льда, и сейчас с Лэйрами вроде мир, пусть даже и не навсегда. Трин не сомневалась, что рано или поздно кто-то нарушит границы, и все вернется на круги своя.

Прозрачные глаза сузились, пальцы сжались в кулаки. Они сами виноваты, все: отец, Нель, Сол, Нерас. Даже Ингор – не прояви он интерес, Нери не смогла бы торговаться. Тоже спрашивать не стал, приятно ли Трин его внимание, сразу начал глазами пожирать. Ну уж нет, никому она не достанется, раз все только за ее силой охотятся. Снежинка знала единственное место, где дар не будет представлять предмета торга. Мерхилды, наемники. Значит, отречение. Ничего не шевельнулось в душе Трин, там и так царила вьюга и морозная ночь. Надо только тихо собраться, выйти во двор и поехать к Храму. Слова отречения, как и клятвы, Трин знала наизусть. Сейчас, избавившись от первой волны эмоций, она могла думать беспристрастно, без слез. Может, Рахерд и согласится, чтобы Огненный стал вторым мужем Нерас, а что, заполучить еще одного мага, пусть и неинициированного, тоже неплохо. Бледные губы Триинэ искривила злая усмешка. Будут с Солом ходить за ручку, как дети, чтобы Нель мог свой Огонь вызвать. Тогда как она в любой момент может обратиться к магии Льда. На кончиках пальцев девушки выросли острые сосульки, она поднесла ладонь к лицу, с отстраненным любопытством разглядывая необычные ногти, и легким движением второй руки сбила украшение. Нет, сейчас ей не нужно оружие. Она же к себе идет.

Трин приблизилась к обжитым помещениям и с неудовольствием обнаружила, что веселье не закончилось. Возможно, Рахерд и Нерас разошлись по комнатам, но Снежинка не хотела возвращаться в общую залу, чтобы проверить. Она прокралась на второй этаж и поспешила по коридору к себе, молясь Покровителю, чтобы ее никто не поджидал у двери. Осторожно выглянув из-за угла, Трин не сдержала вздоха облегчения: пусто. Девушка юркнула в комнату и повернула ключ в замке, от быстрого шага дыхание немного сбилось. Неестественное спокойствие по-прежнему сковывало душу и чувства, не давая прорваться второй волне слез и отчаяния. Так, теперь переодеться, собрать необходимое, надеть ножны с клеймором… Пальцы Трин ласково скользнули по рукоятке, обмотанной замшей. Пусть она не часто пользовалась им в реальном бою, но тренировалась регулярно, привыкла к нему, и мысль, что скоро от клинка останется только пыль… вызывала грусть. Что ж, пусть она откажется от родового меча, у наемников ей дадут новый клинок. Который будет служить не хуже, и там, у Мерхилдов, ему работа найдется.

Снежинка последний раз проверила вещи, пару увесистых мешочков с золотом – ее личные сбережения, она не всегда тратила деньги, что выдавал отец на карманные расходы. Да и Нель баловал подарками… «Стоп. Не думай. Тебе надо идти, Трин», – одернула она себя, потому как глаза неожиданно опять защипало. Маленькая хранительница Льда судорожно вздохнула, сморгнув непрошеные слезы, и вышла обратно в коридор. Сюда смутно долетали звуки веселья, и Трин решила воспользоваться другим путем, уйти через кухню. Только капюшон плаща поглубже натянуть да аккуратно вдоль стенки пройти, чтобы поменьше внимания обратили. В замке полно народа, вряд ли ее будут пристально рассматривать. Главное, не встретить никого из знакомых, и уж тем более Проводника или Огненного. Даже в мыслях Трин избегала называть предателей по именам. От этого в груди начинали шевелиться острые ледяные осколки разбитых надежд и больно ранить, а снова плакать Триинэ не хотела.

Неслышной тенью она спустилась на первый этаж, проскользнула к кухне, настороженно поглядывая по сторонам из-под капюшона. Мимо сновали слуги с крайне озабоченным видом, раздавался повелительный и громкий голос экономки, маминой помощницы по замку, и сквознячок доносил соблазнительные запахи – там готовились закуски для самых стойких гостей, которые не ушли отдыхать. Трин еще ниже нагнула голову и переступила порог кухни. Добралась до черного входа и выскочила на улицу, вдохнув свежий вечерний воздух. Теперь к конюшням и – к Храму. Если галопом, то до него меньше часа езды. Никто не успеет хватиться, а когда все же заметят, будет поздно. Триинэ Оннорд перестанет быть Рефферд. Все складывалось удачно до того момента, как она вывела лошадь во двор. Снежинка легко взлетела в седло и уже почти подъехала к распахнутым воротам, как вдруг ее окликнул знакомый, очень удивленный голос:

– Трин! Ты куда, Льдинка?

Не думая больше, она ударила лошадь пятками и выскочила за стены замка. В который раз слушать объяснения Неля ей не хотелось.

Несколько секунд Проводник и Огненный смотрели вслед убежавшей Трин, потом Нель вполголоса выругался и повернулся к Нерас. Та застыла посреди комнаты, настороженно глядя на любовника, пальцы судорожно мяли тонкую ткань платья.

– Узнаю, что все подстроила, будешь расплачиваться до конца жизни, – бросил он и стремительно вышел из комнаты, направляясь в ту сторону, куда ушла Снежинка.

Сол, проходя мимо, даже не посмотрел на Нери. А будущая леди ил Лэйр прерывисто вздохнула и поднесла ладонь к дрожащим губам. Нет, конечно, произошедшее – просто роковая случайность. Да, где-то в глубине души Нерас смутно надеялась, что если Трин узнает… Все может сложиться по-другому… Но решение отца насчет женитьбы и то, что для Нелиама она была всего лишь развлечением, убило последнюю надежду. Сестра Триинэ не сомневалась: Огненный сдержит угрозу, и злить его не стоит. Старшая леди Оннорд не привыкла, чтобы ею столь откровенно пренебрегали, да и незаметно, что Керстен испытывает что-то серьезное к Снежинке. Трин как-нибудь смирилась бы с тем, что у Нелиама вторая жена появится, да еще и родная сестра… Нери тряхнула головой и медленно вышла из гостиной. Надо вернуться, а то Рахерд пойдет искать. Он, конечно, выглядит вежливым и обходительным, но кто знает, как относится к неверности… Проверять Нерас не хотела, она догадывалась, что наследник клана Лэйр может быть жестким и даже жестоким. Ну а с Нелем… Она что-нибудь придумает, обязательно. Так с ней обращаться нельзя. О том, что Нерас сама проявила настойчивость, а Огненный лишь уступил, девушка совсем забыла.

…Нель стремительно шел по коридорам, едва сдерживаясь, чтобы не выкрикивать имя Триинэ – в груди клокотала досада и раздражение, где-то глубже засело чувство вины. Но он все объяснит, и Снежинка поймет, она умная девушка!

– Да стой же! – прошипел вдруг Сол и крепко ухватил Огненного за локоть, резко дернув. – Ты не найдешь ее, она знает замок гораздо лучше! И не хочет тебя видеть, кстати!

– Ну и что, – отрывисто бросил Нелиам и попытался вырвать руку. – Я найду и объясню!..

– Что именно, что спал с ее сестрой только потому, что лень до города дойти? – со злой насмешкой отозвался Сорел. – Я когда еще говорил, что глупость совершаешь? Не слушал, отмахивался!

– Да не спал я с ней! – рявкнул Нель и развернулся к собеседнику. – Так, пару раз было, когда я с границы приезжал! Она сама ко мне пришла, понимаешь?! Я две недели месил грязь, гонял этих ирсовых Лэйров от наших пастухов и караванов в Фегер, да сам помнишь, ты был там! – Керстен устало выдохнул и отвернулся, упершись ладонями в стену и опустив голову. – Устал как собака, какие там девочки – ванна и спать. – Нель криво усмехнулся. – Представь мое удивление, когда в комнату заявляется Нерас в чем-то прозрачно-кружевном, вся такая соблазнительная, и вроде как приносит мне полотенце! Будто служанок не нашлось. – Огненный снова длинно вздохнул. – Я и… – Он запнулся и тут же продолжил: – А что мне оставалось делать, я не железный! К горничным ломиться? Чтобы они потом нажаловались Гейбрану, что я их совращаю? В доме собственной невесты?

Конечно, слабое оправдание, Нелиам это и сам понимал. И сейчас недоумевал, зачем поддался. Ладно один раз, да, там сложно было удержаться, тем более Нери проявила настойчивость и оказалась весьма умелой. Но потом… Следующие несколько раз он просто пользовался ситуацией, когда сестра Трин сама к нему прибегала. Но ни разу, ни разу не заходил разговор об их отношениях! Нель вообще понятия не имел, что Нерас сделала далекоидущие выводы из их нескольких совместных ночей, хотя он ничего не обещал… Дурак. Ну точно, недальновидный дурак. Сол засунул руки в карманы и посмотрел на друга со смесью жалости и злости.

– Кобель ты, Керстен, и дурак, – тихо ответил Проводник, словно прочитав мысли Огненного. – Прогнал бы ее, и все дела. А то и Гейбрану рассказал, он бы приструнил дочурку. Не верю, что тебе прямо так уж не терпелось, ведь не мальчишка.

– Ну дурак, – Нель поджал губы. – Осознал, понял, что еще? Хочешь ударить? – Он поднял голову и посмотрел на собеседника, сузив глаза.

– Успеется. – Сол скупо усмехнулся. – Ты понимаешь, что Трин тебе не простит этого? По крайней мере, не в ближайшее время? Ты просто не сможешь к ней подойти, она не подпустит.

– Ты-то что переживаешь! – огрызнулся Керстен, замечание Проводника больно резануло по сердцу – совершенно неожиданно для Неля. – Справлюсь как-нибудь сам!

Он так привык, что Снежинка всегда рядом, всегда можно подойти, обнять, прижать к себе, потрепать по волосам. А в последнее время и поцеловать…

– Да конечно, справишься, – ядовито заметил Сорел. – А почему переживаю? Мне не все равно, что происходит между вами! Или думаешь, хочу до конца жизни тебя за руку держать?! И вообще, ирса тебе в глотку, Нель, ты же очень сильно обидел Трин, она тебя на самом деле любит! За что, правда, не понимаю, – буркнул он и скрестил руки на груди.