Кира Стрельникова
Скажи мне «да»


– Итак, – звучным, хорошо поставленным голосом начал Гейбран. – Мы собрались здесь по радостному и долгожданному поводу заключения союза между моей дочерью леди Нерас нэр’Оннорд из клана Рефферд и Рахердом ил Лэйром. Завтра я назову их мужем и женой перед алтарем Покровителя в Храме, а сегодня они поставят свои подписи под соглашением о помолвке. – Глава рода Оннорд развернул свиток с печатью и положил на стол рядом, где уже находились чернильница и перо.

Трин затаила дыхание, когда пальцы сестры сжали перо. Нель тихонько погладил ее ладонь, а на талию неожиданно легли еще чьи-то руки. Снежинка осторожно повернула голову: ну конечно, Сол! И не шикнешь, не одернешь, в тишине любой звук будет слишком громким. И Нелиам смотрит на помост, не замечая, что творит его приятель! Триинэ поджала губы, с досадой отметив, что в горле стало сухо от близкого присутствия Сорела. И Нель… Двое таких разных мужчин, и ее подозрительно схожая реакция… Снежинка зажмурилась и осторожно потрясла головой. Это лишь провокация Проводника! Трин с некоторым усилием вернулась в реальность и увидела, что теперь документ подписывает Рахерд. Она чуть не вздохнула с облегчением: теперь Нерас не избежит обряда, подпись поставлена, какие бы интриги она ни задумала! Довольная улыбка появилась на лице Триинэ, и она крепче сжала ладонь Нелиама. А спина сама прижалась к Солу… Додумать, что это значит, хранительница магии Льда не успела: ее глаза встретились с глазами Нерас. В глубине цвета неба полыхала такая неприкрытая ненависть, что Трин едва успела поймать взметнувшийся внутри холод – только инеем не хватало сейчас покрыться, выдавая, что Снежинка не так спокойна, как пытается казаться! Сестра отлично держала лицо, только глаза выражали все, что горело в душе, и этот взгляд… Не обещал Триинэ ничего хорошего.

А еще откуда-то пришло ощущение еще одного взгляда, такого же пристального и – голодного. Трин осторожно скосила глаза и тут же перевела их обратно на помост. Лучше смотреть на сестру, чем на откровенное желание на лице Ингора. Он воспользовался тем, что всеобщее внимание сосредоточено на женихе и невесте, и нагло поедал взглядом Снежинку… Ох, поскорее бы беспокойные гости уехали! Они тут только один день, а уже столько проблем создали!

– Поздравляю, лэрд Лэйр, с невестой! – с широкой довольной улыбкой объявил Гейбран, и вложил руку Нерас в ладонь Рахерду. – Теперь прошу всех к столу!

Нери наконец соизволила улыбнуться, но, кажется, только Трин заметила, насколько наиграна эта улыбка. Глаза сестры оставались пустыми и холодными. Пара спустилась с помоста за Гейбраном, их начали поздравлять, и все потихоньку направились в залу, где уже накрыли ужин. Триинэ воспользовалась моментом и поспешно отошла от Сола, даже не оглянувшись. Показалось или нет – услышала тихое, насмешливое хмыканье? Нет, показалось скорее всего, вокруг же так шумно. Гости расселись за стол в том же порядке – Нерас, Рахерд и Ингор оказались напротив, а вот Трин посадили между Солом и Нелем. Судя по косому, не очень довольному взгляду Огненного, Керстену это тоже не слишком понравилось. А Проводник, нахально подмигнув другу, ухмыльнулся и изрек:

– Не надо так переживать, Нель, не съем я твою Снежинку. Просто поухаживаю за ней. – И, взяв тарелку Трин, с преувеличенной заботой спросил: – Льдинка, положить тебе того салатика вкусного?

– Я и сам могу, – огрызнулся Нелиам. Но не стал выхватывать тарелку из рук Проводника – далеко тянуться. Только наблюдал за Сорелом хмурым взглядом. Триинэ улыбнулась, опустила руку и тихонько погладила его под столом по ноге.

– Нель. – Она заглянула в любимые зеленые глаза, в которых сейчас рдели угольки. – Я тебя люблю. А Сол дразнит, как всегда.

– Послушай свою умную невесту, рыжий, – весело отозвался Танберт. – Конечно, дразню. Ты так забавно злишься, что мне просто не удержаться. Держи, Трин.

Нель фыркнул и наконец тоже усмехнулся.

– Схлопочешь когда-нибудь за свои шуточки, Сол, – вполне добродушно отозвался он и потянулся за сочным куском мяса в пряностях.

– Меня бить нельзя, – произнес Танберт наставительным тоном и поднял вилку. – Без меня, Нель, ты своим Огнем не сможешь пользоваться, так что лучше просто держи меня за руку и не капризничай. – Сорел насмешливо блеснул голубыми глазами и добавил ехидно: – И терпи мои шуточки.

Керстен вместо ответа закатил глаза и покачал головой, а Трин поймала себя на том, что улыбается во весь рот, слушая их перепалку. Конечно, они с детства вместе и давно уже изучили привычки и характер друг друга. Проводник и Огненный маг. Больше чем друзья, почти братья. Она вздохнула. Не хочется становиться предметом их ссоры, а так будет, если Сол не бросит нелепую идею стать ее вторым мужем. Конечно, Триинэ слышала о тройственных союзах, они нередки у магов и Проводников. И даже видела, когда каждый месяц ездила в Иртан, к главной наставнице Снежинок клана Рефферд. Но представить себя с двумя мужьями?.. Вот Нерас, пожалуй, обрадовалась бы… Трин подняла голову и снова наткнулась на злобный взгляд сестры. Но та тут же отвела его и с улыбкой повернулась к жениху, что-то тихо спросив. «Лицемерка!» – кипятилась Снежинка, и вопреки эмоциям Лед рвался с привязи, норовя осыпать снегом. Магия холода чутко реагировала на настроение хранительницы и просыпалась от малейшего всплеска. Обычно после свадьбы, по словам других, дар становилось контролировать легче…

После ужина все переместились в центральный зал, убранный цветами, там уже настраивали инструменты музыканты. Гости заметно оживились, и едва зазвучали первые аккорды, Трин с радостной улыбкой повернулась к Нелю. Он протянул руку, зеленые глаза весело блеснули, но тут раздался небрежный, даже ленивый голос Сола:

– Льдинка, может, для разнообразия сегодня потанцуешь со мной первым?

Триинэ нахмурилась и оглянулась, краем глаза заметив, что Нерас с Рахердом уже вышли на середину зала – они, как виновники торжества, открывали танцы. Сорел весело ухмылялся, глядя на Снежинку, в голубых глазах плясали искры. Трин почувствовала, как на талию легла ладонь Нелиама, но опять не успела ничего сказать.

– Или боишься? – понизив голос, добавил Сол, словно не замечая Огненного за спиной девушки.

Она вздернула подбородок, оглянулась на хмурого Неля и с улыбкой коснулась ладонью его щеки, хотя обычно на людях не позволяла себе демонстрировать их отношения.

– Я не боюсь, – ласково произнесла Трин и добавила, улыбнувшись шире: – Все остальные танцы – твои.

Нелиам тут же перестал хмуриться, перехватил ее ладонь и коснулся губами середины. Снежинка едва заметно вздрогнула: теплая волна прокатилась до самого плеча от этого простого жеста.

– Чудесно, – легко ответил он, после чего посмотрел на Проводника. – А с тобой потом поговорим, Танберт, – негромко и серьезно произнес он.

– Да пожалуйста. – Сол пожал плечами и взял Трин за руку. – Я тоже давно хочу пообщаться с тобой, Керстен.

Снежинке на секунду стало неуютно, такими выразительными и предупреждающими взглядами обменялись друзья. Она очень надеялась, что не станет причиной их ссоры… И что Сорел пошутил утром… Трин не успела додумать, а хочет ли она внимания Проводника, потому что Сол уже вывел ее в центр зала. Они встали в общий ряд, как требовал первый танец вечера, торжественная, фигурная лиаса. Танберт церемонно поклонился партнерше, Триинэ присела в реверансе. Когда Сорел выпрямился и посмотрел на нее, сердечко Снежинки забилось быстрее, а щекам стало тепло от выступившего слабого румянца. «С каких пор меня стали волновать его знаки внимания?!» – мелькнула раздраженная мысль. Трин же искренне любит Неля…

– Льдинка, почему ты так настороженно смотришь на меня? – тихо, мягко спросил Сол, когда они сошлись в фигурах. – Я тебя действительно пугаю? Я же все честно сказал.

Младшая леди Оннорд отвела взгляд, растеряв раздражение.

– Сорел, я Неля люблю, – пробормотала она.

– Я тебе совсем не нравлюсь? – Его рука скользнула по талии, пропуская перед собой, и дыхание Проводника коснулось щеки Триинэ.

От прямого вопроса девушка совсем стушевалась и чуть не споткнулась. Сол вовремя аккуратно поймал ее под локоть, не дав сбиться с рисунка танца. Было бы правильно сейчас согласиться, чтобы не давать беспочвенных надежд и не вбивать клин между Проводником и Огненным, им еще ночь вместе предстоит провести… Румянец Трин стал сильнее, щеки буквально полыхали, едва она снова представила, что они втроем останутся в спальне… Но врать она не умела в отличие от той же Нерас. И правду сказать тоже не могла.

– Я не хочу обсуждать эту тему сейчас, Сол, – как можно тверже ответила наконец Триинэ и рискнула посмотреть на Проводника.

Голубые глаза лучились такой нежностью, а улыбка выглядела слишком довольной, и Снежинка с безнадежностью поняла, что провести приятеля Неля не удалось. Слава Покровителю, танец на время развел их, и Трин настолько ушла в собственные переживания и эмоции, что не сразу поняла, с кем выполняет фигуру, совершенно механически.

– Позвольте выразить восхищение, леди, вашей грацией, – раздался хрипловатый, низкий голос, и Трин вздрогнула, вскинув на партнера настороженный взгляд.

Прямо в ее глаза смотрел Ингор. Дыхание пресеклось, холод рванулся изнутри, замораживая кости и превратив воздух в легких в снежную взвесь. В серой, непроницаемой, как густой утренний туман, глубине горел нехороший огонек, и Трин чуть не закашлялась, с трудом усмирив магию. «Это просто танец, мы сейчас разойдемся», – несколько раз повторила она себе, чувствуя, как нехотя сила Льда отступает. Снежинка вежливо улыбнулась, понадеявшись, что ей удалось скрыть замешательство.

– Благодарю вас, – ровно ответила она.

– Могу я надеяться хотя бы на один танец с вами сегодня? – продолжил Ингор, и Триинэ всей кожей чувствовала его пристальный, тяжелый взгляд.

Девушка покачала головой и тем же тоном ответила:

– К сожалению, нет, лэрд, мои танцы отданы жениху, Нелиаму Керстену. – Еще одна вежливая улыбка, и, к облегчению Льдинки, перед ней снова стоял Сол.

В ставших совсем прозрачными глазах полыхала холодная злость, он смотрел за спину Триинэ – наверняка на Огненного Лэйра.

– Еще раз он приблизится к тебе, не важно, по какому поводу, я с ним… поговорю, – сквозь зубы процедил Сорел и, обняв ее в фигуре, прижал к себе гораздо крепче, чем того требовал танец.

Трин сдавленно пискнула, испуганно покосившись на Проводника – таким она его еще не видела.

– Сол, не надо, – попросила она. – Я просто буду с Нелем весь вечер, он не посмеет подойти. А так, пусть смотрит, мне не жалко.

– Зато мне жалко. – Танберт плотно сжал губы. – И Керстену, между прочим, тоже.

Про себя Снежинка с облегчением подумала, что уж лучше пусть злится на Ингора, чем выясняет, нравится ли ей или нет. Танец закончился, Сол вернул ее Нелю, вечер неспешно продолжался. Трин расслабилась, видя, что Проводник ведет себя вежливо и не пытается снова выказывать свои чувства, Нерас не отходила от жениха, Ингор держался далеко, и в общем, все было хорошо. Станцевав несколько раз с Нелем, она отошла к столу вдоль стены, на котором стояли легкие закуски и напитки. Пытаясь отдышаться, Триинэ с улыбкой приняла бокал вина из рук Нелиама.

– Пожалуй, я пропущу следующий, – сказала она, глядя в любимое лицо. – Мне отдохнуть надо.

– Как скажешь, – с ответной улыбкой произнес он.

– Ты не будешь против, Трин, если я потанцую с лэрдом Керстеном? – неожиданно раздался неестественно веселый голос сестры.

Снежинка вздрогнула и чуть не уронила бокал. Нерас непринужденно улыбалась, и даже в глазах поутихла злость – сейчас темная глубина хранила непроницаемое выражение.

– А как же твой жених, Нери? – небрежно обронила Триинэ, не сомневаясь, что Нель откажет наглой сестричке.

– Он, как и ты, решил отдохнуть, – будущая леди Лэйр бесцеремонно ухватила Нелиама за руку. – Ну же, милорд, разве вы откажете сестре вашей невесты? – Она посмотрела на Огненного.

Лицо Нерас неуловимо изменилось, на нем на несколько мгновений проступило нетерпение, тоска и что-то еще, какое-то выражение, определение которому Трин не могла подобрать. Будто сестра имела на Керстена права не меньшие, чем Льдинка… Выдергивать руку и отталкивать Нерас было бы совсем невежливо, и Нель нехотя пошел за ней. Триинэ проводила их недобрым взглядом, сражаясь с волной холода внутри. На талию легла теплая ладонь Сола.

– Они просто станцуют, – успокаивающе сказал он. – А твоя сестрица не теряется, смотрю, – потянул Проводник.