Кира Стрельникова
Скажи мне «да»


Он заметил, как смотрел на Снежинку Ингор. И, судя по сузившимся голубым глазам, ставшим похожими на осколки льда, ему это сильно не понравилось. Пальцы Сола сжались на талии Трин, она чуть поморщилась. Потом нащупала его руку, с некоторым усилием отвела и ухватилась за ладонь.

– Пойдем, – тихо попросила Снежинка, не сводя настороженного взгляда с Лэйров.

– Нель знает? – отрывисто бросил Сорел, крепко, но аккуратно обхватив ее узкую кисть.

– Он за обедом видел, как Ингор смотрел на меня, – кивнула Трин.

– Понятно. – Проводник скупо кивнул в ответ и быстрым шагом направился к замку, глядя прямо перед собой.

Его спутница шла рядом, почти спрятавшись за Солом, и сейчас благодарная за помощь – когда надо, Танберт отбрасывал личину шутника и насмешника, и выглядывала его истинная сущность. В противовес эмоциональному и горячему Нелю, Проводник был сдержанным, иногда даже жестким, и идеально уравновешивал друга. Даже если они и ссорились, то ненадолго. Такой Сорел, собранный, спокойный, вселял в Трин уверенность, что все будет хорошо и Ингор ей ничего не сделает. Она тихонько вздохнула, бросила последний взгляд на Лэйров и поспешила за Проводником. Лишь в замке шумно перевела дух и попыталась высвободить руку.

– Спасибо, – искренне поблагодарила Снежинка и посмотрела на Сола.

Он не отпустил. Вместо этого, оглядевшись и убедившись, что зал пуст, неожиданно мягко толкнул Трин к стене и прижал, опершись свободной рукой о камни рядом с ее головой. Внутри все мгновенно перевернулось, она словно глотнула морозного воздуха, царапнувшего горло. Ладонь Триинэ тут же оказалась на его груди в попытке оттолкнуть, конечно, безуспешной. Однако… спасительный холод, вместо того чтобы осыпаться снегом с волос и покрыть кожу сначала инеем, а потом и прозрачной, обманчиво хрупкой броней, всего лишь закрутил пару вьюжных смерчей в груди да тихонько осел, словно настороженный зверек.

– Что ты… – выпалила она нервно, но Проводник перебил ее.

– Шшш, я всего лишь хочу поговорить, – мягко произнес он.

С близкими людьми Танберт был заботливым, нежным и таким непривычно домашним, что младшая леди Оннорд растерялась.

– Если я уговорю Неля, примешь меня, Льдинка? – тихо спросил Сол, наклонившись к самому лицу собеседницы.

Она нахмурилась, хотя сердце радостно трепыхнулось от этих слов. Второй муж… Триинэ никогда не думала, что рядом может быть кто-то еще кроме Нелиама. Зачем ей Проводник?.. Да, он волновал, но не настолько, чтобы… чтобы… Снежинка смутилась, но храбро не опустила головы. Керстен никогда не согласится, он собственник. Да и ей не нужны двое мужчин. Она любит Неля, своего Огненного.

– Я не люблю тебя, – как можно тверже ответила Трин. – Пусти, Сол, пожалуйста.

И совсем ничего не значит, что от теплого взгляда прозрачно-голубых глаз холод внутри отступает так же, как от прикосновений Неля… И эмоции взволнованно кружатся, мешая думать. Сорел улыбнулся, словно видел, что творится в душе маленькой хранительницы Льда.

– Подумай, Трин. – Его большой палец провел по сухим губам Триинэ. – Я не прошу ответа прямо сейчас. – Голос Сола стал обволакивающим, совсем тихим. – Только не надо прятаться от меня, Льдинка, пожалуйста…

Она как зачарованная смотрела на собеседника, даже не заметив, как участилось дыхание и минуты растянулись, застыв, как пузырьки воздуха во льду… Пока тишину не раскололи шаги и торопливое извинение – мимо прошел кто-то из слуг. Трин очнулась от странного оцепенения и настойчиво уперлась ладонями в грудь Солу. Как не вовремя! У нее сестра заговор учиняет, а тут лишние ухажеры! И никогда, никогда Нель не согласится делить Снежинку, даже с другом!

– Мне идти надо. – Она упорно отворачивала голову, с каждой секундой все больше чувствуя себя неуютно в такой близости от Проводника.

Сорел наконец отстранился, и Триинэ, переведя дух, почти бегом бросилась к лестнице. Надо отдохнуть и запереться на всякий случай. Мало ли что там еще задумала вредная Нери… Но появилась мама, сказала, ей надо помочь приготовиться к вечеру, и Трин в кои-то веки с радостью согласилась. Правда, увидев Нерас, чуть не убежала, но лицо сестры хранило непроницаемое выражение, она едва взглянула на младшую, ничем не выдав эмоций. Снежинка невозмутимо скользнула по Нери глазами и мысленно успокоила себя: по крайней мере, та на виду и никаких козней строить не будет. И меньше опасности столкнуться с Рахердом или, того хуже, с Ингором… Или Солом. Трин едва подавила досадливый вздох: что на этих мужчин нашло!

– Ингор, ты слишком откровенно обращаешь внимание на Снежинку, – негромко заметил Рахерд, когда двое скрылись в замке. – Мы здесь гости, помни.

– Она мне нравится. – Огненный Лэйр не сводил взгляда с входа. – Леди Триинэ красивая…

– У нее есть жених, а у тебя жена, – немного резко перебил ил Лэйр. – Не создавай проблем, ладно?

Конечно, предложение леди Нерас заманчиво, ох как заманчиво… Но семена тщательно охраняются, Снежинки слишком ценны и слишком привязаны к своим магам, чтобы их так просто можно было заполучить, к тому же Рахерд не собирался нарушать отцовскую волю. А вот когда они уедут в Боргерис… Губы Рахерда тронула легкая улыбка. Да, союз заключен, и открыто его разорвать он не имеет права – у Реффердов останутся девушки клана Лэйр, выданные замуж точно так же, как леди Нерас. Но леди может знать много интересного, в том числе, где и как хранит старый Гейбран семена. И можно будет наведываться в гости, ведь жена наверняка захочет навещать родственников и… видеть человека, из-за которого не желает уезжать из замка. Рахерд усмехнулся шире. Она думает, он не заметил страстные взгляды, которые невеста бросала на Огненного Керстена. А тот, похоже, не слишком был доволен столь откровенным вниманием. Конечно, Снежинка наверняка не догадывается, что ее старшую сестру и жениха что-то связывало. Огненные очень осторожные до инициации, боятся обидеть ненароком свое сокровище.

– Я постараюсь, – пробормотал Ингор.

– У нее день рождения вроде через несколько месяцев, – понизив голос, произнес Рахерд. – Ради Покровителя, приезжай потом с нами, пока она не стала женой Керстена, и смотри на нее, сколько угодно. Ну или не только смотри. – Мужчина пожал плечами. – Но сейчас не смей, слышишь? Отец по голове не погладит, если помолвка сорвется! – Ил Лэйр, прищурившись, глянул на друга. – Даже если к тебе будут подходить и делать… всякие предложения, – добавил жених Нерас.

Наверняка леди попытается другим способом избавиться от сестры, если жених не согласился. А Рахерд подумал об Огненном: надо аккуратно узнать, было у них что-то или нет, или это просто мечты его упрямой невестушки…

– А что, могут? – заинтересованно спросил Ингор и покосился на собеседника.

– Я сказал, не смей! – холодно осадил его Рахерд и обжег яростным взглядом. – Нам нужен мир с Реффердами! И союз с Оннордами, – понизив голос, выразительно добавил Лэйр. – Так что придержи свои желания хотя бы на пару месяцев, Инг.

– Хорошо. – Огненный вздохнул.

– И что ты в ней нашел, ведь такая же, как твоя Илени, – не удержался и пренебрежительно фыркнул Рахерд. – Бледная, светловолосая, с узорами. Все Снежинки на одно лицо.

– Это для тебя, – парировал Ингор, ничуть не обидевшись. – Снежинки разные, просто не все это видят.

– В общем, ты понял, – подвел итог беседе Лэйр. – Прекрати поедать глазами леди Триинэ каждый раз, как она появляется. Иначе нарвешься на драку с ее женихом, – со смешком добавил Рахерд.

Ортол самодовольно усмехнулся, поднял ладонь, и на ней заплясали оранжевые язычки живого пламени.

– Мне Проводник уже не требуется, чтобы управлять магией, – заявил он. – Так что у Керстена нет шансов против меня. Разве что на мечах он сильнее. Ладно, ладно, не сверли взглядом, я понял. – Инг убрал огонь с ладони. – Подожду… А танцевать с ней можно? – с надеждой спросил он.

– Нет, – отрезал Рахерд. – Пока мы здесь гости, держись от нее подальше.

– Жестокий ты, – вздохнул Огненный. – Может, сходим в город? До вечера здесь скучно.

– Хорошая идея, – невозмутимо кивнул Рахерд.

Чем дальше его друг от замка и Снежинки, тем меньше соблазнов.

Вечер наступил для Трин на удивление быстро. Оказывается, проверка, все ли приготовлено, начищено ли серебро, поменяли ли скатерти, занимает много времени. Потом леди Оннорд отправила дочерей переодеваться к вечерней трапезе и церемонии помолвки. И, конечно, обязательные танцы. Триинэ даже перестала каждые пять минут вспоминать некрасивую сцену после обеда, в кабинете отца. Рахерд не согласился на условия Нерас, и хорошо. А чтобы избежать мести сестры за сорванный план, Трин просто будет держаться рядом с Нелем. Вряд ли он возразит. Снежинка улыбнулась отражению, пока служанка снова укладывала волосы в сложную прическу. Может, все обойдется, завтра Нери станет женой Рахерда, и они уедут. «Два дня, всего два дня», – твердила она как заклинание. Даже если старшей нравился Огненный, он ведь не смотрел на Нерас. Так что надо просто успокоиться.

Ингор… Он не посмеет что-то сделать в доме невесты его сюзерена. Рахерд не допустит ссоры и разрыва союза, о котором договорился его отец. А Нель не позволит, чтобы с его Снежинкой что-то случилось. Трин вздохнула, расправила плечи и кивнула замершей рядом горничной.

– Можешь идти.

Едва горничная вышла, раздался стук в дверь, и заглянула мама. Окинула придирчивым взглядом, довольно кивнула, и они вдвоем вышли из комнаты. Нерас спустилась в общий зал раньше. Едва переступив порог, Трин нашла взглядом Нелиама и поспешила к нему, на ее лице расцвела улыбка. Которая чуть увяла, когда Льдинка заметила рядом Сола. Тут же завозилась мысль, а говорил ли Сорел с Огненным о возможном союзе втроем, однако, судя по безмятежному лицу Керстена, вряд ли. Нель ведь даже на шутки про Трин и Проводника реагировал неспокойно. Она бросила на Сорела косой взгляд и поспешно прижалась к жениху, вцепившись в его ладонь.

– Привет. – Сол улыбнулся, в льдисто-голубых глазах мелькнула нежность.

– Привет. – Триинэ подумала и немного застенчиво улыбнулась в ответ.

– Милая, не отходи сегодня далеко от меня, ладно? – Нель высвободил ладонь и, не стесняясь, обнял Льдинку. – Сол рассказал про Ортола, и я видел, как он смотрел на тебя за обедом.

Трин поспешно кивнула – она и сама собиралась так сделать.

– Увы, они гости, а так бы я поговорил с ним… – с явной угрозой добавил Нелиам.

Снежинка тихонько погладила по груди.

– Они уедут через два дня, – напомнила она. – И не будут затевать скандал.

Младшая леди Оннорд осторожно оглянулась через плечо и заметила мелькнувшую среди гостей знакомую широкоплечую фигуру. Слава Покровителю, достаточно далеко от них. Появился отец, значит, сейчас начнется официальная часть. Трин встрепенулась, потянула Нелиама вперед, к возвышению, куда вышли Гейбран, Нерас и Рахерд. Снежинка в волнении крепче сжала ладонь Неля, ожидая, когда отец объявит сестру и Лэйра женихом и невестой. Как бы Нери ни противилась. Отец прочистил горло, и гул голосов стих, взгляды обратились на помост. Трин пристально наблюдала за сестрой, но, как ни старалась, не заметила ни одной эмоции. Взгляд отстраненный, на лице безразличное выражение, она была похожа на мраморную статуэтку. Рахерд смотрел и улыбался, сжимая тонкие пальцы Нерас в своих ладонях.