Кира Стрельникова
Скажи мне «да»


– Отец, что вы такое говорите? – пробормотала Нери, и ее губы задрожали. – Как вы могли такое обо мне подумать?! И потом, всем известно: чужой Огненный не сможет прикоснуться к ней!

Триинэ стиснула зубы, с трудом сдержав желание вмешаться в разговор. Вот когда отец спросит, тогда будет отвечать.

– Трин? – Гейбран вопросительно глянул на младшую.

– Она говорила, что умелый Огненный… сможет растопить Лед, – каким-то чужим голосом ответила Снежинка. Эмоции рвались на волю, но сейчас нельзя их показывать. – Тем более инициированный.

Против спокойствия Нерас ее вспышка была бы очень некстати. Несмотря на живущую в теле магию Льда, Трин ничуть не оправдывала прозвище, оставаясь горячей и эмоциональной. Все только удивлялись, а мать говорила, что младшенькая характером в отца пошла.

– И сказала, что хочет остаться в замке, – ровным тоном добавила Триинэ.

Не удержалась, скосила взгляд на сестру: та стояла, вздернув подбородок, тонкие ноздри гневно раздувались, а губы плотно сжались. Нерас столь правдоподобно излучала негодование, что Снежинка на мгновение сама усомнилась, а правильно ли слышала их разговор с Рахердом.

– Отец, я прекрасно понимаю, в чем состоит мой долг старшей рода, – тихо, с достоинством ответила Нерас. – Да, может, я и не стремилась замуж в ближайшие годы, но это не значит, что из-за своих желаний я подведу весь клан! А Трин, – она повернулась и посмотрела на Снежинку – всего лишь на одно мгновение их глаза встретились, и Триинэ обожгла такая волна ненависти, что она чуть не вскрикнула от неожиданности. Потом сестра улыбнулась снисходительно и перевела взгляд на отца. – Трин могла просто не так понять то, что услышала. Или даже, – в голосе Нерас появились нотки беспокойства, – кто-нибудь мог специально подстроить этот разговор, чтобы бросить тень на меня и Рахерда.

– Я видела, как вы вместе с ним уходили! – Снежинка едва держалась, гнев клокотал внутри, не давая вьюге захватить власть. – Я ваш разговор слышала, не притворяйся!

Нери склонила голову набок и прикрыла хитро блеснувшие глаза ресницами.

– Трин, мне что, уже нельзя прогуляться с женихом? – усмехнулась она. – И потом, ты слышала, а ты видела, что это именно мы разговаривали? – Тон ее стал холодным. – Зачем мне избавляться от тебя, глупышка? Нам нечего делить.

– А как же Нель, на которого ты весь обед смотрела? – сквозь зубы процедила Триинэ, ненавидя сестрицу всем сердцем.

Леди Оннорд театрально изумилась, но, похоже, эту наигранность заметила только Снежинка – быстрый взгляд на отца показал, что он поверил. Нахмуренные брови, осуждение – вот что увидела Трин.

– Не знаю, что ты видела, но я не настолько бесстыдная, чтобы рядом с собственным женихом засматриваться на чужого, – сухо отозвалась Нерас, однако в глубине ее глаз мелькнул нехороший огонек.

– Я понял, – прервал Гейбран их разговор. – Иди, Нери. Трин, подожди.

Едва дождавшись ухода сестры, Снежинка почти выкрикнула:

– Папа, она врет, ты не видишь, что ли?!

– Милая, – мягко прервал ее лэрд Оннорд и внимательно посмотрел на младшую дочь. – Ты уверена, что это была Нерас с Рахердом? Ведь есть амулеты, с помощью которых можно изменить голос. У этого союза хватает противников и в нашем клане, и в клане Лэйров. Не подумала, что это может быть провокация? Чтобы рассорить нас и оскорбить подозрениями гостей?

– Они враги, какие гости, папа! – Трин чуть не плакала. – Ты не задумался, почему агор Лэйр выбрал из всех родов клана Рефферд именно наш? Неужели только у Оннордов есть незамужние девушки? Ведь в двух других родах, где тоже выращивают гвинерию и хранят ее семена, только сыновья, а у агора Лэйра нет дочерей! Им не мир нужен, а наш абор!

Гейбран нахмурился и смерил Триинэ суровым взглядом.

– Это слишком серьезное обвинение, леди, и оно требует более серьезных доказательств, чем непонятный разговор, который вы подслушали. А кроме того, не видели говоривших.

Девушка задохнулась от жгучей обиды и до боли стиснула кулаки.

– Ладно, – прошептала она. – Простите, что потратила ваше время, лэрд. – Трин церемонно поклонилась и, не дожидаясь ответа Гейбрана, выскочила за дверь.

Глава 2

Трин промчалась по коридорам замка, ничего не видя, слезы застилали глаза. В голове крутились обрывки разговора сестры с ее женихом, с отцом… Взгляды, которые бросала Нери на Огненного… И становилось еще холоднее, Лед не желал подчиняться хозяйке и норовил оставить на коже дорожки искристого инея. Снежинка загоняла магию обратно, не давала ей вырваться. Ведь тогда все поймут, что у нее проблемы, а Трин хотела побыть одна и подумать, что делать дальше. Она выскочила во двор, путаясь в платье, пробежала наискосок, звонко стуча каблучками, и вышла через каменную арку в небольшой сад – вотчину мамы и ее помощниц. Пышные цветущие кусты, небольшой фонтанчик в центре, уютная беседка в углу и несколько скамеечек – все дышало уютом и спокойствием, Трин любила иногда здесь сидеть. Еще в саду было отведено место под лекарственные травы, но Снежинка в них мало что понимала, хотя леди Оннорд пыталась обучить младшую дочь азам травоведения. Однако Триинэ гораздо больше внимания уделяла урокам по управлению магией Льда, чем занятиям, положенным знатной даме. Ну и, конечно, фехтованию, а еще Трин любила скакать верхом… Истинная дочь своего отца, настоящая Оннорд. Мама все усилия направила на старшую дочь, которая больше интересовалась тем, что не нравилось младшей, надеясь воспитать в Нери женщину. И, похоже, ей это удалось…

Трин всхлипнула и присела на скамейку, разгладив дрожащими пальцами тонкий шелк платья. Тоже зеленый с золотом, хотя Снежинке эти цвета никак не подходили, она в них выглядела слишком бледной. Что теперь делать? К кому идти, кто ей поверит? Нелю рассказать? А он что сделает? И поверит ли?.. Ведь даже отец заподозрил, что кто-то мог намеренно обмануть Трин. Керстен наверняка отправится к Лэйру выяснять или, того хуже, к его Огненному… Вспомнив пристальный взгляд чужого мага, Триинэ вздрогнула и поежилась, изнутри тонкими усиками защекотала прохлада. Ингор Ортол ее пугал. Слишком большой и слишком уверенный в себе. И наглый. Как только может прийти в голову заглядываться на чужую Снежинку! Она не выдержала и возмущенно фыркнула. Был бы у нее клеймор в руках, она бы показала этому… этому…

Младшая леди Оннорд не выдержала и вскочила, нервно прошлась вдоль скамейки. Сестра упрямая и постарается исполнить задуманное, тем более теперь… Трин замерла от новой мысли, изнутри облил обжигающий холод. Что она наделала?! Нери приложит все усилия, чтобы избавиться от Снежинки как от ненужного свидетеля! Положим, Лед защитит от кинжала, он только с виду хрупкий, Триинэ уже проверяла. Яд? За несколько часов Нерас вряд ли сможет достать, к тому же как подмешать его в еду? Она общая. Остается только Огненный Лэйр. Рахерд ведь может сказать, что его человек действовал на свой страх и риск, и никакой ссоры не будет. Наверняка даже поучаствует в погоне…

– Трин, ты что тут делаешь? – раздался неожиданно знакомый голос за спиной, и она чуть не подскочила, сердце застряло в горле острой льдинкой.

Она резко обернулась, волосы взметнулись, оставив за собой серебристый шлейф из снежинок, и девушка с досадой вздохнула: Лед все-таки взял свое. Сол стоял в нескольких шагах, заложив большие пальцы за пояс, и с легким удивлением смотрел на собеседницу. Триинэ быстро справилась с эмоциями и усмирила некстати взметнувшееся волнение. Вот уж кому-кому, а Проводнику не стоит рассказывать.

– Вышла воздухом подышать, – нейтральным тоном отозвалась Трин. – Прогуляться после обеда, пока все отдыхают.

– А чего глаза заплаканные? – заметил Сорел очень некстати. – Кто тебя обидел, Льдинка?

– Никто. – Она вздернула подбородок и решила уйти – почему-то наедине с другом Неля в последнее время Трин охватывали странные чувства, которые пугали девушку.

От взгляда Сола, в котором сквозило неприкрытое восхищение, ей становилось жарко и неуютно и хотелось спрятаться, чтобы не видеть этих наглых глаз цвета льда. Обманчиво-холодных, но только не когда он смотрел на Триинэ. Прикосновения вызывали непонятные мурашки, разлетавшиеся по коже обжигающими искорками, и она старалась не подходить близко к Проводнику.

– Извини, я пойду. – Снежинка хотела пройти мимо него и ожидала, что Сорел посторонится.

Он отодвинулся всего на полшага, и на его губах появилась хитрая улыбка. Трин сразу насторожилась и внутренне ощетинилась. Что он задумал?!

– Не умеешь врать, Трин, – небрежно обронил Сол. – Неужели ты меня боишься?

Девушка резко выдохнула и с возмущением посмотрела на него, подняв голову и сжав кулаки.

– Я не трусиха, Танберт! – процедила она сквозь зубы. – Хватит Неля доводить и шутить двусмысленно! Почему ты не можешь вести себя нормально?! – Напряжение, копившееся последние месяцы, вылилось в эти отрывистые фразы, а тут еще негодование и обида на то, что отец не поверил… Все вместе сплелось в тугой комок и требовало выхода, и Сол попался как нельзя кстати.

– Почему? – Он вдруг ухватил ее за подбородок, и улыбка стала задумчивой, глаза потеплели. – Трин, хорошая моя, тебе не приходило в голову, что ты мне тоже нравишься?

Откровенное заявление Проводника оказалось для младшей дочки Гейбрана настолько неожиданным, что заставило на некоторое время позабыть про предательство сестры и угрозу со стороны Ингора. Она приоткрыла рот и захлопала ресницами, как глупенькая барышня.

– Что?.. – растерянно пробормотала Снежинка, даже не пытаясь отвернуться.

– Ты мне нравишься, Триинэ нэр’Оннорд, – терпеливо повторил Сорел. – Это тебя удивляет? Нель правду говорит, ты красивая, Льдинка.

Трин мотнула головой и поспешно отступила на шаг, кое-как взяв себя в руки. Да что они, сговорились все, что ли?! Сначала Ингор этот рассматривал, теперь Проводник взялся! Она же, как все хранительницы магии Льда, светловолосая, светлоглазая, светлокожая и с татуировкой! Где же красота?

– С ума сошел, – сердито обронила она, исподлобья глянув на Проводника. – Мне не нужны два мужа, Сол! И Нель никогда не согласится, сам знаешь!

Не дожидаясь его ответа, Триинэ поспешно вышла из садика и направиласьк замку, глядя под ноги. День изобилует сюрпризами, с неудовольствием подумала она, а ведь до вечера еще много времени! И Нерас, Нерас, что с ней делать? Кусая губы, Снежинка хмурилась, не торопясь возвращаться к себе. Вот тоже интересно, а как сестричка собралась выкрасть семена из личного хранилища отца? Ключ только у него, и он сам раздает строго определенное количество старостам из деревень, где выращивают гвинерию, сам приезжает туда, и при нем засевают землю. А чтобы ни у кого не возникло соблазна придержать себе немного урожая, с каждого берется Клятва Огня, не позволяющая слова сказать про растения никому, кроме членов рода Оннорд. Поэтому до сих пор места, где расположены деревни, неизвестны Лэйрам, как бы они ни пытались вызнать.

Погруженная в раздумья Трин почувствовала взгляд. Пристальный, тяжелый. Она остановилась, подняла голову и увидела недалеко от входа в замок две знакомые фигуры. Рахерд и Ингор. Оба смотрели на нее, только Лэйр с вежливой улыбкой, а его Огненный – с откровенным интересом. Триинэ словно прилипла к каменным плитам двора, не в силах пошевелиться: проходить мимо гостей было страшно. Вряд ли Нерас наябедничала жениху, что младшая сестричка их подслушала, но… возможно, она напрямую обратится к Ингору… Снежинка звучно сглотнула, ругая себя за слабость, и остро жалея, что клеймор остался в комнате. С ней только ее магия, слава Покровителю, что справиться с ней может только огонь Неля, а чужой маг не сможет ничего сделать – пока сама Трин не захочет. Сила Льда Снежинкам подчинялась с рождения, в отличие от Огненной стихии мужчин. Рахерд, заметив, что она на них смотрит, чуть склонил голову в приветствии, Ортол же просто продолжал разглядывать чужую невесту. Изнутри снова поднялся холод, на защиту хозяйки…

– Да что с тобой, Льдинка? – Голос Сола вырвал из оцепенения, в нем звучали неподдельная тревога и забота.

Его ладонь легла на талию Триинэ, и она невольно подалась назад, прижалась, позабыв, что всего несколько минут назад хотела держаться подальше от слишком смелого Проводника.

– Сорел… – слегка осипшим голосом произнесла она, не сводя взгляда с гостей. – Проводи меня в замок, пожалуйста.

– С удовольствием, – теперь проскользнуло удивление. – Если объяснишь почему… – Он запнулся, и Триинэ осторожно покосилась на спутника.