Кира Стрельникова
Скажи мне «да»


– Вот именно, очень хорошо знаю, – проворчал Нелиам. – Но пусть даже не надеется, вторым твоим мужем он не станет!

– Да я сама не хочу! – торопливо отозвалась Трин. – Мне тебя хватит, – тише добавила она и прижалась к Огненному.

Признаться самой себе, что мысль о Сорреле как о втором муже взволновала, Снежинка постеснялась и предпочла загнать ненужные эмоции поглубже. Сол с ней просто играл, дразнил, желая позлить Неля, вот и все. Вряд ли его знаки внимания действительно говорят об интересе. Вокруг много других женщин, старше, опытнее и незанятых. Пусть обращает внимание на них.

– Вот и отлично, – улыбнулся Нель и обнял Трин за плечи.

Пока ее жених приводил себя в порядок и готовился к торжественной встрече гостей – с того вечера, как состоялась их помолвка на ежемесячном балу в замке Уингерда, Керстену отвели покои в доме Триинэ, – Снежинка тоже вернулась к себе и терпеливо перенесла причесывание. Она бы вообще оставила волосы как есть – Нелю нравилось перебирать шелковистые локоны цвета серебра, – но отец строго приказал выглядеть достойно. Лэйры – вчерашние враги, и негоже выглядеть перед ними растрепанной. Поэтому горничная соорудила на голове Трин что-то сложное, переплетенное с нитками жемчуга и живыми бледно-лиловыми цветами. Снежинка поморщилась – шпильки царапали кожу, но придется потерпеть. Отпустив служанку, Триинэ разгладила узорчатый шелк юбки, вздохнула и вышла в коридор.

Постепенно вся семья собралась на первом этаже, в большом зале, убранном свежими цветами. Столы к обеду накрыли в соседнем, где обычно и проходили трапезы, и откуда сквознячок доносил умопомрачительные запахи. Мужчины косились в сторону приоткрытых дверей и, не таясь, сглатывали, леди просто украдкой поглядывали, не так явно выражая желание попробовать замечательную стряпню повара Оннордов. Триинэ стояла у самого входа, слева от отца, рядом – Нель, а за спиной дышал в затылок Сол. Это немного нервировало Снежинку, но обернуться и сделать замечание она не рисковала, зная вредный характер блондина, – наверняка не послушается и не отодвинется, а то и еще что-нибудь… сделает. Прикоснется, например… Поэтому Трин терпела, старалась не прислушиваться и не обращать внимания на колкие мурашки, гулявшие по спине.

Нерас стояла с другой стороны, рядом с матерью. Триинэ отметила отстраненное выражение лица сестры и стиснутые пальцы. Старшая дочь Гейбрана выглядела прекрасно в платье из переливчатой тафты мшисто-зеленого – кланового – цвета, иссиня-черные волосы покрывала золотая сетка с мелкими изумрудами. Трин украдкой вздохнула: иногда она завидовала яркой красоте Нерас, рядом с которой Снежинка самой себе казалась бледной тенью. С почти белыми волосами, светлой кожей и перламутровой татуировкой. Привидение, да и только. Непонятно, что там Сол нашел привлекательного. Да и слова Неля о том, что она красивая, вгоняли в краску смущения.

Неожиданно во дворе послышался шум, и в зал вбежал запыхавшийся мальчишка:

– Едут!.. – выдохнул он и юркнул на кухню.

Собравшиеся встрепенулись, мужчины подтянулись и посерьезнели, женщины торопливо поправили прически. Взгляды стали настороженными, а руки потянулись к рукояткам клейморов и обычных мечей. Все-таки совсем недавно с теми, кто теперь приехал как почетные гости, рубились на границе, мстили за набеги, разоряли их деревни. Так же поступали и люди Лэйров. А теперь предстояло мириться… Мужчины опомнились, и торопливо опустили руки. Негоже выказывать гостям такое откровенное недоверие. Они – именно почетные гости, а не враги. Так сказал агор Уингерд, его слово – закон. Гейбран звучно прочистил горло, бросил взгляд на Нерас и приосанился. В зале воцарилась тишина, нарушаемая только шорохом ног, шелестом платьев да иногда шепотком. За дверью послышалось ржание, стук копыт по брусчатке, громкие голоса – прибыли гости. Трин невольно затаила дыхание, и крепче сжала ладонь Неля, и даже вытянула шею, хотя перед ней никто не стоял. Огненный тихо усмехнулся, и Снежинка получила ответное пожатие.

Двери распахнулись, вперед выступил управляющий замком, господин Мороф Исанир. Высокий, худощавый, с аккуратной бородкой, тронутой серебром седины, он выглядел очень представительно в строгой, без украшений, одежде темно-коричневого цвета и с толстой золотой цепью на груди – знаком его должности. Исанир с достоинством поклонился присутствующим и громко объявил:

– Лэрд Рахерд ил Лэйр со свитой!

Трин удивилась: надо же, сын самого агора Арруна ил Лэйра. Неплохую сделку заключил Уингерд. Отец на все вопросы, кого же им ожидать, отмалчивался, он сам ездил в Иртан к главе клана, на переговоры с давними врагами. И семейству пришлось целый месяц изнывать от любопытства. Снежинка осторожно скосила глаза на сестру, какое впечатление на нее произвело положение будущего жениха? Леди Нерас нэр’Оннорд только слегка побледнела, но больше ничем не выдала эмоций. А Исанир уже отошел в сторону, пропуская гостей.

Первым, как полагается, вошел сам жених, Рахерд. Триинэ не нашла в его внешности ничего необычного: высокий, статный, темноволосый, карие глаза смотрели с легким превосходством, лицо – привлекательное. На виске начинался длинный тонкий шрам и тянулся до самой челюсти. Из-за плеча виднелась рукоятка клеймора со знаком Лэйров, головой лохматого волкодава. Рахерд уверенной походкой подошел к Гейбрану, склонил голову, и негромко произнес:

– Рад встрече, лэрд Оннорд. Леди. – Гость почтительно взял узкую ладонь матери Трин и коснулся губами. Женщина в ответ медленно, с достоинством кивнула. – А это моя очаровательная невеста? – Наследник Лэйров с улыбкой посмотрел на Нерас.

– Именно, лэрд, – подтвердил Гейбран. – Леди Нерас нэр’Оннорд ил Рефферд.

– Восхищен. – Похоже, гость говорил искренне, так, по крайней мере, показалось Триинэ.

Нерас опустила глаза, присела в реверансе и молча протянула руку. Снежинке показалось странным, что бойкая сестра вела себя так заторможенно. Конечно, она не в восторге от того, что ее выдают замуж, да еще за вчерашнего врага. Но жених вроде не страшный, молодой, с таким наверняка получится найти общий язык. Могли и за старика сосватать, для политического брака возраст – не главное… Трин заметила, как мать незаметно толкнула Нерас в бок и сделала большие глаза. Сестра несильно вздрогнула и пробормотала, по-прежнему не отрывая взгляда от пола:

– Благодарю, лэрд.

– Моя младшая дочь, Триинэ нэр’Оннорд ил Рефферд, – продолжил Гейбран знакомство, и гость подошел к Снежинке.

– Леди. – Улыбка Лэйра, обращенная к Трин, была просто вежливой, но руку он поцеловал.

Триинэ склонила голову и так же вежливо ответила:

– Рада знакомству, лэрд.

– Позвольте представить моего друга и советника, лэрда Ингора нир’Ортола, Огненного мага. – Рахерд отошел в сторону и махнул рукой в сторону свиты.

Вперед выступил мужчина, увидев которого Трин почувствовала себя вообще миниатюрной. Он на голову возвышался над гостями, в грубоватых чертах лица проскальзывало что-то хищное, а куртка на широченных плечах, казалось, лопнет при очередном движении мага. Ингор не стал собирать русые с рыжеватым отливом волосы в хвост, а оставил распущенными. Глаза цвета грозового неба смотрели пристально и немного настороженно. И они сразу остановились на Трин. Она подавила желание поежиться и спрятаться за Неля. Взгляд Ингора медленно прогулялся по ней с ног до головы и на какие-то секунды Снежинка почувствовала себя голой. Внутри заворочалось глухое раздражение, и магия Льда рванулась на волю – Трин поймала ее в последний момент, не позволив просыпаться снегом или, того хуже, выступить инеем. Да что он себе позволяет?! Тем более, когда рядом стоит Нель и открыто держит Трин за руку?

Ингор, словно почувствовал, тут же отвернулся и в точности повторил действия Рахерда: поклонился Гейбрану, поцеловал руку матери, Нерас и остановился перед Триинэ.

– Леди, – кратко произнес он густым, низким голосом, склонившись над рукой девушки.

Она едва удержалась, чтобы не вздрогнуть от прикосновения твердых, на удивление прохладных губ. И хотя Ингор тут же выпрямился и отошел, кожа еще долго зудела, и Трин украдкой то и дело терла тыльную сторону ладони другой рукой. После и гости, и жители замка прошли в большую столовую и расселись за столами. Закуски и салаты радовали глаз и обоняние, напряжение заметно спало, все приободрились. Гейбран с женой, как полагается, сели во главе. Трин с Нелем – справа, Нерас, Рахерд и его свита – слева. Столы стояли буквой П, сестры с женихами оказались напротив друг друга, а Ингор сидел рядом с лэрдом Лэйром. Сол же – по другую сторону от Нелиама. Обед шел своим чередом, Нерас даже немного оживилась и пару раз улыбнулась Рахерду. А еще Трин заметила косые взгляды сестры на Неля, и такие же – Огненного мага Лэйров на нее, Снежинку. За столом обычно все переглядываются со всеми и наблюдают друг за другом, но… Показалось или нет – во взгляде Нерас мелькнула странная тоска? Темно-серые же глаза Ингора выражали откровенный интерес, который он, похоже, и не собирался скрывать. Наглец.

– Слишком он пристально смотрит на тебя, – раздался рядом тихий, недовольный голос Неля.

Трин хмыкнула.

– Пусть смотрит. – Девушка пожала плечами. – На тебя тоже косится половина присутствующих здесь дам. – Она хитро прищурилась и улыбнулась. – Я же не устраиваю сцен ревности.

– А может, зря, Снежинка? – тут же отозвался вредный Сол. – Или ты так веришь Нелю? Между прочим…

– Помолчи, – не слишком дружелюбно осадил Проводника Нелиам.

– Да ладно, – продолжал насмешливо Соррел. – Трин, ты же не думаешь, что этот рыжий жил монахом все то время, что считается твоим женихом?

Снежинка почувствовала глухое раздражение.

– Сол, на подобные темы за столом не говорят, – процедила она сквозь зубы, даже не посмотрев на Проводника. – И уж тем более с девушкой!

До нее донесся довольный смешок.

– Хорошо, поговорим после, – раздался невозмутимый ответ.

Нель со свистом втянул воздух и негромко, с угрозой сказал:

– Дошутишься, Сол. Не посмотрю, что мы с детства вместе, отделаю так, что никакой лекарь не поможет твоим синякам! Перестань!

– Ладно, ладно, молчу, – кротким голосом отозвался Сол.

Триинэ снова бросила взгляд на другую сторону стола – Рахерд что-то говорил на ухо улыбавшейся Нерас, а она… Она в упор смотрела на Неля. Снежинка вздрогнула, сердце кольнула ледяная иголка ревности. А когда сестра медленно облизала ложку, да так, что Трин кровь бросилась в лицо, настолько неприлично это выглядело, стало совсем не по себе. С чего бы Нери открыто строить глазки чужому жениху? Она осторожно скосилась на Неля: он смотрел в тарелку, но брови хмурились. Трин сглотнула. Что все это значит, что происходит? В груди стало холодно, словно сердце вдруг превратилось в кусок льда.

– Нель? – тихо позвала она. Огненный вздрогнул и вопросительно посмотрел на невесту. – Все в порядке? – Триинэ коснулась его руки и заглянула в непроницаемую зеленую глубину.

– Конечно. – Керстен улыбнулся, и взгляд потеплел. – Почему ты спрашиваешь?

«Потому что моя сестра откровенно флиртует с тобой и ты это заметил!» – Но Трин промолчала. Выяснять отношения за столом неприлично. Тем более когда мать внимательно, хоть и украдкой, наблюдает за ней.

– Н-нет, ничего, показалось, – отмахнулась она и сосредоточилась на нежнейшем мясе молочного поросенка, с грибами и в сливочном соусе.

Она старалась лишний раз не смотреть на другую сторону стола, – чтобы не заметить очередной попытки Нерас построить глазки Нелю и наглых взглядов Ингора. В глубине души поселилась неуверенность и легкое беспокойство – происходившее Трин не нравилось. Но гости пробудут еще три дня, значит, придется терпеть. Завтра отец совершит торжественную церемонию, и Нерас станет женой Рахерда, потом они уедут. Всего каких-то три дня, разве это много? И Трин усилием воли уняла тревогу.

Обед закончился. Гости и обитатели замка до вечера оказались предоставлены самим себе. Ежедневные занятия Трин с остальными Снежинками на время праздников отменили, и она неожиданно поняла, что появилось свободное время. Первое, что сделала, вернувшись в свою комнату, это избавилась от шпилек и жемчуга в волосах. К вечеру можно сделать новую прическу, а пока позволить себе некоторую вольность. Все равно матушка не увидит, да и гости все отдыхают. Нель, Сол и начальник отряда с границы уединились с отцом в кабинете, и Трин решила отправиться в город. Мурлыча под нос, она вышла из комнаты, прошла по коридору, свернула за угол… И нырнула обратно. Потом осторожно выглянула и проводила взглядом спины удалявшихся Нерас и Рахерда. Сестра имела полное право уединиться с женихом, тем более что невинность не являлась для обычных девушек обязательным условием женитьбы. Это касалось только Снежинок. Но Трин почувствовала смутную тревогу: слишком резко Нерас поменяла отношение к жениху. И потом… почему бы сестре не принимать Рахерда у себя? Или она предпочитает ходить в гости к мужчине?..

Прежде чем поняла, что делает и зачем, Снежинка решительно направилась следом. Они уже удалились, и Трин ускорила шаг. Шли до ближайшей свободной гостиной, как убедилась Трин, услышав звук закрывшейся двери. Девушка нерешительно замерла, опасливо косясь по сторонам: подслушать, не подслушать?.. А если они будут тем самым заниматься?..

– Тогда уйду, – едва слышно произнесла Трин, и, нагнувшись, приникла к замочной скважине.