Кира Стрельникова
Скажи мне «да»


– Триинэ!.. – Гейбра?н сделал шаг вперед. – Ну хорошо, спал он с ней, зачем из-за этого от клана отрекаться?!

– А зачем оставаться в клане, который мне не верит? – тихо спросила она. – Нерас хотела продать меня Лэйрам за горсть семян гвинерии, лишь бы остаться здесь и выйти замуж за Неля. А ты решил, что я наговариваю из какой-то непонятной зависти и что это вообще могут быть происки врагов, чуть ли не заговор против союза Лэйров и Реффердов. Мой совет, лэрд, перед тем как отдать Нерас Рахерду, возьми с нее Клятву Огня, если не хочешь, чтобы секрет абора стал известен и им тоже. – Триинэ пристально посмотрела в глаза отцу. – Прощайте. И не пытайтесь найти меня, я не пойду в Обитель и не вернусь в клан.

В звенящей тишине она повернулась к лошади, проверила, хорошо ли затянута подпруга и надежно ли прикреплен дорожный мешок. Взгляд молчаливого Сола обжигал не хуже кипятка, но Трин больше не оборачивалась. Что сделано, то сделано, она больше не принадлежит ни роду, ни клану. Остается только один путь – клан Ме?рхилд, наемники. Они дают новую жизнь всем, кому не нашлось места в старой… Триинэ Оннорд – она потеряла право называться нэр’, едва ее клеймор рассыпался в пыль, – легко взлетела в седло и направила лошадь к дороге. По большому счету она и Оннорд уже не могла называться. Сейчас ее никто не посмеет остановить да даже притронуться: отныне она отверженная и достойна только презрения. Вернуться в клан после отречения возможно лишь в одном случае, но Трин не собиралась совершать никаких паломничеств. Тем более что решение о нем отрекшийся должен принять добровольно и самостоятельно, а у нее вряд ли появится такое желание. В родной клан она не вернется.

– Триинэ!

Резкий окрик заставил вздрогнуть и бросить взгляд через плечо.

Нель стоял на ступеньках. Вышедшая из-за облаков луна позволила разглядеть и упрямый прищур зеленых глаз, и плотно сжатые губы, которые так сладко было целовать…

– Я тебя найду, – негромко и уверенно произнес он.

– А вот это вряд ли, – спокойно отозвалась Триинэ.

Никто не знал, чего ей стоило это спокойствие. И никогда не узнает. Внутри вьюга намела уже целые сугробы, хотя на коже лед потихоньку таял, доставляя не слишком приятные ощущения. Повлажневшая рубашка неприятно липла к телу, прохладный ветерок забирался под распахнутую куртку… Кстати, надо бы утром сменить одежду. Носить цвета клана она теперь тоже не имела права.

– Найду, слышишь?! – полетело в спину.

Снежинка сглотнула горький смешок.

– А зачем, Нель? – бросила она через плечо. – Я тебе не поверю, никогда, и моего «да» ты не услышишь. Твой дух Огня тебе не подчинится, вот и будешь везде ходить за ручку со своим приятелем. – Она скользнула взглядом по Солу.

Он наверняка знал, что Огненный бегает к ее сестре, знал и молчал. Значит, тоже виноват в предательстве, и пусть убирается со своими знаками внимания куда подальше. Невнятный звук, который издал Нель, больше походил на рычание. Триинэ ударила пятками лошадь, и та сорвалась в галоп. Преследовать вряд ли будет, но искать – наверняка. Рыжий упрямый, не отступится.

– А мне все равно, – прошептала она едва слышно дрожащими губами. – Все равно!..

Трин уже не видела, как из Храма вышел Ингор нир’ Ортол ил Лэйр. Он тоже не привык отступаться, а хрупкая, изящная Снежинка Оннорд понравилась ему с первого взгляда, даже несмотря на то что он уже был женат. Ингора такие мелочи никогда не останавливали, и если Огненный Керстен упустил свое счастье, это его проблемы. Губы Лэйра дрогнули в усмешке. Теперь Триинэ никому не принадлежала, и можно не соблюдать условности и правила. А деваться ей некуда, кроме как ехать в земли Мерхилдов. Туда он и направится, как только Ра?херд покинет замок Оннордов. К тому же Огонь Ингора ему подчинялся, и маленькая Трин зря думает, что он не сумеет растопить ее Лед. Она станет его, это решено.

– Узнаю, что ищешь ее, убью, – неестественно ровным голосом сказал вдруг Нелиам, даже не глядя на Ингора.

– Она уже не твоя, – парировал тот и спустился по ступенькам. – А значит, у нас равные права на Трин.

Не дожидаясь ответа, Ортол вскочил на лошадь, и поехал обратно в замок. Следовало выспаться и подготовиться к пути. Может, удастся перехватить Снежинку раньше.

Глава 1

Сгорбившись над небольшим костерком, Триинэ вспоминала тот злополучный день, когда налаженная жизнь пошла кувырком. Последняя неделя выдалась трудной, приходилось постоянно скрываться и петлять, потому что Снежинка знала – за ней идут. Даже несмотря на то, что она больше не принадлежала роду Оннорд, проклятый знак Неля позволял ему всегда знать, где Трин. По крайней мере, чувствовать направление. А за Керстеном шел Ингор…

Трин поежилась и натянула капюшон плаща. Плотная, непромокаемая, но при этом легкая и теплая ткань – а?бор – идеально подходила для походной одежды. Основное богатство клана Рефферд, секрет которого знали всего несколько родов, и Оннорды в том числе. А Нерас в угоду прихоти готова была продать его Лэйрам, с которыми Рефферды враждовали с незапамятных времен… Триинэ коротко, невесело рассмеялась. Еще неделю добираться до земель Мерхилдов, наемников. И прятаться, прятаться, путать следы, носить парики, чтобы никто не увидел серебристые волосы, и тщательно следить, чтобы одежда скрывала узоры на коже – татуировку Снежинок, которую они носили с самого рождения. Как и Огненные – свои оранжевые языки пламени. Нель ведь по пути мог расспрашивать, не видел ли кто светловолосую беглянку, хранительницы холода просто так по городам не ходили. Трин прикрыла глаза и погрузилась в полудрему и воспоминания…

В замке с самого утра царила суматоха. Слуги бегали по этажам, кастелянша гоняла горничных с кипами свежего белья, управляющий отправил молодых парней с лестницами чистить большие бронзовые люстры. У лэрда Гейбрана, конечно, были Огненные, но заставлять магов весь вечер работать в праздник, мягко говоря, невежливо. Вот и собирались обойтись обычными свечками. Нерас заперлась в своей комнате сразу после завтрака вместе с горничными и готовилась к встрече с женихом. Правда, Триинэ подметила, что старшая сестра выглядела не очень-то счастливой. Ну конечно, на целых десять лет ей придется отказаться от удобных штанов, меча и участия в охране границы с землями Лэйров – как старшая дочь и наследница, она раз в несколько месяцев ездила вместе с отрядами. За Лэйра ей и предстоит выйти… Но такова воля агора Уингерда ил Рефферда, так что Нерас некуда деваться. Этот брак важен для кланов, столько лет враждовавших между собой, и сейчас появился шанс вражду закончить. Нерас уедет к Лэйрам, а кто-то из их дочерей перейдет к Реффердам и станет женой одного из воинов клана Триинэ. Такова жизнь: время от времени женщинам приходилось выходить замуж по велению долга, а не сердца.

Снежинке было стыдно, но она радовалась, что подобная участь ей не грозит. У нее был жених, и сегодня он должен вернуться с границы. На лице Трин расцвела мечтательная улыбка, она остановилась на открытой галерее и уставилась вдаль невидящим взглядом. Нелиам нир’ Керстен. Высокий, плечистый, с огненной шевелюрой и яркими, зелеными глазами. Истинный Огненный. Смуглую кожу покрывала вязь татуировки, темно-оранжевые языки пламени, сплетенные в прихотливый узор. Обаятельная, временами чуть насмешливая улыбка заставляла сердечко Снежинки сладко замирать каждый раз при ее виде. Многие заглядывались на красивого мага, но принадлежал он только Триинэ, с того дня, как его знак отозвался на Снежинку.

На дороге появилась группа всадников, и Трин очнулась от воспоминаний. Это был Нель со своим другом Солом и еще несколькими людьми. Она сразу узнала огненную шевелюру любимого. С радостным возгласом девушка сбежала по лестнице и выскочила во двор, нетерпеливо ожидая, когда отряд въедет в ворота. Как же она соскучилась! Нелиама не было всего неделю, а Трин казалось, что целый месяц. Едва патруль оказался во дворе, Снежинка с радостным смехом подбежала к спрыгнувшему Нелю. Он ловко поймал невесту в объятия и закружил.

– Привет!.. – задыхающимся шепотом сказала Триинэ, уткнувшись носом в шею Огненного и с наслаждением вдыхая знакомый, еле уловимый свежий аромат, смешанный с запахом пота.

Но ей нравилось. Она любила все в этом человеке, ее Огненном маге. И через пять месяцев, в день восемнадцатилетия, Трин скажет ему «да» на церемонии!.. И будет уже безраздельно принадлежать любимому… Щеки Снежинки вспыхнули, она смутилась от собственных мыслей.

– Привет, Льдинка. – Широкая ладонь ласково потрепала шелковистые пряди необычного серебристого оттенка – как у всех обладательниц магии Льда, и Нель осторожно поставил невесту на землю. – Я тоже скучал.

Нель чуть отстранил ее и обвел большим пальцем контур приоткрытых губ Триинэ. От такой простой ласки ее дыхание прервалось, а сердце забилось еще быстрее. Шум во дворе отступил, превратился в неясный гул, Снежинка забыла, что вокруг много людей и на них с Нелем смотрят. Она медленно погружалась в таинственную зеленую глубину любимых глаз и с нетерпением ждала, когда же он поцелует.

– Сильно?.. – выдохнула Трин и облизнула внезапно пересохшие губы.

Вместо ответа Нель наклонился и прижался к ее рту. Восторг вспыхнул в крови огненными искорками, они отразились в узоре на коже Трин – полупрозрачные рукава платья позволяли разглядеть необычную перламутровую татуировку. Словно вязь изморози покрывалиа ее от шеи до лодыжек и запястий. Триинэ с готовностью ответила на нежный поцелуй, растворяясь в ощущениях, наслаждаясь осторожными прикосновениями к плечам, спине, волосам… Внутри разливалось приятное тепло от рук Неля, и она бы вечно вот так стояла в его объятиях…

– Мне даже завидно, – раздался откуда-то сбоку насмешливый голос, и Триинэ, смутившись, дернула головой, прервав поцелуй.

Рядом стоял Проводник Неля, Соррел нир’Танберт, и с возмутительной наглостью смотрел на них в упор. Веселая ухмылка на лице показывала, что делал он это специально, а синие огоньки в глубине льдисто-голубых глаз заставили Трин покраснеть и отвернуться.

– Что, меня не будешь так целовать, Снежинка? – лениво протянул наглец, и девушка почувствовала, как его пальцы ухватили светлую прядь и легонько потянули.

Она с досадой поджала губы и покраснела еще больше, однако… сердце отчего-то сбилось с ритма, едва Триинэ представила, что Сол ее целует. Нет, конечно, она знала, что после свадьбы им предстоит провести ночь втроем – по-другому нельзя, иначе Огонь Неля сожжет их обоих, а Проводник помогал в момент пробуждения магии контролировать силу. Но Трин надеялась, что все ограничится присутствием Сола в спальне не дольше нескольких минут. А потом он уйдет. Для усмирения Огня между Проводником и магом требовался телесный контакт, да хоть просто за руку подержать. А еще Снежинка надеялась, что Сол хотя бы отвернется, иначе… иначе будет сложно. Осознав, куда свернули мысли, Триинэ решительно выпуталась из объятий Неля и почти спряталась за его спиной.

– Сол, даже не думай, – так же лениво, но с нотками предупреждения отозвался Керстен прежде, чем Трин успела отбрить нахала. – В щечку еще можно, но не больше.

Проводник хитро прищурился.

– Договорились, в щечку. – Его взгляд остановился на Трин. – Иди сюда, Снежинка, я тоже соскучился по тебе.

Девушка настороженно посмотрела на безмятежную улыбку Сола. Вокруг по-прежнему суетились люди, и на них не обращали внимания – после обеда должны приехать гости. Те, кто вернулся вместе с Нелем, ушли в замок, а слугам и своих дел хватало.

– Трусишь? – Светлая бровь Проводника изогнулась, улыбка стала шире.

– Нет. – Трин немного раздраженно вздохнула и вышла из-за спины Нелиама.

Гордо вздернула подбородок и приблизилась к Солу, не заметив, что пальцы сами сжались в кулаки от волнения. Демонстративно повернувшись щекой, Триинэ чуть не зажмурилась совсем по-детски, но мысленно шикнула на себя. Ну что сделает Проводник на виду у всех, да еще когда его приятель рядом. Он, конечно, нахальный, но ссориться с Нелиамом вряд ли захочет. А Огненный – собственник тот еще. По крайней мере, на тех мужчин, что выказывали Снежинке благосклонность, он смотрел косо и крайне недружелюбно. Это Трин веселило и немного смущало: она до сих пор иногда ловила себя на пугливо-недоверчивой мысли, неужели Нелиам нир’Керстен действительно ее жених? Неужели его знак отозвался именно на ее магию?

Пальцы Сола ухватили Трин за подбородок, он нагнулся, и теплые, немного шершавые губы коснулись ее щеки. Она чуть не вздохнула с облегчением – Проводник даже не попытался обнять ее и позлить таким образом приятеля, – но в следующую секунду поняла, что рано радуется. Соррел крепче сжал подбородок, нагло прошелся губами по скуле до самого уха и слегка прикусил мочку. Триинэ ахнула и отпрянула, едва не ударив его по щеке, Сол тихо засмеялся, а Нель с раздражением одернул приятеля:

– Танберт, прекрати! Она моя невеста!

– Никто не спорит. – Соррел выпрямился и посмотрел на Огненного. – Только с каких пор ты стал таким собственником, а, Нель?

Трин подметила, что последнюю фразу Танберт хоть и сказал с прежней улыбкой, но в глазах веселья не было. Снежинка с легким недоумением оглянулась на жениха. Нелиам смотрел на друга, сузив глаза, его губы были плотно сжаты.

– А с каких пор ты стал оказывать знаки внимания Трин? – сухо поинтересовался он. – И зачастил со мной сюда?

– Потому что я должен все время находиться с тобой, если помнишь, вот и зачастил, ты ведь пропадаешь здесь в последнее время, – спокойно ответил Сол, не опустив глаз. – Что касается Трин – почему нет? – Голубые глаза снова насмешливо блеснули. – Она красивая, между прочим. Почему твоя Снежинка не может и мне понравиться?

– Потому что она – моя Снежинка, как ты правильно заметил, – отрезал Нелиам и схватил Трин за руку. – Пойдем.

Не дожидаясь ответа Проводника, Огненный широкими шагами направился в замок, девушке пришлось почти бежать за ним. Триинэ не удержалась от смешка.

– Нель, он же просто дразнит тебя, – произнесла она. – Ты что, Сола не знаешь?