Кира Стрельникова
Скажи мне «да»


– Мне все равно, просто или сложно. – Нель остановился перед дверью в свою комнату и развернулся к другу. Зеленые глаза сузились, в них замелькали огненные искры. – Я найду Снежинку, как обещал. Я исправлю то, что произошло, постараюсь, чтобы она меня простила.

Сол насмешливо изогнул бровь и скрестил руки на груди, смерив собеседника преувеличенно внимательным взглядом.

– Так быстро влюбился или тобой руководит желание разбудить Огонь? – поддел он.

Вот теперь в потемневшей зеленой глубине вспыхнули оранжевые огоньки. Нель резко подался вперед и процедил сквозь зубы:

– Слышишь, Танберт, я сам разберусь со своими чувствами! И не надейся, что Трин достанется тебе!

– Не решай за нее. – Улыбка тут же сошла с лица Сола. – И так уже… нарешал. Мы даже не знаем, куда именно она собралась, только общее направление по твоему знаку.

– Мы? – Темно-рыжая бровь Неля вздернулась.

– А ты думал? – фыркнул Проводник. – Конечно, я с тобой поеду. Даже не смей думать, что один будешь ее искать, Керстен.

Огненный с силой втянул воздух, его пальцы несколько раз сжались и разжались, потом он толкнул дверь и зашел к себе, Сол за ним.

– Трин отреклась от клана, а таким место только у Мерхилдов, – буркнул он и вытащил дорожную сумку. – Так что она едет туда. Но я перехвачу ее раньше.

– Я бы не стал так уверенно заявлять. – Сорел прислонился к стене, наблюдая за сборами друга. – И готов спорить на что угодно, Ингор тоже отправится за ней, если не завтра утром, то чуть позже – точно. Кстати, я тоже подумал, что она к Мерхилдам отправится.

– Я тебе уже сказал, он не получит Трин. – Нель посмотрел на собеседника. – Собираться идешь?

Проводник со смешком вышел и направился к себе. То, что на дворе ночь, не смущало их, как и то, что Триинэ опережает их на несколько часов. Вскоре замок покинули два всадника и скрылись в темноте, не ведая, что за ними следили две пары глаз, одна с надеждой, другая со скрытой угрозой.

Гейбран не спешил уходить из кабинета, когда Огненный и Проводник вышли. Неспокойно было на душе у лэрда Оннорда. Сначала обвинения Трин, нелепые хотя бы уже потому, что Гейб знал одну очень важную вещь про семена гвинерии, о которой понятия не имел никто из его семьи и уж тем более из Лэйров. Даже если бы Нери каким-то невероятным образом ухитрилась их достать, они не стоили бы ни медяка: семена способны дать побеги, если их посадить в течение дня после созревания. Потом они просто ненужный мусор. Тайна, которую знали всего четыре человека в клане. Видимо, Нери просто хотела избавиться от младшей сестры, чтобы без помех любезничать с Керстеном. Гейбран невесело усмехнулся и покачал головой, усевшись за стол. Его ошибка, да. Надо было сразу как следует вразумить Нерас, может, и обошлось бы. Но, зная старшенькую и ее упрямство – родовая черта характера, как выяснилось, – она бы придумала, как нарушить запрет. Если уж Нери что-то приходило в голову, это чрезвычайно сложно было выбить оттуда.

– Дура-баба, – пробормотал Гейбран и вздохнул. – Огненные крайне редко впускают вторую женщину в свои семьи, это всем известно!

Ладно. Что сделано, то сделано, Трин тоже хороша – вместо того, чтобы разъяснить ситуацию до конца, рубанула с плеча… Надежда только на Керстена и его Проводника, что они убедят Снежинку вернуться и отправиться в Обитель к Покровителю Эзору, за прощением. Гейбран устало вздохнул и поднялся. Остановившись у окна, он проводил взглядом выехавших из замка всадников. Надо идти спать, завтра хлопотный день – свадьба Нерас и продолжение празднования. «Как там моя девочка?» – грустно подумал он о Трин. Не то чтобы она росла совсем в тепличных условиях, в последнее время его дочь ездила и с Нелем, и с ним, Гейбраном, и не всегда они ночевали на постоялых дворах. Наверняка деньги у нее с собой были. А дальше… Дальше Нель упрямый, и у него знак, он найдет Снежинку.

С этой мыслью лэрд Оннорд и уснул.

Ингор мрачно проводил взглядом всадников, едва удерживаясь, чтобы не выскочить из комнаты и не последовать за ними. Но за спиной стоял Рахерд, который вряд ли позволит своему Огненному совершить такую глупость.

– Итак, леди Триинэ отреклась от клана? – насмешливо поинтересовался лэрд Лэйр. – И все потому, что застукала мою невестушку с Керстеном? Ты уверен?

– Она сама заявила, у Храма, – хмуро отозвался Ортол. – Ну или как-то узнала, что Нерас крутила с Огненным. Потому и сбежала.

– А чего ты такой невеселый, Инг? Теперь Керстен не имеет на нее никаких прав, – хмыкнул Рахерд.

– Ты же не отпустишь меня прямо сейчас. – Ингор оглянулся. – А они, – он мотнул головой в сторону окна, – уже уехали.

– Не отпущу, – кивнул Лэйр. – Потому что, если уедешь, мне начнут задавать вопросы. А я не хочу подозрений.

Огненный снова посмотрел в окно. С другой стороны… Полные губы тронула задумчивая улыбка.

– Я все равно знаю, куда она отправилась, – вполголоса произнес он. – Отверженным больше некуда идти.

– Наемники? – сразу догадался Рахерд. – Скорее всего. Только Керстен тоже не дурак, и его знак ведет. Вряд ли после отречения связь между ними прервалась.

– Даже если догонит, Триинэ не вернется, – уверенно заявил Ингор, и его улыбка стала шире. – Она слишком сильно обижена на Керстена.

– Думаешь, примет твои ухаживания? – Рахерд пожал плечами. – Надеюсь, не забыл, что в земли наемников просто так не попасть?

Ортол тихо засмеялся.

– Не забыл, – произнес он через несколько минут. – Но у меня найдется, что поручить отряду, в котором будет Снежинка. Так что не беспокойся, пожалуй, действительно мне нет никакого смысла ехать прямо сейчас. – Ингор отошел от окна. – Что будешь с Нерас делать? – спросил он Рахерда.

– Воспитывать. – Лэрд прищурился. – Мне не нужна гулящая жена. Если ей так приспичит, пусть выберет второго мужа, на это я еще готов пойти. Но только после того, как родит наследника. В остальном, – Рахерд жестко усмехнулся, – мне нужна гвинерия, и я получу ее. Если Нери что-то знает, я заставлю рассказать. Если нет, – наследник Лэйров помолчал, – придумаю, как добраться до этой ирсовой тайны Реффердов. Зря, что ли, отец мир заключал? Ладно, все, спокойной ночи, Инг. – Рахерд кивнул другу и вышел.

Ортол подумал, что было бы забавно добраться до Мерхилдов и нанять один из их отрядов, чтобы узнать про гвинерию. А еще забавнее, попросить тот отряд, в котором будет Снежинка Реффердов. Тогда не надо будет никого искать, и как только Трин покинет безопасные для нее земли наемников… Ингор улыбнулся. Пока она не принесет клятву, Триинэ не будет считаться одной из Мерхилдов, и если вдруг исчезнет, решат, что она просто передумала и уехала. И Керстен ничего не сможет поделать, потому что агорат Лэйр лежал аккурат с другой стороны от Мерхилдов. Даже если узнает, он просто не успеет. Ингор лег спать со спокойным сердцем: Снежинка станет его и никто не помешает этому. А она привыкнет и забудет своего Керстена, уж Ортол приложит все усилия.

Триинэ чувствовала себя бесконечно уставшей и опустошенной. Она была в пути десять дней, и, хотя расходовала деньги экономно, один мешочек уже закончился. Она ехала до самой темноты и вставала с рассветом, зачастую обедая на ходу, не задерживалась слишком долго на одном месте и шестым чувством ощущала, что по ее следу идут, идут упорно, потихоньку приближаясь. Трин выбирала окольные дороги, потому путь и занял больше времени, хотя земли Мерхилдов лежали в неделе езды от замка Оннордов. У Неля знак, указывающий направление, скрыться от него невозможно. Что было у Ингора, Триинэ не знала и робко надеялась, что Огненный Лэйр все же заплутал и потерял ее след.

За время пути Трин много думала, чуть меньше плакала, успела несколько раз обозвать себя дурой за сгоряча принятое решение, но – что сделано, то сделано. Она теперь безродная, и земли Мерхилдов лежат ближе, чем таинственная Обитель Покровителей в горах. Да и неизвестно, что потребует Эзор в качестве искупления и возможности второй раз дать клятву и вернуться в клан. Снежинка отхлебнула холодного кваса и снова задумалась. Мерхилды. Наемники. Люди без прошлого, но с надеждой на будущее. Если дашь клятву их клану, дороги назад не будет, из Мерхилдов не уходили, не отрекались. Она навсегда потеряет возможность вернуться, если получит меч в Храме наемников. Да, они давали месяц на раздумья тем, кто приходил к ним, но после – после или клятва, или уходишь. А ей идти уже некуда…

Трин допила и встала. Завтра к обеду, судя по карте, она должна пересечь границу земель Мерхилдов. Как рассказывали, наемники расставили вдоль границы сигнальные амулеты, и едва ты пересекал их земли, тебя настигал патруль. Владения наемников невелики, всего несколько городов, включая столицу. Жили заданиями, которые получал их клан в нейтральном Фегере или у заказчиков, что приходили к ним – отделения наемников имелись в каждом крупном городе. Триинэ надеялась, ее примут. Еще бы, бесхозная Снежинка, такая ценность и редкость. Она умела многое, в том числе и ставить щиты, которые не сможет пробить никакой Огонь. Кроме Неля… Но она ему никогда не скажет «да». А значит, Трин являлась в своем роде единственной. Ее магию никто не сможет преодолеть, чем не подарок для наемников?

Утром она встала с рассветом и поспешила вперед. Чутье подсказывало спешить, хотя дорога оставалась пустынной, и она выбрала одну из тех, по которым редко ездили. Погода, несмотря на середину лета, не радовала: туман, тучи на небе, и противная водяная взвесь в воздухе, липнувшая к лицу. Снежинка плотнее закуталась в плащ, радуясь, что абор защищает от влаги. В голове крутились всякие обрывки слухов про наемников, что они проверяют желающих вступить в их клан, а как, это уж от человека зависит. У нее даже оружия не было… Трин поежилась и ударила лошадь пятками, переходя на галоп. Скорее бы доехать и узнать, что к чему.

Дорога тянулась между деревьями, мокрые кроны нависали над головой, и с веток то и дело срывались капли. Трин сверилась с картой – деревня, в которой она ночевала, была последней перед границей. Интересно, она как-нибудь обозначена или нет? Как она узнает, что уже на землях наемников? Наверное, только когда с патрулем встретится… В тревожных думах прошла большая часть пути, пока дорога не уперлась в развилку. Снежинка снова развернула карту, и сердце екнуло: развилка находилась уже за границей. Значит… Значит все? Она доехала? А куда дальше-то? Помедлив, Трин тронула поводья и направила лошадь направо. Вроде в конце этой дороги должен быть городок. Некоторое время Триинэ ехала в одиночестве и тишине, а потом события завертелись с ужасающей быстротой.

Сначала впереди послышался шум, и Снежинка мигом подобралась, выпрямилась, и рука потянулась к несуществующей рукоятке клеймора. Лед отозвался изнутри прохладной волной, готовый защищать хозяйку не хуже оружия. Трин чуть натянула поводья, лошадь с рыси перешла на шаг, а потом и вовсе остановилась. Через несколько минут из-за поворота дороги выехал небольшой отряд. Пять мужчин, все широкоплечие, высокие, лица замкнутые и настороженные. И все с оружием – рукоятки торчали из-за спин. Трин невольно сглотнула, с усилием подавив желание поежиться и приструнив холод, грозивший выступить инеем. Нельзя сейчас показывать свою слабость и страх, никак нельзя. Отряд остановился в нескольких шагах от путницы, и вперед выехал один из наемников, угрюмый, с мрачным взглядом темных глаз. Трин настороженно посмотрела на него.

– Зачем пожаловала? – отрывисто спросил он.

– К наемникам. – Снежинка скинула капюшон, явив отряду серебристые волосы и бледную кожу. – Я от клана отреклась.

Густые черные брови поползли вверх.

– Во-о-от как? – протянул начальник отряда – а это явно был он. – И кто же тебя так обидел, Снежинка? С вас обычно пылинки сдувают, – со смешком добавил он.

– Не важно, – твердо ответила Трин. Она знала, что тот, кто приходит к Мерхилдам, оставляет прошлое за границей земель клана. – Я хочу стать одной из вас.

– Сколько тебе лет, девочка? – насмешливо спросил кто-то из отряда.

– Восемнадцать будет скоро, – честно ответила Трин. – Но я умею пользоваться своим Льдом и клеймор тоже… держала в руках. – Ее голос не дрогнул при этих словах.

– И хочешь к нам? – Начальник отряда хохотнул. – А кто тебе сопли вытирать будет, мелкая?

Трин втянула носом воздух, серебристые глаза зло сузились. Тонкие пальцы сжали поводья, Лед рванулся, осев на волосах искрящимися снежинками.

– Я не нуждаюсь в няньке, – сухо ответила она. – И мой Лед никто не сможет растопить. Я ничья Снежинка.

– Ничья, значит? – Начальник смерил ее взглядом. – А откуда я знаю, что ты ничья? Может, сбежала с церемонии? Или от мужа? А он потом явится за тобой, злой и со своим Огнем?

– Не явится, – тихо, отстраненно ответила Трин, глядя куда-то мимо наемника. – У него… другие интересы теперь.