Текст книги

Вадим Фёдоров
Параллельный мир

Параллельный мир
Вадим Фёдоров

Заключительная часть трилогии. Первые две части «Наркота» и «Бомба для Парижа» знакомят нас с простым человеком, риелтором Вадимом, волею судьбы попавшему в разборки с албанской мафией. И во всём этом виновата любовь…

Параллельный мир

Вадим Фёдоров

Корректор Ольга Котигоренко

© Вадим Фёдоров, 2018

ISBN 978-5-4490-9301-1

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Параллельный мир

1

Белый потолок. И слабость. Постоянно хочется спать.

Закрываю глаза. Проваливаюсь в бесконечный, зацикленный на одной сцене сон. Где албанец с заклеенным носом бьёт меня ножом в живот.

Просыпаюсь. Мокрый от пота. Хочется пить. Открываю глаза.

Надо мной склоняется знакомое лицо. Злата. В белом халате. Который сливается с белым потолком. Её чёрные волосы контрастом выделяются в этом царстве белого цвета.

– Пить, – прошу я и хватаю её правой рукой за попку. Наугад. Но не промахиваюсь.

– Теперь вижу, что жить будешь, – Злата шлёпает меня по руке.

Я окончательно разлепляю глаза. Голова немного кружится. Я в палате. По бокам ещё две кровати. Пустые. У изголовья Злата. Она даёт мне напиться. Вода освежает пересохшее горло. Становится легче.

– У тебя ножевые ранения были, – говорит она, – жизненно важные органы не задеты. Но потерял много крови. И потом заражение было.

– Так эта сволочь меня немытым ножом ударила? – спрашиваю я.

– Не знаю, – говорит Злата, – мытым или немытым, но заражение ты получил. А сволочь твоя умерла вчера. От огнестрельных ранений. Говорят, его полиция подстрелила, когда он на тебя напал.

– Это хорошо, – шепчу я.

Голова опять начинает кружиться.

– Что хорошо? – спрашивает Злата.

– Что умер, – отвечаю я, – хорошо, что умер.

– Как можно радоваться чужой смерти? – удивляется Злата.

– Он не любил украинцев, – вновь шепчу я.

И проваливаюсь в сон…

Просыпаюсь. Перед глазами уже ставший родным белый потолок. Хочется в туалет. Протягиваю руку и жму на красную кнопку вызова.

Через минуту в палату заходит пожилая женщина в белом халате.

– Что случилось? – обращается она ко мне по-русски.

– Где тут у вас туалет? – спрашиваю я.

– Рано тебе в туалет самостоятельно ходить, – говорит женщина, – я тебе утку сейчас дам.

– Я по-большому, – предупреждаю я, – может, как-нибудь сам?

– Нет, – обрубает женщина, – доктор запретила. Через день-два будешь сам. А пока с моей помощью.

И она засовывает мне под одеяло утку. Прилаживает её там. Мне стыдно. Но делать нечего.

– Вас как зовут? – спрашиваю я женщину.

– Виолетта Николаевна, – отвечает та, – можно просто Вика.

Она подтирает мне задницу, уносит смердящую утку куда-то. Потом возвращается. С человеком в форме.

– Добрый день, – приветствует он меня, – я из полиции. Надо вас допросить.

Виолетта уходит. А человек в форме проводит допрос.

Что я делал? Знаком ли с Илли? Какие нас связывали отношения?

Ответил. Что виделись несколько лет назад. Что он продавал наркотики моей девушке. На почве этого имел с ним конфликт.

– А Гонза вам ничего не говорил? – спросил я после допроса.

– Какой Гонза? – удивился человек в форме.

– Никакой, – я улыбаюсь служивому, – это я так, от усталости.

Я, и правда, устал. От всех этих вопросов и воспоминаний.

Человек в форме уходит, пожелав мне скорейшего выздоровления.

Приходит Злата. С тарелкой манной каши. И начинает меня кормить. С ложечки. Как мама в детстве. Только в отличие от того, маленького, Вадима я не капризничаю и ем всё. Зажмуриваясь от удовольствия. Как это всё-таки здорово – быть живым.

– Ты бандит? – спрашивает меня Злата, перестав кормить.

– Нет, я не бандит, – отвечаю я, – с чего ты взяла?