Лина Мур
Пока огонь не поглотит меня


– Ты сейчас специально нагоняешь такую драматичную атмосферу, употребляя слово «смерть»? – Прищуривается она.

– О, нет, я говорю в буквальном смысле. Филипп никогда меня не отпустит, я нужна ему. Я для него красивая картинка и пыль в глаза тем, с кем он работает. Я его статус. Такие мужчины вроде него, не бывают разведёнными, они становятся только вдовцами. Я это видела и слышала, хоть и вуалируют всё под долгую прогулку под палящим солнцем Бермудских островов, но всё это ложь. В том мире, который был моей мечтой, необходимо выбирать: жизнь или смерть. И я выбрала первое, но свободу увижу только в смерти. Поэтому мне нужна твоя помощь, мне нужно место, где я могу подумать, осознать всё и найти варианты. А ты всегда знала больше моего и где можно спрятать сигареты. Так вот, я сейчас эта пачка, никотиновый яд, которому необходимо место, чтобы продолжить жить. Теперь тебе яснее моя ситуация? – Складываю руки на груди, ожидая от сестры хоть какой-то реакции.

Больше никаких тайн, вот так в моём мире происходят разводы. Так, и никак иначе. Я свернула не туда, несколько раз мой путь был выдуман, а теперь же необходимо вспомнить, кем я была когда-то, и стать совершенно другой. Я просто хочу жить и никогда не бояться того, что завтра не проснусь. Возможно, поэтому мой выбор пал на алкоголь, он притупляет чувство страха и позволяет быть той, кого хочет видеть рядом с собой мой муж. Глупая. Красивая. Пустая. Идеальная по его меркам. Но идеал – это тоже ложь, это удобный способ минусы превратить в плюсы и подать их на десерт.

– Я сейчас не знаю, что сказать тебе, Санта. Я не думала, что всё так опасно. Ты же понимаешь, что это опасно? – Сдавленно шепчет Рейчел.

– Да, понимаю. Но тебя подвергать опасности не собираюсь, не волнуйся. Время, которое я проведу здесь, для меня отсрочка перед последним боем. И выиграю я или же проиграю, зависит от того, почувствую ли я хотя бы что-то к людям. Я помню, что должна вас любить, но моё сердце зачерствело, поэтому у меня нет причины, чтобы бороться. Вот почему я приехала к тебе. Помимо того, что мне негде спрятаться, мне необходимо каждодневное напоминание, что кто-то в этом мире меня любит независимо от того, кем я стала. И это ты. Прости меня, что дерьма во мне слишком много, чтобы даже улыбнуться. Но прошу тебя, не выгоняй, позволь мне выжить, – подхожу к ней и присаживаюсь на корточки, вглядываясь в глаза, полные ужаса от моих слов.

– Господи, Санта, куда же ты влипла? – Шепчет она и тянется к моим волосам, проводит по ним, касаясь лица.

– В то, что заслужила. Но я прошу тебя, пусть этот разговор останется в ночи. В одной ночи, в которой ты узнала меня настоящую, больше такого не будет. Поэтому не думай, просто подари мне новое время с тобой. Хорошо? – Выпрямляюсь и ожидаю от неё ответа.

– Я не смогу это забыть. Это нереально, – качает Рейчел головой. – Тебе всего двадцать четыре, и твоя жизнь не должна закончиться с браком. Он даст тебе развод, и я сделаю всё, что от меня будет необходимо.

– Вот этого я и боялась. Ты ничего не сделаешь, у тебя нет той власти, что есть у него. Даже у меня её нет. Я не хочу больше говорить об этом, – обхожу стол и направляюсь прочь из кухни.

– А ну стой, Санта! – Кричит Рейчел, отчего я замираю и закрываю на секунду глаза. – Рассказала мне тут страшилки и теперь уходишь? Ни черта. Ты запутала меня. Сначала мне было тебя жаль, затем появились сомнения, а сейчас я совершенно сбита с толку. Где правда?

– Не знаю, – пожимая плечами, оглядываюсь. – Не знаю, Рейчел. Возможно, всё это алкоголь, ставший спасением для меня, а, возможно, и нет. Я сама разберусь сначала, а ты не лезь. Ты хотела знать, так я поделилась с тобой причинами моего приезда. А сейчас желаю спокойной ночи, на этом я закрываю тему и не собираюсь её продолжать.

Мой резкий тон обескураживает сестру, она не ожидала ничего из того, что я преподнесла ей в виде отравляющего напитка. Но я была честна, именно так вижу свою жизнь, и другого пока нет. Многое забылось в дурмане, и именно это мне нужно вспомнить, чтобы понять, где моя правда, а где лишь фантазия быть жертвой.

Направляюсь в спальню и закрываю за собой дверь. Рейчел не делает попыток меня остановить, потому что она, действительно, не понимает, как реагировать на мой рассказ и мысли. Даже я это не проговаривала вслух ни разу, только в голове крутились слова и фразы, оборванные и тёмные. Не так я желала появиться в доме сестры, но уже ничего не изменить. Будут вопросы, будут крики и очень скоро. Но они не помогут мне, и если она этого не поймёт, то придётся вернуться обратно, ни с чем. Надеюсь, что завтра всё изменится, и Рейчел осознаёт, насколько она, действительно, мне нужна. Я нуждаюсь в причине, чтобы жить.

Глава 4

– Привет, – напряжённо произношу я, входя в гостиную, где сидит Рейчел и что-то читает на ноутбуке.

– Привет. Сейчас только полдень, а ты уже проснулась, – она резко захлопывает крышку и поворачивается ко мне.

– Похмелье сегодня отсутствует, поэтому я выспалась, и у меня появилось желание выйти, – пожимая плечами, подхожу к креслу и облокачиваюсь бедром об него.

– Выйти? То есть погулять? – Медленно переспрашивает она.

– Точно. Сначала нужно купить что-то потеплее. У вас довольно холодно, – указываю на свой наряд идеальной жены: блузка белого цвета, тёмно-коричневая юбка и лодочки на высоком каблуке.

– И что-то другое. Санта, я думала над тем, что ты мне рассказала. Если честно, то не спала и не хочу, но рада, что ты здесь, приехала ко мне, и я готова тебе помочь. Я не собираюсь давить на тебя и спрашивать о большем, хотя ни черта не поняла из твоего рассказа, но я всё равно люблю тебя, – серьёзно произносит сестра и поднимается с дивана.

– Спасибо. Этого мне достаточно. Так что, покажешь, как изменился город за время моего отсутствия? – Улыбаюсь ей.

– Конечно, но сначала завтрак…

– Не хочу. Думаю, в Дублине достаточно ресторанов, чтобы перекусить, – перебивая её, мотаю головой.

– Но это невыгодно… лучше сказать, у меня нет возможности покрывать все твои расходы. Одежду мы купим…

– Господи, Рейчел, я и не думала висеть на твоей шее. Я до сих пор миссис Ричардсон, и у меня есть тысяча вариантов объяснений, куда я потратила деньги. Хотя Филипп никогда и не требовал отчёта. Поэтому хватит, пока я здесь, то за всё плачу я.

– О, нет, мне не нужны его деньги. И ты не должна ими пользоваться, если хочешь избавиться от роскоши, то привыкай к простоте, – категорично заявляет она.

– Брось, роскошь тут ни при чём. Одежда нужна мне, и позволь себе тоже немного побыть валютной шлюхой, как я. В этом нет ничего зазорного, поверь, просто нужно признаться себе, что деньги порой бывают удачным вложением. Да и ограничивать себя сейчас я не желаю. Если умирать так красиво и в лучшем белье, – весело подмигиваю Рейчел, ошарашенно смотрящей на меня, и направляюсь к двери.

– Ну так что, немного вкусишь моего мира, а, сестричка? – Оборачиваюсь к ней.

– Я… чёрт, валютная шлюха во мне сейчас танцует самбу, – она жмурится, пытаясь не рассмеяться.

– Тогда пришло время её познакомить с кавалерами, именуемыми «новое платье» или «туфельки». Позволь мне хотя бы немного отблагодарить тебя таким способом. И мне сейчас плевать на последствия, Рейчел, я хочу жить. Я хочу хохотать над глупостями и не ощущать тумана в голове. Ведь алкоголь до сих пор для меня манящий. И если ты не пойдёшь со мной, то я выпью…

– Всё! Мы идём! Я только сумочку захвачу! – Перебивая меня криком, Рейчел срывается на бег и несётся к себе.

Да, я понимаю, что это неразумно с моей стороны. Лучше бы обдумать всё, найти выход, но я уверена – его нет, как и сил тоже нет. Мне лишь хочется быть немного живой, не той идеальной женой, роль которой и сломала во мне что-то. Я так жду, чтобы сердце забилось, а слёзы текли от радости. Ни разу я такого не испытывала, только в преддверии покупки чего-то желанного, вот и всё. Но когда даже то, из-за чего я сломала свою жизнь, больше не вызывает эмоций, тогда приходит смерть души и разума. И я на грани… не хочу.

Рейчел возвращается, набрасывая на футболку кожаную куртку, когда на мне нет ничего, да я и не чувствую холодного ветра и низкой температуры. Только кожа покрывается мурашками, как естественная реакция на прогулку до автобусной остановки. Да, я могла бы предложить ей купить машину или взять её напрокат, но желание жить сейчас намного сильнее, чем мои возможности. И я не подаю виду, что мне претит вонючее средство передвижения, где полно людей, толкающих меня. Я улыбаюсь с натяжкой, для сестры, постоянно поглядывающей на меня и пытающейся как-то минимизировать неудобства.

Мы, наконец-то, выходим перед торговым центром, и Рейчел ведёт меня по маркам, предлагающим обычную, даже некачественную, одежду. Мне нужно немного, лишь пару тёплых платьев, скрывающих горло и руки, двух цветов: чёрное и тёмно-бордовое. Нет, время светлых идеальных оттенков миновало. Пришло время быть той, кто я есть и внутри.

– Вот теперь намного лучше, – улыбаясь, натягиваю ботфорты, оплаченные несколько мгновениями ранее, и достаю из пакета вязаную накидку тоже чёрного цвета.

– Ты уже примеряешь стиль разведёнки? – Кривится сестра, когда мы выходим из обувного магазина.

– Нет, я примеряю саму себя. Не нравится? Так и не должно. Обычно никому не нравится то, из чего состоят люди, их настоящее нутро, и я именно такая, – равнодушно отзываюсь я, а через секунду понимаю, что говорю сама с собой, ведь Рейчел остановилась у бутика и рассматривает вечернее платье.

– Оно идеально, – восхищённо выдыхает она, когда я подхожу к сестре.

Скептически осматриваю тёмно-синий наряд, едва прикрывающий ягодицы манекена.

– Брэду бы понравилось. Он пригласил меня сегодня в дорогущий ресторан, а я в твои платья не влезу…

– Тогда мы купим тебе его, – хватаю Рейчел за руку и затаскиваю в магазин.

– Нет, Санта, оно мне не по карману, – она пытается вырваться.

– Деньги всегда найдут место, им для этого не нужен карман. Прекрати, валютная шлюха захотела быть красивой. Так отчего бы не побаловать её? Для Филиппа это ничто, поэтому закрой рот и иди в примерочную, – толкаю её к кабинкам, не позволяя возмутиться, пока прошу девушку принести сестре платье.

Плюхаюсь на диванчик, осматривая вешалки, и усмехаюсь от своих мыслей. Хотя Филипп предпочитает именно такое: открытое, броское, яркое. Чтобы о нас говорили, нас заметили, благодаря мне. Товар, который я представляю, обычно выставляется самым гадким образом.

– Санта, я не думаю…

– Думать и необязательно в момент шоппинга. Выходи. Я хочу посмотреть.

Шторка открывается, и сестра, словно ей не тридцать, а всего шестнадцать, полностью пунцовая и смущённая медленно подходит к зеркалу.

– Тебе очень идёт цвет, – замечаю я, пока она наслаждается своим видом.

– Да, потому что я рыжая. Но ты ценник видела? Только продать глаза мне светит.

– Снимай и пошли пообедаем, – поднимаюсь с диванчика, пока Рейчел скрывается в кабинке.
this