Лина Мур
Пока огонь не поглотит меня


– Огонь может быть опасен, милая. Не желай его уродства.

– Огонь может быть красив. Он успокаивает и дарит наслаждение. В огне можно сжечь всё что угодно. И я это делала. Каждый день сжигала понемногу, чтобы принести себе удовлетворение. Огонь притягивает к себе и завлекает. Не обижай огонь, потому что я люблю его.

– Тогда ты готова вступить в пламя? Оно не будет красиво, поверь мне. Оно станет адом, в котором горят души, но получают намного больше, чем может кто-то представить. Ты готова встретиться с ним? – Его голос становится грубее, ниже, проникая в меня сильнее, острее пролетая по венам и ударяя по разуму.

– Я… – распахиваю глаза, перед которыми всё плывёт.

– Ты готова к этому или же твоя любовь тоже ложь?

– Я… боже, кто ты такой? Кто…

Телефон издаёт писк, и я резко сажусь на диване, удивлённо и мутно смотря на тёмный экран. Господи, что сейчас произошло? Кто это был? Почему я так глупо поступила и позволила себе это?

Испуганно отбрасываю телефон, и подхватываю бокал. Голова большая, как это бывает в момент опьянения. Дезориентация, ни черта, не помогающая убрать всё за собой и выбросить бутылку. Но самое страшное, что я разговаривала с мужчиной. И его голос… его вопрос до сих пор повторяется в голове. Снова и снова, пока бреду до спальни, натыкаясь на стены, и падаю на постель. Что я натворила? Не имею понятия, но на сегодня тьма становится единственным пристанищем, но и в ней я не одна. Теперь не одна…

Глава 3

Мечусь по гостиной, постоянно меняя решения. Я не знаю, что делать. Ведь до сих пор помню отвратительный вчерашний вечер, и как он окончился для меня. А теперь, прикидывая множественные варианты личности незнакомца, напрашивается лишь один верный ответ – это был парень сестры. И если он так говорил со мной, допуская себе вольности, и даже, кажется, заигрывал. Хотя в последнем я не уверена, потому что не знаю, как это делают мужчины. То всё равно я предала Рейчел, хоть и косвенно, а он просто козёл. Законченный козёл, раз говорил со мной. Нет, я должна всё рассказать.

Решительно направляюсь в спальню сестры, не имея понятия, во сколько она вернулась. Я проспала вновь до вечера, и она делает сейчас то же самое.

Тихо открываю дверь и вхожу в комнату. Щёлкаю лампой, стоящей на тумбочке, и тяжело вздыхаю. А может быть, ну его? Ничего же страшного не случилось? Лучше пойти и выпить бокал вина, отпустить это и забыть. Раньше мне бы это с лёгкостью удалось, но этот голос… чёртов голос теперь засел в голове и не даёт свободно мыслить.

– Рейчел, – толкаю сестру в плечо, отчего она фыркает и переворачивается на живот.

– Рейчел, мне срочно нужно с тобой поговорить, – громче произношу и упрямо ожидаю, когда тёмно-рыжая голова повернётся в мою сторону.

– Санта, отвали…

– Я должна тебе кое-что рассказать, – качаю отрицательно головой, скрещивая руки на груди.

– Что ещё? Филипп звонил или что-то сделал? – Сон сестры как рукой снимает, и она садится на постели.

– Нет, я хочу сообщить тебе, что твой парень законченный урод. Не встречайся с ним, – указываю на неё пальцем. Брови Рейчел приподнимаются.

– Ты умом тронулась? При чём здесь Брэд?

– При том, он вчера звонил… да-да, звонил тебе, как только ты ушла. Но его не особо волновало, что голоса наши отличаются, и разговаривал он со мной. А я была… ну я немного выпила…

– Бутылку вина, видела, – вставляет сестра.

– Не суть. Так вот он флиртовал со мной, возможно, и нет, но он поддерживал диалог, пока ты к нему ехала. Он такой же урод, как и Филипп. Рейчел, ты должна его бросить.

– Так, всё, алкоголь для тебя под запретом, – медленно отвечает она.

– Дело не в алкоголе, а в том…

– А в том, что ты всё выдумала. Брэд не мог тебе звонить, потому что телефон был со мной, и он же заезжал за мной, Санта! Я не вожу машину! – Сестра вскакивает с постели и возмущённо подходит к стулу, где лежит её сумочка.

– Вот. Вот мой мобильный! – Она демонстрирует смартфон в своей руке, отчего я хмурюсь.

– Нет, вчера был другой. Самый простой и дешёвый. И абонент был важен. Именно так и было написано, – встречаюсь с её карим взглядом.

– Не может быть… нет, – она усмехается и качает головой.

– Правда, Рейчел. Он звонил…

– Это был не он. Где мобильный? – Она направляется из спальни, и я за ней.

– Под столом или где-то там. Я не помню.

– И ты ответила на звонок? – Уточняет она, опускаясь на колени и шаря рукой под журнальным столиком.

– Да, я же тебе только что сказала! – Повышаю голос и наблюдаю, как она достаёт чёрный аппарат и щёлкает по нему. Но он не подаёт признаков жизни.

– Он разрядился. Что сказал этот человек? – Спрашивая, она поднимается и идёт к розетке, где рядом на полу лежит провод для зарядки.

– Я точно не помню. Что-то про огонь, про ночь, и он требовал что-то… не могу уловить эту мысль. Но он был очень настойчив, – перебираю в голове обрывки воспоминаний.

– Это с работы или же ошиблись номером.

– Слишком часто ошибаются номерами, тебе не кажется? – Хмыкаю я.

– Бывает. Ничего, забудь, – сестра пожимает плечами, ожидая, когда включится телефон.

– Ты во сколько вернулась? – Меняю тему и сажусь на диван.

– Около трёх. Я… – не успевает она договорить, как звонок, та самая мелодия, раздаётся по маленькой гостиной.

– Мне нужно поговорить. Ты можешь выйти? – Рейчел резко вскидывает голову, вызывая у меня двоякие ощущения, но я киваю и направляюсь на кухню.

Что-то здесь нечисто. Уж я-то лучше всех могу отличить нервозность и желание скрыть что-то. А такого рода беседы, таинственный собеседник и спокойное отношение к этому Рейчел, говорит само за себя.

Нажимаю на кнопку чайника, чтобы заварить растворимый кофе, от которого отвыкла. Но это приятнее, чем головная боль, терзающая меня с момента пробуждения.

– Ну что? – Замечаю Рейчел, появившуюся на кухне.

– Звонок сбросился. Наверное, неполадки на линии. Мне не должны звонить, ведь у меня отпуск, – отрешённо отвечает она.

– Может быть, какие-то проблемы, и без тебя их не могут решить? – Предполагаю я, и она неоднозначно пожимает плечами.

– Кстати, где ты работаешь? – Интересуюсь у неё.

– В одной компании, занимающейся грузоперевозками. Оператор, – быстро произносит она.

– Давно?

– Около года.
this