Лина Мур
Пока огонь не поглотит меня


Хриплый, сумасшедший смех вырывается из груди, и он болезненный. Мне плохо. Мне ужасно страшно понимать, что я сама себя привела к этому. А дороги назад нет, невозможно вернуть время и думать головой. Алчность, она всегда ответит тебе, и ты окажешься в заднице, как я.

Мне казалось, что я любила Филиппа. Я говорила это тысячу раз, но правда ли? Нет. Я любила деньги, роскошь и свою мечту. Ведь принцесса должна жить и шиковать. Я отвратительный человек, без ценностей и личностного роста. Пустое место, но зато красивая. И именно это помогло мне вырвать у жизни долбанное богатство.

Господи, я даже не знаю, что такое секс. Честно, я лишь выучила марки алкоголя, после которых тоже бывает тошно. От всего в этом мире бывает тошно, если переборщить. А я люблю это делать. Мне нужно много, вот и хапнула то, что заслужила. Идиотка. А как разочаруются родители, я даже представить боюсь.

Ещё один бокал, чтобы погрузиться в туманный мир, где спокойно.

Раздаётся незнакомая мелодия и вибрация, от которой я подскакиваю на стуле и с грохотом падаю на пол.

– Чёрт! – Зло ударяю по деревянной кладке, а телефон продолжает звонить где-то над головой.

Поднимаюсь и захлопываю крышку ноутбука. Мобильный Рейчел, который она забыла, трезвонит без умолку. Цокаю и подхватываю бокал вина, которое, слава богу, не разлилось.

«Важно», – гласит имя абонента.

А вдруг что-то по работе? Я даже не знаю, где работает сестра и чем, вообще, занимается. Но всё же…

Смотрю на вибрирующий и поющий телефон, обдумывая варианты. К чёрту всё.

Беру мобильный и нажимаю на «ответить».

– Да.

– Добрый вечер, – раздаётся низкий мужской голос.

Опешиваю… нет, я просто замираю, теперь потерянно озираясь, делаю глоток вина, чтобы сообразить, а что дальше-то?

– Алло? Ты здесь? – Спрашивает он.

– Да-да. Вы что-то хотели? – Хмуро отвечаю ему и направляюсь в гостиную, немного пошатываясь.

– Это ты мне и расскажи. Что сегодня ты приготовила для меня? – Усмехается.

– Эм… холодно.

Господи, я даже не представляю, что за ерунду несу, и кто этот человек, но алкоголь в крови отбрасывает всю осторожность, позволяя мне найти новую роль, в которой я пьяная, сумасшедшая глупышка.

– Нет никого рядом, чтобы согреть? – Интересуется он.

Боже, вот это голос. Такой сладкий, тягучий, а ужасная связь делает его ещё и хриплым, севшим от возбуждения. Мужской. Филипп разговаривает иначе, звонко, что в голове звенит от него. А этот… прекрасный, я не знаю других мужчин, кроме мужа, и это подстёгивает услышать что-то ещё.

– Только бокал вина, – расслабленно откидываюсь на спинку дивана и забрасываю ноги на низкий столик.

– Красное или белое?

– Белое. Сухое. Такое, как этот чёртов мир.

– Чем тебе мир не угодил?

– Тем, что существует, как и я. Все что-то делают, куда-то ходят, о чём-то мечтают, но всё это глупость. Люди – одна большая ошибка природы, они умеют только лгать, – делаю глоток и хмыкаю от своих слов. Это безумство, но самое интересное, что нет никакой роли, действительно, я так думаю. Неидеальная, грязная, гадкая и алчная, продажная шлюха. Вот она я.

– А ты? Вот ты? Чем занят? Тоже мечтаешь? – Не даю ему даже что-то сказать, как задаю вопрос.

– Уволь, мечты не для меня. Я работаю, – его тембр приобретает серьёзные ноты, вызывающие у меня недоверие.

– Ночью? Работаешь?

– Верно. Ночь – самое удобное время, когда люди, которые лгут, становятся настоящими, и можно узнать много интересного. Ты так не считаешь?

– Ночь одинока, и люди ищут кого-то, чтобы не заразиться её болезнью. Возможно, ты прав, всё самое интересное случается в сумерках.

– А ты заражена?

– Уже довольно давно, – усмехаюсь я и допиваю вино.

– Кто ты?

– Никто. Вообще, никто. Пустое место. Меня нет, – откидываю голову назад и закрываю глаза.

– Тогда мы похожи. Меня тоже не существует. У нас много общего.

– И что ещё, кроме того, что мы лишь иллюзия?

– Ночь губительна для тебя, а для меня спасение. Ты пьяна, милая, но это лишь радует меня, – он, кажется, растягивает каждое слово, забираясь в мой разум всё глубже, и я улыбаюсь. Господи, что со мной не так? Хотя, лучше спросить, что так, раз я говорю с незнакомцем.

– Радует? Есть на то причины? – Интересуюсь я, укладываясь удобнее на диване.

– Определённо. Ты не понимаешь, с кем говоришь, и кто видит тебя.

– У тебя есть дар, и ты можешь видеть людей на расстоянии? – Хихикаю я.

– Нет, у меня есть иное. Алкоголь в твоём случае даёт возможность узнать, то кем ты являешься. Я могу многое рассказать о тебе, но меня это не волнует. Это лишнее, меня интересует другое.

– Что?

– То, что ты скрываешь в себе. Твой разум расслаблен, движения замедлены. Тебе приятно, не так ли?

Задерживаю дыхание от его глубокого тембра, и тяжёлый вздох срывается с губ. Чёрт, я с ума схожу, потому что тело накаляется, по нему проносится горячий поток и согревает до безумия.

– Мне хорошо, – шепчу я.

– И уже не холодно?

– Ни капли.

– Пустота уже не пугает…

– Темнота превращается в манящий огонь, – улыбаюсь, и так сладко, так невесомо, и всё забывается, оставляя лишь голос, обнимающий и укачивающий на волнах спокойствия.
this