Лина Мур
Пока огонь не поглотит меня


– Это тот человек, которого ты ненавидишь? – Низкий смех раздаётся из трубки.

– Нет, я обожаю своего мужа, я до безумия его люблю. Поэтому прошу не звонить сюда, забудь этот номер! – Повышаю голос, уже быстрее меряя шагами спальню.

– Интересная просьба, не звонить на собственный номер, Санта. Очень занимательно. И я бы никогда не дал тебе оценку, как неуклюжая. Скрытная, да. Манящая, определённо. Имеющая очень интересный тембр голоса, который меня привлёк, сто раз, да. Но никак не неуклюжая.

От его слов останавливаюсь, ведь именно их я произнесла, когда был звонок на стационарный номер.

– Что за шутки? Тебя подослал Филипп? Так передай…

– Хватит, – резко обрывает меня, а я хватаю ртом воздух, когда голос пропадает.

– Это мой телефон. Мой номер. И это я прислал тебе его, потому что правда, открывшаяся мне, очень обрадовала меня. Не люблю женщин, принадлежащих многим.

– Это ерунда какая-то. Мой муж прислал мне телефон, потому что я разбила свой. И никак иначе. У тебя богатая фантазия, – фыркаю я.

– К сожалению, или же, к счастью, я не женат. И не собираюсь. Поэтому тебе волноваться не о чем, Санта. Это мой телефон, и никто больше на него не позвонит, кроме меня.

– Зачем? Кто ты такой? – Ошарашенно шепчу я, падая на постель.

– Мужчина. Тебе этого достаточно, чтобы оборвать страх, который даже через связь я ощущаю?

– Нет, недостаточно. И я не боюсь тебя, ведь это очень глупо, не находишь? – Пытаюсь взять себя в руки, но всё же, бегло осматриваю комнату на наличие камер или же чего-то подобного. Филипп и на такое способен, дома они стоят везде. Но я нашла места, где меня бы никто не увидел, когда поджигала одежду моего благоверного.

– Глупо не бояться ничего. У каждого человека есть свой личный страх. Так расскажешь причины, по которым ты ненавидишь своего мужа? Это ведь именно к нему относилось.

– Я не собираюсь тебе ничего рассказывать. Ещё раз убедительно прошу – хватит уверять меня, что это ты прислал мне телефон. Ты понимаешь, что это неправдоподобно? – От возмущения хватаю бокал с вином и делаю глоток.

– Хорошо. На обратной стороне мобильного есть царапина. Далее, телефон заблокирован, и ты можешь только отвечать на мои звонки, но никак не наоборот. Проверь, – спокойно предлагает он. Переворачиваю айфон и замечаю длинный порез, словно его сделали специально. Теперь я, действительно, ничего не понимаю. Если это не Филипп, то, выходит, я нашла себе новую проблему. И эта проблема имеет странную особенность – пугать меня ещё больше.

– Ну что, удостоверилась? – Спрашивает он.

– Кто. Ты. Такой? – Голос от напряжения садится.

– Как только ты сбросишь с себя страх, смиришься с тем, что у тебя появился новый знакомый в Дублине, то тогда, возможно, я поделюсь с тобой своей личностью. Но неужели тебя не увлекает разговор с незнакомцем?

– Подожди… ты парень Рейчел, да? Какого чёрта ты звонишь мне? Ты должен быть с ней на свидании! Неужели, в тебе нет ничего уважительного к той, с кем проводишь время? – Зло произношу, догадываясь о его личности. Чёртов Брэд.

– Я ни разу не видел твою сестру, Санта. Ни разу. Даже не говорил с ней. Хотя признаю, мне не терпелось услышать твой голос, чтобы убедиться в том, что ты существуешь. Но каково было моё удивление, когда мне ответила другая женщина.

– Тогда как ты нашёл её номер? Не поверю в случайное совпадение, – хмыкаю я.

– Очень просто. На линии секса по телефону.

– Что? – Захлёбываюсь кислородом, подпрыгивая с кровати.

– Неужели, твоя сестра не поделилась с тобой информацией о месте своей работы, Санта? – Усмехается абонент.

– Ты больной… да-да, полоумный маньяк! Прекрати выдумывать бог весть что! Рейчел – оператор, и сейчас у неё отпуск! Не смей обливать грязью мою сестру! – Кричу в трубку, не желая больше контролировать ни единой эмоции, вызванной этим неприятным, лживым и наглым субъектом.

– Так недолго и оглохнуть, сладкая. Но я прощаю тебя, меня и это радует. Столько страсти, и мне будет в радость научить тебя переводить её в другое русло, более порочное, – его смех окончательно сносит крышу.

– А теперь слушай сюда, извращенец. Ещё раз позвонишь, я напишу заявление о преследовании, и мой муж… да, Филипп тебя найдёт и прикончит. Тебе всё ясно? – Дышу быстро, слишком быстро и непозволительно для меня. Но не могу иначе, этот человек перешёл все грани воспитания, так ещё и Рейчел сюда приплёл.

Прислушиваюсь и никакого ответа. Облизываю губы, отмечая, руки трясутся, да меня всю сотрясает от гнева.

– Эй… ты здесь? – Нарушаю гнетущую паузу.

– Ожидаю, когда ты станешь собой, Санта. Ты не из тех, кто прикрывается мужчинами, а тем более ненавистным супругом. Сколько тебе необходимо времени, чтобы успокоиться, налить себе ещё бокал вина и начать нормальный диалог? Так мы ни к чему не придём, а я не из тех людей, которые тянут время, – его уравновешенный тембр голоса ещё сильнее заводит меня. Заводит в плохом смысле, я готова визжать от непонимания, от злости, оттого, что попала в какую-то новую историю, и, конечно, от его слов о сестре.

– Ты лжёшь. Для чего? Зачем ты это всё говоришь? – Шиплю я, бросая взгляд на бутылку вина.

– Запомни первое – я никогда не лгу. Вообще, никогда. Мне настолько безразлично мнение окружающих, что я позволяю себе высказать им в лицо всю информацию, не заботясь о нежности их души. Также для меня неприемлемо обманывать тех, кто меня интересует. Возможно, я единственный человек, готовый быть с тобой честным. А ты, Санта, готова отбросить мнимую защиту и забыть об игре «идеальная Барби»? Иного я не желаю.

Господи, я ничего не понимаю. Правда, не понимаю причин, заставляющих меня слушать его грозный голос и сжиматься от странных вибраций, исходящих через телефон. Я в панике, может быть, в шоке. Ноги дрожат, а силы покидают меня, отчего падаю на постель, продолжая сжимать в руке мобильный.

– Что ты хочешь от меня? – Шепчу я.

– Меня не стоит бояться, Санта. Я не причиню тебе ничего плохого. Поверь, – мягко произносит он.

– Согласись, что всё это очень… очень странно. Ты звонишь Рейчел, затем преследуешь меня и присылаешь телефон. Находишь меня и клевещешь на мою сестру, уверяя, что ты ангел во плоти.

– Скорее, падший. Ангелом я никогда не был, я предпочитаю ад и грехи, которые дарят наслаждение не только мне, то и тем, кто рядом. Но, да, ты права, для тебя, сейчас слишком уязвимой, всё очень пугающе. Ты привыкнешь ко мне, и я дам тебе время, чтобы ты проверила мои слова про Рейчел. Сейчас обсуждать что-то бесполезно, ты не готова принять огонь таким, какой он есть. Уродливым. До скорого, моя сладкая Санта, – он шепчет моё имя, и по телу проносится дрожь. Не успеваю отойти от этого, как в трубке раздаются гудки, и я медленно откладываю телефон на постель.

Что это, чёрт возьми, было?

Хватаю бутылку, чтобы плеснуть себе ещё вина, но замираю. Нет… нет, именно алкоголь стал причиной всего этого. Ведь такого не может быть. Я выдумала это, и нет никакого абонента, знающего обо мне и предоставившего информацию, ужасную ложь, о сестре. Нет, хватит.

Подскакиваю с кровати и несусь на кухню. Переворачиваю бутылку и выливаю всё до единой капли в канализацию. Выбрасываю её в урну и облокачиваюсь о столешницу.

– Это всё алкоголь. Ничего не было, это лишь моя фантазия, и только. Фантазия, в которой я привыкла жить и существовать, когда грань стирается, и я не понимаю, кто я такая. Это очень громкий звоночек, чтобы бросить пить, Санта. Это оглушительный звонок, – убеждаю себя, и, кажется, становится лучше. Верить в собственный обман очень легко, самовнушение мне знакомо слишком давно, чтобы не работать и сейчас.

Глубоко вздыхаю и направляюсь в спальню, но всё же, слова о том, почему этот выдуманный мужчина позвонил на номер Рейчел, а затем её странное поведение, не дают покоя. Мне нужно убедиться, что это только я схожу с ума, и никак иначе. Пытаюсь разблокировать телефон, но он запоролен, и я не знаю набора цифр. Филипп такого бы не сделал, он не так умён в этой сфере, чтобы ограничивать мои звонки. А если это был он? Если он подослал ко мне человека, чтобы иметь возможность отомстить… наказать или же что-то ещё.

Боже, эти мысли с ума сводят и повергают меня в панику, от которой мечусь по комнате, находя всё больше и больше вариантов звонка. Мне необходима Рейчел, чтобы понять: было или нет?

Я не знаю, сколько проходит времени, пока я, то включаю телефон, то выключаю и прячу его. И так по кругу. Не знаю, что делать, и как воспринимать это. Моя жизнь всегда была повторением пройденного дня, а теперь изменилась. Всё оживает вокруг меня, и это страшно. Я не хотела этого, а лишь время, чтобы подумать и глотнуть свежего воздуха, найти силы продолжить борьбу за свою жизнь, и всё.

Вроде бы снова дремлю, пока сквозь помутнённый разум не слышу звук шин, и затем хлопок двери. Протираю глаза и поднимаюсь с постели.

– Рейчел, – хрипло зову сестру, распахивая дверь. Мой взгляд мутный, и я едва могу увидеть её, остановившуюся недалеко от меня.

– Санта? Ты чего не спишь? – Удивляется она, пока я моргаю, и зрение становится чётче.

– Я должна с тобой поговорить…

– Ты снова пила, Санта! В урне пустая бутылка! – Осуждающе повышает голос.

– Нет… да, всего один бокал или два, я не помню…
this