Наталья Николаевна Александрова
Последняя загадка Ивана Грозного

– Анна Павловна, это Лариса! Откройте, пожалуйста…

Ей никто не ответил, но послышался щелчок, и дверь открылась.

Поднявшись на четвертый этаж, Лариса опасливо покосилась на дверь Ильи Васильевича. На двери была наклеена бумажка с лиловой официальной печатью.

Она вздохнула, подошла к соседней двери, хотела нажать звонок и тут увидела, что дверь приоткрыта. Лариса почувствовала странное беспокойство.

Хотя… что тут такого? Она же позвонила снизу, вот соседка и открыла дверь…

Лариса открыла дверь пошире, нерешительно шагнула в прихожую и крикнула в глубину квартиры:

– Анна Павловна! Я пришла, у вас дверь не заперта…

Вдруг из кухни появился сутулый мужчина лет сорока с редкими бесцветными волосами, кое-как прикрывающими череп, и пристальным взглядом маленьких, близко посаженных глаз.

Лариса отшатнулась от него и испуганно проговорила:

– Вы кто? А где Анна Павловна?

– Я-то известно кто, – ответил ей лысоватый мужичок. – Я-то капитан Уклейкин из семнадцатого отделения, а вот вы кто такая?

– Из отделения? – растерянно переспросила Лариса. – В смысле из милиции?

– Вообще-то теперь мы называемся полицией, – уточнил капитан и показал Ларисе раскрытое удостоверение.

Буквы плясали у нее перед глазами, однако Лариса сумела разглядеть фотографию – редкие бесцветные волосы, маленькие невыразительные глазки…

– Будем считать, что я вам представился, – протянул капитан, убирая удостоверение. – А как насчет вас?

– Я – Сомова Лариса… то есть Лариса Петровна…

– А документы у вас имеются, Лариса Петровна?

Лариса открыла сумочку, дрожащими руками достала оттуда паспорт, протянула капитану. Тот внимательно с ним ознакомился, сверил фотографию с оригиналом, нашел страницу с регистрацией и только тогда вернул паспорт Ларисе.

– Хорошо, Лариса Петровна, с этим все ясно. Теперь объясните цель вашего визита к хозяйке этой квартиры.

– А где она сама? – спохватилась Лариса. – Где Анна Павловна?

– Вообще-то это я задаю вопросы. И я свой вопрос уже задал. Итак, какова цель вашего визита?

– Ну, Анна Павловна мне обещала отдать одну вещь… – пробормотала Лариса неуверенно.

Собственно, соседка собиралась незаконно войти в квартиру покойного Ильи Васильевича, так что сообщать об этом милиционеру не стоит…

– Какую вещь? – не отставал от нее упорный капитан.

– Так где же все-таки Анна Павловна?

– Дело в том, Лариса Петровна, что гражданка Уткина находится в морге.

– Где?! – переспросила Лариса, недоверчиво и удивленно уставившись на капитана.

– В морге, – повторил полицейский.

– Как это? Я же с ней совсем недавно разговаривала…

– Тем не менее Уткина умерла. Точнее, ее убили.

– Как?! – Лариса покачнулась, и капитан Уклейкин ловко подставил ей табуретку.

– Да вот так… – проговорил он мрачно. – Не знаете, как людей убивают? Покойников никогда не видели?

– Видела, – медленно проговорила Лариса, – я ведь по специальности медсестра.

– Очень хорошо! – преувеличенно обрадовался капитан. – Стало быть, в обморок не будете падать?

– Да с чего мне, – Лариса пожала плечами, – я ее близко не знала…

– Тогда пойдемте в комнату, там поговорим.

В комнате у Анны Павловны был ужасающий беспорядок. Шкаф раскрыт, и вещи выброшены на пол. Кровать разорена, матрас скатан, подушки, простыни, одеяла комом. Скатерть сброшена со стола вместе с вазой, в которой стояли, надо думать, вон те искусственные цветы, что валяются сейчас мятые на полу. Земля из горшков вывалена на подоконник, рядом засыхают цветы.

– Что вы тут искали? – повернулась Лариса к капитану.

– Да не я это, – ответил Уклейкин с досадой, – так уже было. Все же ответьте – зачем вы пришли к потерпевшей?

– А ее где убили – на кухне или в ванной? – уклонилась от ответа Лариса.

– А почему вы думаете, что не здесь? – очевидно, капитан принял ее игру и тоже решил отвечать вопросом на вопрос.

Ларисе внезапно стало скучно. Ей надоел этот пустой разговор с капитаном, она устала и хочет домой. С тонометром придется проститься, так что сейчас нужно поскорее отсюда убираться.

– Ни крови, ни следов в комнате, – устало сказала она, – в прихожей я была, там все в порядке.

Далее, не давая капитану вставить ни словечка, она быстренько поведала ему про Илью Васильевича, про злополучный тонометр и про то, что старуха обещала тихонько наведаться в квартиру к соседу и поискать там этот треклятый тонометр.

– Ну, кое-что мне стало ясно, – сказал капитан, внимательно выслушав Ларису, – стало быть, пошла она в ту квартиру и наткнулась на вора. Он ее и…

– Господи, но убивать-то зачем? – изумилась Лариса. – Ну пугнул, толкнул, да и убежал, стала бы старуха с ним бороться…

– Ваше замечание справедливо только в том случае, – сказал капитан, – если бы потерпевшая не знала вора в лицо. А если это был знакомый человек?

– Да к нему никто не ходил! – ляпнула Лариса.

– А вы? – вкрадчиво спросил капитан.

Ах, вот как! Ларисе этот тип сразу не понравился – его витиеватые речи никак не сочетались с маленькими пронзительными глазками-буравчиками. А теперь он еще и убийство Анны Павловны задумал на нее повесить! Чушь какая!