Олег Николаевич Борисов
Мистер Данбартоншир


– Я это, спасибо сказать хотел! Ты уж прости, что так получилось!

– Все? До свидания!

– Нет, Карлович, не обижайся! Я серьезно! Все ж соседи как-никак!

Старик топтался, не желая уходить.

– Ладно, забыли. Считай, что внук тебе в подарок достался, – досадливо прошипел чернокнижник.

– Да, о внуке… Я это, попросить хотел… Ну чисто по-соседски!.. Ты не мог бы его во внучку переделать, а? Я вот даже картинку из журнала принес! Будет старику радость и утешение…

– Внучку? – В глазах мистера Данбартоншира зажглись нехорошие мстительные огоньки. – Ну что ж, будет тебе внучка. Из журнала. На радость и утешение. Тащи свою картинку…

Глава пятая, каббалистическая

Вуду мистера Данбартоншира

Темной-претемной ночью, когда в деревне не горело ни огонька, на кухне мистера Данбартоншира раздался шорох, потом кто-то звонко приложился о потолочную балку и замысловато высказался об окружающем мире. Разбуженный колдун спросонья швырнул гроздь заклятий в сторону печи и получил отборную ругань в ответ.

– Где-то я подобное уже слышал, – потер заспанные глаза великий чернокнижник и зажег свет. Нашарив теплые тапки, старик набросил халат и подошел поближе – полюбоваться на дело рук своих.

Разглядев гостя, скрючившегося в магической клетке, хозяин вздохнул и выпустил пленника. После чего поставил на плиту чайник и начал накрывать на стол, кося злым взглядом на знатока древнеримской словесности. Поставив возле вазы с сушками розетку с вареньем, мистер Данбартоншир устроился на колченогой, но все еще крепкой табуретке и назидательно произнес:

– Ведь сколько раз говорил, сколько раз: стучаться надо! Так ведь нет, Юпитеру законы не писаны! Он сам законы определяет… Пока голову не разобьет, так и…

– Хватит, – недовольно сморщилось древнеримское божество, сооружая из мутного облака подобие трона. Пристроив поудобнее зад, Юпитер взял протянутую колдуном сковородку и приложил к шишке на лбу, не забыв съехидничать: – А ты все такой же. Сколько раз у нас гостил, а характер не улучшился. Мог бы и посочувствовать старому знакомому.

– Сочувствовать я буду, когда ты домой вернешься, – рассердился чернокнижник. – Потому что про знакомство ты и твоя родня вспоминаете, когда вам что-то нужно. А как я с просьбой в гости загляну, тут и начинается: «Молнии не заряжены, свободное время все растратили, летающие сандалеты порвались, и подарить мы их не можем…»

– Ты еще вспомни, как просил римлян из Англии изгнать! – возмутился гость, в порыве чувств шлепнув сковородкой по многострадальной шишке. – Это же надо было придумать – просить нас вернуть легионы обратно в Рим! Чтобы вместо тихой и спокойной жизни получить толпы бездельничающих солдат на улицах города… С таким трудом их спровадили в дальний поход, и на тебе, любитель клетчатых юбок решил заступиться за давно умерших родственников.

– Молод был, хотел историю переписать, – насупился хозяин, разливая горячий чай по кружкам. – Но признай: будь у меня золота на мешок побольше, и вы бы согласились…

– Ну одним мешком ты бы не обошелся, – усмехнулся бородатый продавец чудес. – Но за пять-шесть мы бы сговорились.

– Пять-шесть? – довольно потер руки мистер Данбартоншир. – Заметь, я за язык тебя не тянул… Так что ты пей чай, угощайся. Как прокашляешься, так и угощайся. А потом и о деле поговорим. После нашей последней встречи ты грозился меня молниями поджарить. Раз сам пришел, без приглашения, то я просто ощущаю огромную и о-о-о-очень дорогую проблему, которую мне предстоит решить.

И практичный потомок шотландских специалистов по черной магии участливо заглянул в глаза сипло кашляющему Юпитеру…

* * *

– …и ведь не поверишь, что только ни делал – ничего не помогает! – жаловался на жизнь гость. – И золото им предлагал, целую горсть… И наложниц… Про угрозы и не говорю, в первую очередь использовал. А также наводнения, ураганы, смерчи, землетрясения и все, что только придумать смог… Не помогает…

– Ты хочешь сказать, что какое-то крохотное племя на краю земли смеется над одним из сильнейших богов этого мира и он с ним сладить не может?! – поразился мистер Данбартоншир. – Как же это произошло?

– Молод был, – покаялся Юпитер. – В отпуск на острова ездил, мир смотрел, отдыхал. И по глупости попозировал аборигенам. Ну и пару-тройку чудес продемонстрировал, чтобы поняли, с кого статую высекают… На чем и попался…

– Это как так? – не понял хозяин избы, кутаясь в халат.

– Ребята ушлые оказались. И сообразили, что статуя теперь со мной связана тайными узами. И если где у них мор или еще какая напасть, то берут лом и тычут каменного болвана почем зря. А я – бросай все и беги спасать. Кукуруза не уродилась – спасай. Акулы сети порвали и рыбаков слопали – спасай. Миссионеры приехали и стали народным пляскам мешать – загляни на огонек и шашлык отведай… В последнее время даже зовут похмелье у вождя снимать… Сил никаких нет…

– И ты… – заинтересовался столь необычной историей колдун.

– И я сначала решил показать, кто там главный… Неделю остров громил. Можно сказать, по кускам разобрал… Но как разобрал, так и собрал обратно. Все восстановил, листики на пальмах заново вырастил, лаву песочком присыпал и мертвых из загробного мира вернул… Потому что молодой был и глупый, дал клятву не переносить статую с места на место и разрешил поклоняться ей в любой момент времени, если кому приспичит.

– А плюнуть на их требования не пробовал? – уточнил для себя ситуацию великий и могучий чернокнижник.

– Сам попробуй! – рассердился Юпитер, потирая бок. – Если бы тебя каждый день ломом, да со всего размаху… Посмотрел бы я, насколько бы терпения хватило…

– Дела… – протянул старик, осознав всю глубину проблемы. – Это они хорошо устроились с личным безотказным божеством… Чуть пятка почесалась – лом в руки и статую ковырять…

– Именно, – согласился гость. – Мало того, они уже дальше пошли – стали кукол лепить и иголками их тыкать. Но это так, для развлечения, над туристами поиздеваться. А основное их счастье стоит посреди деревни на постаменте и каменной бородой каждое утро встречает… Спасай, Карлович, потому как еще неделя такой жизни, и я просто спалю все дотла. Вместе с истуканом. И не будет больше Юпитера…

Мудрый и осторожный колдун медленно допил чай и решился:

– Адрес давай. Я прогуляюсь и по ситуации посмотрю. Если можно помочь, то о цене отдельно поговорим… Но я бы на твоем месте уже мешки готовил. Пять-шесть, как ты только что обещал… Как там их старшего зовут?

– Вуду, – засуетился бородатый гигант. – Так и зовут – великий Вуду. Вредный старикашка, должен тебе сказать… Вот я тебе даже карту уже нарисовал. Как Тихий океан перемахнешь, так вот здесь и приземляйся…

* * *

Следующая неделя выдалась для верховного древнеримского божества насыщенной. Мистер Данбартоншир навестил хитрое племя и попытался использовать весь спектр своих приемов, наработанных за долгие столетия. Но как он ни старался, вредный вождь и его подданные не желали отдавать столь удачно приобретенную статую и с невиданной наглостью отвергали любые предложения. Обиженный до глубины души, обладатель нордического характера в итоге утратил душевное равновесие и устроил локальный Армагеддон, исправлять последствия которого пришлось заказчику.

Семь дней великий и свирепый специалист по недоброй магии крушил, жег, поднимал из могил и заталкивал туда племя целиком и частями. И так же, как он уничтожал, Юпитер восстанавливал, отстраивал, воскрешал и пропалывал грядки, заботливо вскопанные на месте бывшего кладбища. В конце недели бедолага не выдержал и взмолился:

– Карлович! Всем нашим пыльным божественным пантеоном заклинаю, прекращай! Еще раз что удумаешь, и у меня терпение закончится!.. Хватит!.. Это для тебя развлечение и тренировка, а я в зеркало смотреться боюсь, живого места не осталось!

– Ладно, – недовольно сдался мистер Данбартоншир. – У меня в запасе было еще кое-что, но раз просишь…

– И на том спасибо, – устало отер пот Юпитер.

– Но, сам видишь, ситуация необычная, цену придется удвоить.

– …! – Бородатое божество обреченно сплюнуло и испарилось.

А старик остался сидеть рядом со злосчастной статуей, медитируя на заходящее солнце.

* * *

Вождь Вуду, черный, как уголь, и безразмерный, как океан, попытался вырвать левую пятку из чужих крепких рук и проснулся.

– Кто посмел меня беспокоить?! – заверещал он, выбираясь из-под стола, за которым вечером отмечали сокрушительное поражение назойливого чужеземца, устроившего столь неприятное светопреставление.

– Я это, я, – миролюбиво ответил колдун. – Пойдем, мил-человек, хочу тебе кое-что показать.

Вуду настороженно покосился на лом, которым собеседник аккуратно похлопывал по ладони, и постарался настроиться на хорошее начало нового дня:

– Бить будешь? Так ведь пробовал уже…