Олег Николаевич Борисов
Мистер Данбартоншир


– Нет. Данбартонширские мы. От начала веков.

– И ладушки, тогда жди, – обрадовалось порождение Мрака и сгинуло окончательно.

– Водокачку поставлю, – размечтался старик. – Грядки новые размечу, забором пустырь выгорожу и там теплицы построю. Чем я хуже старосты? Буду зимой маринованные огурчики кушать. С брагой.

Довольный мистер Данбартоншир шагнул на крыльцо и полетел вверх тормашками от сильного удара по загривку. Сипло грохнувшись на утоптанную землю, хозяин с ужасом услышал стройный лязг автоматных затворов. Рабочая армия демона прибыла на место…

* * *

На удивление сильные руки скелетов подняли потомственного чернокнижника над землей, и череп в рогатой каске оскалился ему в лицо:

– Кто ты есть? Партизанен?

– Чего?! – С перепугу колдуна переклинило, и он заорал что-то на помеси древнеславянского и шведского: – Я лицо неприкосновенное, требую консула! Jag ar en helig person, efterfragan konsul!

– Юден? – с сомнением переспросил командир в каске, но мистера Данбартоншира уже несло:

– Я тебе сейчас ребра пересчитаю, кочерыжка усохшая! Чтоб меня и на моем дворе жизни учили!

– Нихт юден, – донеслось из задних рядов.

Главнокомандующий скелет почесал ржавые рожки на каске, поколупал пальцем вышитые белой нитью черепушки на черном балахоне колдуна и с еще большим сомнением переспросил:

– Херр оберст?

Нащупав ногами землю, мистер Данбартоншир стряхнул с себя охранников, набрал в грудь побольше воздуха и заорал. Надо признаться, что, если бы сейчас во дворе оказался подлый демон, старик разодрал бы его просто на мелкие клочки. Уж за свой личный надел земли чернокнижник был готов биться с любым исчадием ада. Что ему какие-то жалкие скелеты, обвешанные глупыми железками.

– Молчать, недоносок! Я тебе такой хер покажу, ты у меня до Камчатки добежать не успеешь! Я вам тут что, для мебели поставлен?! Молчать!!! Вам что, боевая задача непонятна?! Вам не сказали, чем заниматься будете?! Я тебе таких юденов покажу, ты у меня в фундамент пойдешь и там все сто лет кувыркаться будешь! Молчать!!!

– Майн фюрер! – в экстазе выдохнула трудовая армия, замерла на секунду и громыхнула в ответ: – Хайль Карлович! Хайль!

С трудом переводя дух, мистер Данбартоншир недобро покосился на вытянувшегося во фрунт командира и молодцевато держащих строй бойцов. Похоже, требовалось немедленно закрепить первоначальный успех.

– Бойцы! Солдаты и офицеры! – Колдун взглянул на вымахавшую над забором зелень и ткнул туда костлявым пальцем: – Там, там наш общий враг! Проклятый всеми богами враг, пожравший наше жизненное пространство! Только сплотившись вместе, мы сможем победить его!.. И мы победим! Тотальная война до последнего солдата! Отечество или смерть!.. Хотя смерть вам уже не грозит. Что и к лучшему…

Мистер Данбартоншир взобрался обратно на крыльцо и скомандовал:

– Слышишь, ты, в каске… Как там тебя?

– Херр лейтенант, майн фюрер!

– Будешь оберстом. Веди парней. Пора. В атаку!

Трудовая армия на удивление быстро перестроила свои ряды, достала из походных мешков гранаты с длинными ручками и под лающие команды рванула вперед…

* * *

На следующее утро умиротворенный колдун сидел на крыльце и осторожно пил горячий чай. Изредка старик морщил нос от налетающего запаха гари, косился на пепелище и бормотал про себя:

– А что, и ничего. Хорошие ребята. Бодрые. Эк они половину деревни разметали. Я и оглянуться не успел… Ну и ладно, зато без жертв. Сегодня все восстановим, починим, а завтра моим огородом займемся. Золу на подкормку, воронки на пустыре надо будет черноземом присыпать… И хорошо… Оберст у меня толковый, справится. И водокачку поставят. И забор. И парники с витражами. Чтобы зашел внутрь, а там – красота…

Отхлебнув, мистер Данбартоншир потянулся и хитро улыбнулся:

– А лет через сто я их верну. На пару дней. И подскажу, где им этих юденов искать. Я одного такого знаю. Большого. С рогами. Пусть развлекутся…

Над деревней разносился стук топоров. Трудовая армия мистера Данбартоншира отстраивала заново разрушенное. В том числе и недостроенную водокачку. Цветное стекло для витражей из района пообещали подвезти чуть позже…

Глава двенадцатая, чайная

Самурай мистера Данбартоншира

Вежливый до отвращения японец церемонно поклонился и протянул аккуратно сложенный листок бумаги:

– Данбартоншир-сан, прошу вас ознакомиться с этим документом.

Застыв в «позе орла» между двумя грядками прополотой морковки, самый могучий колдун в мире похлопал по драным карманам латаной фуфайки и сокрушенно ответил:

– Я бы рад, уважаемый… Как-вас-сан… Но очки дома оставил.

– Меня не затруднит прочесть для вас, – с ледяной учтивостью вновь склонился в поклоне гость. И, не дав возможности выдать в ответ ни звука, японец ловко развернул лист и стал читать, чуть проглатывая «л»: – «Удостоверяю, что выполню любое сокровенное желание подателя сего, в честь нашей дружбы и данного мной слова. Подпись: мистер Данбартоншир».

Убрав листок в карман, одетый в щегольской черный костюм мужчина вежливо улыбнулся и повторил:

– Вы сказали – любое сокровенное желание. Письмо было даровано моему прадеду. Я приехал с просьбой, и вы ее выполните.

– Я помню про письмо, – сердито проворчал колдун, делая вид, что проверяет качество прополки грядок. – Но я и вашему деду говорил, и вам по телефону: в смертоубийствах не участвую. Поэтому вашу вендетту будете исполнять без меня.

– А вам никто и не доверит нанести завершающий удар. Но обеспечить мне встречу с господином Кагасимой вы обязаны. Согласно данному слову. Или я буду вынужден признать, что один из нас – бесчестный человек, недостойный носить столь выдающуюся фамилию.

– Встречу? – задумался чернокнижник.

Но, опережая еще не высказанное согласие, практичный японец добавил:

– Совершенно верно. Без телохранителей, бронированных стекол и прочих глупостей. Только мы вдвоем, с глазу на глаз. И по фамильному мечу у каждого в руках… Я подготовил детальное описание встречи, вы сможете ознакомиться. Там предусмотрены все тонкости.

– Но этот ваш Кагасима в жизни не держал в руках ничего острее столового ножа! – рассердился мистер Данбартоншир. – Он всего-навсего наследник богатой семьи, сдуру что-то ляпнувший пройдохе журналисту.

– Этот человек оскорбил моего отца и меня как единственного наследника. Поэтому я бы перестал отпираться, уважаемый господин колдун, а лучше выполнил данное обещание… В этом мире за все надо платить…

И гость поправил ножны с мечом, аккуратно прицепленные за спиной…

* * *

Плотная занавеска зашевелилась под напором воздуха, и в небольшой, богато обставленный номер зашли двое: молодой мужчина с длинным мечом в изящно украшенных ножнах и мрачный старик в черном балахоне, расшитом насупленными белыми черепушками. У стены, увешанной многочисленными картинами коллекционной стоимости, раскинувшись на тахте, спал толстяк, наполняя окружающее пространство сивушным запахом.

Мстительный господин Такогава медленно обнажил клинок, потом принюхался и так же аккуратно вернул меч назад. Повернувшись к колдуну, мужчина неодобрительно покачал головой:

– Нехорошо, Данбартоншир-сан. Мы так не договаривались. Нет чести убить мертвецки пьяного врага. Он должен быть здоров, весел и готов к схватке. Хотя бы минимально готов…