Олег Николаевич Борисов
Мистер Данбартоншир


Глава одиннадцатая, шовинистическая

Армия мистера Данбартоншира

Потомственный чернокнижник, колдун с официальным дипломом, гордый потомок шотландских свободолюбивых повстанцев и прочая, прочая, мистер Данбартоншир страдал. Духовно, морально и материально в придачу…

Его любимый огород погиб под нахрапистыми сорняками, и старик с болью в глазах рассматривал зеленые колючие джунгли, пожравшие чахлые грядки помидоров и кабачков. До той поры, пока на ходу оставались старые верные зомби, на куцых плантациях мистера Данбартоншира всегда кто-то копался. Пусть не тоннами, но свежая зелень и иные дары природы все же присутствовали на столе. Но безмозглые инопланетные братья разобрали на запчасти последнего из мертвецов, и оставшийся без рабсилы колдун пал духом. Не пристало великому и страшному магу ковыряться в земле. Так и лицо перед крестьянами можно потерять. А наученные горьким опытом соседи больше не брали в долг у хитромудрого чернокнижника, спасая свои проспиртованные тела от несостоявшегося феодала.

Жители деревни в долг не брали, зомби клепать было не с кого, колдун мрачнел с каждым днем. Ситуацию требовалось разрешить как можно быстрее. И судный день настал…

Закрывшись дома, мистер Данбартоншир привычно создал портал в жаркий загробный мир и плеснул туда пару ковшиков холодной воды. Довольно прислушавшись к рассерженным воплям, колдун устроился поудобнее и стал ждать.

Первым на борьбу с напастью отправили мелкое недоразумение размером с неуродившуюся тыкву. Этого демона старик сбил плевком и продолжил скучать.

Вторым сунулся демон чуть побольше, но этот рогатый пакостник успел удрать до того, как мистер Данбартоншир смог протянуть руку к ковшу.

Подождав для порядка еще пару минут, колдун рассердился на проявленное неуважение к его персоне и не постеснялся вылить всю кадку холодной воды в дырку. Подождав, пока развеется пар, великий шотландец сунул голову вниз и проорал:

– Я не понял, мне что, потоп устроить?

Наконец из подмоченного багрового тумана высунулась рогатая голова и с тоской в голосе спросила:

– Ну чего расшумелся? Позвонить не мог?

– Я?! – возмутился мистер Данбартоншир. – Чтобы до тебя дозвониться, надо с десяток амулетов потратить! Пока через полсотни секретарей продерешься, сто раз душу Люциферу отдашь!

– Ну я могу им пометку сделать, чтобы тебя без очереди пускали… – начал было высокопоставленный демон, но колдун лишь саркастически ухмыльнулся в ответ:

– Ничего. У меня другие способы. Более действенные.

– Это да, – печально вздохнуло порождение Тьмы и выбило из уха пару ведер воды. – Как не заявишься, так после тебя и документы сушить, и лужи убирать. Одно разорение…

– А я ведь только начал, – недобро пообещал старик.

Демон покосился и решил не обострять ситуацию. Проклятого колдуна он знал уже почти тысячу лет лично и помнил, насколько у чернокнижника пакостный характер. Поэтому зубасто-клыкастая рожа вздохнула и спросила:

– Зачем пожаловал?

Мистер Данбартоншир сложил руки на груди и повеселел: муторную процедуру препирательств и криков «а ты кто такой» миновали без задержки, можно было начинать торговаться. А торговаться старик любил.

– У меня огород пропадает. Я бы даже сказал – совсем пропал. Весь урожай под корень.

– Мы помидоры не жрем, – испуганно отпрянул демон. – Это не мои ребята!

– Если бы жрали, я бы вам хвосты оборвал тут же, – грозно пообещал колдун и продолжил: – Мне работники нужны. На постоянной основе. Дешевые и трудолюбивые. И чтобы без профсоюзов и прочих ваших подлых штучек.

Клыкастый гость задумчиво почесал рога и попытался отмазаться:

– А я при чем? У меня у самого штаты не укомплектованы. Пока вас, грешников, дождешься, успеешь от тоски усохнуть.

– А кто мне в Париже проспорил желание? Кто сидел на башне и орал, что Квазимодо выберут красавцем года?

Демон насупился:

– Я не виноват. Это у вас, у людей, эстетические вкусы неправильные. Парня с меня лепили. Он должен был выиграть.

– Ну должен не должен – это уже дела прошлые. А желание ты мне проспорил.

Мистер Данбартоншир пошарил в кармане и вытащил длинный листок. Аккуратно расправив мятую бумагу, стал водить пальцем по кривым строчкам:

– Я тут посчитал… Вот, на строительство водокачки мне надо будет с десяток ребятишек. И на парники с полсотни. И еще с сотню – забор поправить и колорадского жука собрать… Так что…

Глаза демона загорелись нехорошим огнем, но он быстро соорудил на роже радостную улыбку и затараторил, не дав колдуну закончить:

– Ребятишек? Работящих и чтобы надолго? Есть, есть такие!

– Точно? – удивился старик. Умудренного опытом чернокнижника насторожила покладистость демона, но тот уже перешел в атаку:

– Есть! От сердца отрываю! Но зато целая рабочая армия! И все как один без вредных привычек!

– И поделишься? – еще больше удивился мистер Данбартоншир.

– Совсем отдам. Желание – это закон! Раз проиграл, надо исполнять! А то с тебя станется, побежишь Самому жаловаться.

– Никогда, – гордо выпрямился в кресле знаток темной магии. – Потомок шотландских колдунов никогда не жаловался! Никому!

– Ну или зальешь, – согласился демон.

– Это – могу. Но чтобы жаловаться…

– Тогда по рукам? Я их тебе до скончания века отдам. А то они такие старательные, всю работу уже переделали, от безделья маются. Ходят тут со своими тарахтелками, молодняк смущают.

– И бесплатно? – засомневался было старик.

Демон замахал лапами, как ветряная мельница:

– На сто лет, не больше! Считай, что из резерва выделил!

– Сто лет? Подходит. Если что, я их потом у тебя выкуплю, – решился мистер Данбартоншир. – Когда пришлешь?

– А хоть сейчас. Как раз во двор тебе и доставлю.

Демон нырнул в дыру, но через мгновение высунулся обратно:

– Только… это… Как бы сказать… У тебя в роду юденов не было?

– Кого? – удивился колдун.

– Юдены… Не знаю, кто это, но сильно парней разобидели. Как кого ни увидят, все спрашивают: «Юден? Юден?»