Олег Николаевич Борисов
Мистер Данбартоншир


– Спрашиваешь, чего не в доме поселили? – Мужики перевели выразительные жесты старика и засуетились. На стол вывалили кучу малопонятных железок, коробок с кнопками и разрисованных записных книжек. – Мы попробовали их дома держать, так ведь они по всему двору разбредаются! Весь дом истыкали палками, дырок – как в решете! В огороде остатки зелени повывели, в банки к себе попрятали. А зомби твоего последнего на части разобрали! Еле отбились, хотели кого-нибудь из нас изловить и сравнить! Вот в клетку и запихали, отсюда они вылезти не могут, одно спасение…

– И что мне теперь с ними делать? – продышался чернокнижник.

– А кто же знает? – удивились соседи, осторожно собираясь домой. – Мы их тут уж почти неделю сторожим, утомились… Так что сам решай, куда ты их денешь… Но если твои сородичи чего учудят на деревне, ты извини, мы тебе порицание объявим. Сам понимаешь, дружба дружбой, но никто не хочет, чтобы и его на куски растащили…

Попрощавшись, мужики осторожно поднялись и двинулись со двора. Через полчаса самый утомленный сумел попасть в пляшущий перед глазами проем калитки и вывалился на улицу. Проводив его ошалелым взглядом, мистер Данбартоншир повернулся к клетке и недобро уставился на незваных зеленых гостей. Первое и последнее порицание селяне выносили ему по приезде в деревню, заставив с ними считаться и изрядно попортив задубевшую в путешествиях шкуру. После тех событий колдун обещал, что не будет больше сжигать все вокруг дотла. Раз о том давнем инциденте напомнили, значит, лупоглазые туристы не на шутку разозлили своими экспериментами всю округу. А с мужиков станется: нехристь зеленая, нехристь шотландская – какая разница. Вилы в бок – и в котельную. Чтобы легким дымком и золой на поля, в качестве удобрений. Пока обратно себя соберешь, сто потов сойдет…

– Зачем пожаловали? – перешел к сути дела хозяин дома.

– Мы в ответе за тех, кого приручили, – непонятно ответил самый худой инопланетянин, с морщинистым лбом и прозрачными на просвет руками. – Мы должны проконтролировать популяцию и уровень дрессированности.

– Что-что? – поперхнулся колдун. – Я вам что, собака? Или хомяк какой?

Над столом материализовалось крошечное облако, потом звонко хлопнуло, и сваленные в кучу железки с кнопками испарились, оставив после себя лишь грязные жирные пятна. Гости сменили цвет с зеленого на бурый в крапинку и поспешно сбились в угол, оставив остолбеневшего командира экспедиции в гордом одиночестве договариваться с ужасным аборигеном.

Добыв из клетки перепуганного дистрофика, мистер Данбартоншир усадил его перед собой, влил в него для стимуляции обменных процессов остатки браги и стал методично расспрашивать о причинах приезда. Поначалу чужак лишь пучил глаза и сипло икал, но, залив брагу пятью литрами застоявшейся воды из бочки для полива, пришел в себя и принялся рассказывать:

– Наши предки строили здесь курорт. Но дорога дальняя, начали больше пятисот тысяч лет назад, надзор слабый, поэтому деньги освоили, на диких пляжах погрелись, ни одного здания не закончили и вернулись назад.

– У нас так же строят, – согласился колдун.

– Наследственность, – вздохнул инопланетянин и продолжил: – А для помощи в строительстве дорог и коммуникаций мы вербовали местное население. Питекантропов всяких с неандертальцами…

– Это кто, горцы? – удивился шотландский маг. – Я у нас на рынке и не встречал таких.

– Не знаю, откуда они брались, может, и с гор. Ребята исполнительные, но недалекие. Мезатронными микроскопами колья забивали. Пока дубины им не выточили, сколько под это добра списали… – Зеленый задохлик мечтательно закрыл глаза, вспоминая старые добрые времена.

– Ладно, со стройкой разобрались. Так строили, что даже следов не оставили потомкам… А зачем снова пожаловали?

– Из-за дубин, – вздохнул гость. – Капитан корабля был страшным бюрократом и все орудия труда записал в ведомости. Недавно, тысяч сто лет тому назад, очередная камеральная проверка наткнулась на эти бумаги и подняла шум. Местную живность работать заставляли? Заставляли… Орудия производства предоставили? Предоставили… Значит, надо отчитаться. Приехать, найти кого-нибудь из долгожителей и узнать, куда дубины подевали. Может, сломали уже. А может, их и не было и под видом автоматизированного комплекса для забивания свай что другое списали…

– Ну и летели бы куда в город, где музеи и такие же яйцеголовые сидят! – возмутился колдун. – Там и рылись бы в запасниках, искали свои инструменты.

Инопланетянин почесал гибкой рукой спину и насупился:

– Пробовали. Трудно с этим. Прописки нет, регистрацию не дают. Деньги наши не принимают. Норовят резиновым ломом по спине огреть и чуркой зеленомордой обзывают… Не получилось в городе остановиться.

– А у нас, значит, получилось?

– А у вас хорошо. Природа. Люди душевные. И лицами уж больно на наших работников походят. Если это не они сами, то их потомки, не иначе.

Мистер Данбартоншир не поленился и сходил домой за детской энциклопедией. Книга досталась в подарок после районного новогоднего утренника, где он изображал помощника Деда Мороза. Дети тогда настолько впечатлились, что «дедушке лесовику» щедро насыпали мешок конфет и вручили «Историю древних народов мира».

Найдя рисунки дорожных строителей инопланетян, колдун долго рассматривал иллюстрации, потом лишь развел руками и признал очевидное:

– И в самом деле. Вот этот – вылитый наш староста, а второй на Митрича похож. Если не он сам, то дед его или прадед…

Захлопнув толстую книгу, чернокнижник поинтересовался:

– А дом мой зачем просверлили? Огород попортили и зомби последнего лишили?

– Положено, для отчетности, – пьяно всхлипнул тощий до безобразия инопланетянин, ловя длинным языком последнюю хмельную каплю из бочонка. – Образцы для исследования взять, бирки навесить, флору и фауну собрать… Нам еще надо чучела изготовить, шкуры для исследования предоставить и штук сто аборигенов для зоопарка наловить. Можно с тебя начать. Все по инструкции…

Оценив перспективы, колдун вздрогнул и пожалел, что так рано вернулся домой. Но потом взял себя в руки и постучал по столу пальцем:

– Показывай. Инструкцию. Бюрократ чертов… И чтобы с переводом, как положено!

Внимательно изучив переливающуюся всеми цветами радуги бумагу, мистер Данбартоншир повеселел и подчеркнул острым ногтем одну из строк:

– Так, недоразумение зеленое, а где у тебя разрешение на отлов представителей местной флоры и фауны? Вот, пункт триста четвертый согласно списку?

Лупоглазый собеседник икнул от возмущения и заверещал:

– Так ведь оно здесь лежало, на столе! Вместе с сачками для ловли бабочек и безонным корректором! Ты же сам это все спалил! Вот, гляди, даже пятно осталось!..

Но колдун был непреклонен:

– Это ты в городе будешь рассказывать, где и что у тебя лежало. Как сдам туда для проверки, так и расскажешь. А после лома резинового еще и вспомнишь, откуда вы свое блюдце угнали. Не удивлюсь, если в районе у кого уволокли. У нас ребята прогрессивные в управлении работают, у них машины все современные, новые. Я что-то похожее на днях видел…

Сменив зеленый цвет на бледно-серый, гость совсем стушевался и залопотал, просительно заглядывая в глаза суровому хозяину дома:

– А может, мы без города договоримся? На тарелку у нас все документы целые, все генокоды записаны и налоги заплачены. А?

Сменив гнев на милость, мистер Данбартоншир согласился помочь попавшим в беду туристам:

– Можно и договориться. Посадите все в огороде обратно, что выдрали. Вместо зомби мне какого-нибудь робота оставите. На болота слетаем, мхов и ягод наберем, надо будет мужикам браги сварить, чтобы зла не держали. И можете возвращаться домой, за своим разрешением. Как оформите, так и побеседуем предметно…

– Мы обязательно, мы сразу же! – обрадовался инопланетянин. – Оглянуться не успеете! Сто тысяч лет туда, сто тысяч обратно, и мы уже тут, со всеми документами!

– Вот и хорошо! – подвел черту плодотворной беседе колдун. – Пошли выпустим твоих лоботрясов, пусть дом конопатят. И на болото… Если все по уму сделаем, я вам даже с собой пару бочонков дам…

* * *

В выходные деревня провожала гостей. Громко играла гармошка, столы ломились от разносолов, а староста деревни красовался в подаренном шлеме звездонафта, лихо заломив его набекрень. Зеленые короткорослики под мудрым руководством общественности осознали, насколько были неправы, и успели ударно потрудиться на благо общества. Митричу заготовили впрок дров, и его дом теперь сиротливо приткнулся рядом с трехсотметровой поленницей. Михайловне помогли украсить коров, и те после мудреной процедуры трансмутации щеголяли золотыми рогами и мычали подобно гудку теплохода. Напоследок гости обновили забор на околице, лихо вколотив столбы универсальными мезатронными микроскопами.

Закончив погрузку зеленых тел в тарелку, мужики добавили на посошок и просили не забывать. С трудом собирая в кучу разбежавшиеся глаза, командир экспедиции громко кричал, вцепившись в крышку люка:

– И вы навещайте! Как только третьего красного карлика пролетите, так сразу налево! Не заблудитесь! Ждем, всех ждем!

Наконец силы его оставили, и он рухнул в глубины иноземного аппарата. Люк закрылся, загудел двигатель, и серебристый диск наискось умчался в ночные небеса, оставив после себя легкий сивушный запах.

* * *

Поздним вечером колдун нашел в сундуке свою записную книжку и аккуратно вывел: «202009 от Р. Х. Срочно уехать на шабаш. Вернуться не раньше 202010».

Еще раз прикинув на пальцах дату, мистер Данбартоншир удовлетворенно кивнул и погладил потрепанную обложку:

– Пусть теперь кто другой с ними разбирается. А я лучше в сторонке посмотрю. Зоопарка мне только не хватало на старости лет…