Анна и Сергей Литвиновы
Небесный остров

Тот, чуть не плавясь под уничтожающим взглядом спасателя, извлек пятисотенную (купюры меньшего достоинства здесь явно не в чести), попросил:

– Мне, пожалуйста, минералки.

– Гаишников наших боитесь? – хихикнула юная богиня.

– Нисколько, – браво откликнулся журналист. – Я ведь конспектировать буду. Поэтому трезвая голова нужна.

– Трезвые мужчины всегда такие скучные! – авторитетно заявила красавица.

«Соблазняет откровенно, в лоб. Зачем?»

Хотя глазки пусть похотливые, но оглядывает его цепко. Явно пытается определить, кто он таков. Даже подумалось: не он девицу кадрит, а она, еще когда по морям рассекала, углядела на пляже незнакомого человека и явилась с проверкой.

«Бред», – осадил себя Полуянов.

А девочка, будто между делом, поинтересовалась:

– Чем вы занимаетесь? По жизни?

Представляться корреспондентом «Молодежных вестей» Полуянов не стал. Не хотелось нарушать очарование момента. Слишком часто люди боятся что-то ляпнуть при журналисте, зажимаются, начинают мучительно подбирать слова… Потому ответил обтекаемо:

– Я путешественник.

– За это платят?

– Когда как. Если найдешь что-нибудь интересное – то да.

– Типа чего? – заинтересовалась она.

– Ну, я пишу книги, сценарии, – несколько преувеличил собственные заслуги Дима. – Сейчас над путеводителем работаю, по Краснодарскому краю.

– Ой, как здорово! – воодушевленно выдохнула красотка. – Всегда о такой работе мечтала!

– И?..

– Куда там, – вздохнула она. – Я – обычная домохозяйка. Знаете: борщи, котлеты, палисадник.

Роль простушки, оценил Дима, ей почти удалась.

Явились коктейль и минералка – самая дешевая, местного производства. Сдачу парень, естественно, не вернул.

Девушка сделала глоток «Голубой лагуны». Метнула жадный взгляд на обнаженный Димин торс. Он постарался выпятить грудь, расправить плечи. Поинтересовался:

– У вас на пляже конкурсы красоты не проходят? Вам обязательно надо участвовать.

– Меня не допустят, я родственница учредителя, – усмехнулась она. И грустно добавила: – Да и Вадим не разрешит.

– Вам нравится замужем? – нахально поинтересовался Дима.

– Ну, как сказать… – Опустила ресницы богиня. – С одной стороны, это удобно, – и чуть не с вызовом добавила: – Только скучно ужасно.

Явно напрашивается на свидание. Но что скажет красавица, когда узнает (а сие неизбежно) об истинной цели его визита? И не нарушает ли он в свете происходящего журналистскую этику, которая гласит: никогда не пей с возможным отрицательным героем материала (и уж тем более не спи).

Дима решил пока что снизить накал страстей. Обжег горло ледяной минералкой и, словно между делом, спросил:

– А почему, кстати, у вас на пляже такие строгости? На городском, я видел, водный мотоцикл любому дают, без всяких прав.

– У нас недавно неприятность была, – поморщилась Виолетта. – Девчонка одна, купальщица, под моторную яхту попала. Насмерть.

– Молодая?

– Молодая, но опытная, – весьма едко произнесла собеседница. – Пьяная была в дым.

– Все равно жаль, – вздохнул Дима.

– Все, кто не видел, жалеют! – с жаром откликнулась собеседница. – Хотя эта дурочка сама под винты кинулась! А когда яхта со скоростью двадцать узлов идет, за секунду ее не остановить. И отвернуть не успеешь!

Свою горячую речь, показалось Диме, Виолетта произносит далеко не первый раз.

– А девочка за буйками купалась? – поинтересовался Полуянов.

– Ну естественно! – последовал мгновенный ответ.

Но в глазах Виолетты что-то вновь дернулось, задрожало.

– Сами видели? – продолжал напирать Дима.

– Да! И я, и еще сто человек!

Против ста свидетелей, конечно, не попрешь. Но не врет ли красавица?

Да и слишком уж охотно, с готовностью, поддерживает разговор на нужную ему тему.

«Надо все-таки позвать ее на свидание. Подпоить, и…»

Но озвучить приглашение журналист не успел.

К ним спешным шагом приблизился мужчина. Лицо хмурое, одет в рубашку и брюки – явно не курортник. На Диму демонстративно не взглянул, а Виолу грубо схватил за руку, буквально выдернул из шезлонга. Лицо злющее, веко дергается. Прошипел негромко, но Полуянов расслышал:

– Ты опять?!

Та попыталась вырваться. Спасатель поспешно отвернулся.

– Эй, уважаемый! – с угрозой произнес Полуянов.

И отступил. Потому что Виолетта жалобной мышкой пискнула:

– Ради бога, не лезь!