Александр Александрович Бушков
Дикарка. Чертово городище

– Все похабные стремления – побоку, до тебя уже дошло? У нас будут совершенно другие игры… Короче говоря, чтобы ты не ломал голову – я пришла выяснить, что стряслось с господином, который тебе был известен под фамилией Теплов. Только, я тебя умоляю, потрох сучий, не говори мне, что такого не знаешь. И не притворяйся, будто никогда в жизни не соглашался на него работать, не предавался ему душой и телом… Для полной ясности, касаемо моей роли и полномочий: кодовое слово «Аксай». Рожу тупую не делай! Он тебя предупредил о таком повороте событий, это азбука ремесла… Я точно знаю, что предупредил.

– Так вы – это…

– Ага, – сказала Марина. – Я – это я. Маленькая фея по имени Свобода. Знаешь, почему меня так прозвали? Потому что там, где я появляюсь, хламье вроде тебя моментально забывает слова «ложь» и «неправда». И начинает с превеликой готовностью выкладывать чистейшую правду, о чем ни зайдет речь… Сомнения есть? По организму приложить чувствительно, или все же будешь умным мальчиком?

Капитан ошарашенно заворочался в кресле, таращась на нее глазами с блюдце:

– Простите, я не думал…

– Что появится очаровательное и беззащитное на вид создание вроде меня… – понятливо закончила Марина. – Не переживай, ты не первый, золотце, не десятый даже, и уж никак не последний… А теперь слушай внимательно. Пароль произнесен. Вилять, предупреждаю, не следует. У меня нет ни малейших причин к тебе относиться тепло и ласково. С чего бы вдруг? А что до тонкостей, то мне приходилось видеть, как у живых людей кишки через жопу вытягивали – и в кое-каких подобных забавах мне самой участвовать приходилось… Ну, мы успокоились? Овладели собой и готовы беседовать спокойно и обстоятельно?

Капитан Каразин торопливо закивал. В глазах у него появилось должное выражение прижатого к стене и не видевшего для себя выхода мелкача, профессионально взятого за хобот умелым охотником.

– Итак, – сказала Марина, – вербанутый по всем правилам агент с присвоением клички «Красавчик»… Кем вербанутый, было известно с самого начала, а? Так что целку не разыгрывать! Прекрасно знаешь, перед кем теперь обязан ходить на задних лапках. Конкретно, передо мной. Удавлю, если что, похабень долбаная! Ну, пискни что-нибудь для завязки непринужденной беседы…

– Простите, почему такое обращение… Я ни в чем не виноват, все выполнял старательно…

– У меня такой стиль работы, – усмехнулась Марина. – Люблю, чтобы с самого начала не оставалось никаких недомолвок и народишко с ходу принимал меня всерьез… Ты не кривись, не кривись, у тебя ничего не должно особенно болеть, и нет никаких непоправимых повреждений, что-что, а бить-то я умею… Короче. Излагай внятно и подробно: что ты делал для Теплова?

Капитан смотрел на нее страдальческим взором, и Марина, чуточку рассердившись, пересела поближе, на соседнее кресло, задушевно сказала:

– Мне жутко интересно: если добраться до ближайшего прокурора, столичного, я имею в виду, и положить ему на стол кое-какие пикантные сведения, про то, например, как ты месяц назад по заказу прекрасно известного по фамилии господина из финансовых кругов старательно ловил в Чертовом Городище смазливых туземочек, и что с ними было потом… Дойди до дела, он ведь все на тебя свалит, а сам будет ни при чем…

– Извините, я…

– Ты был ошарашен, – сказала Марина. – Я понимаю. Но пора и в себя прийти, чадушко, мир наш сложен и к упавшим жесток… Ну, так что ты делал для Теплова?

– Он интересовался Чертовым Городищем…

– Это слишком абстрактно. Конкретнее давай.

– Собственно, Городище – это потом…

– А раньше – что?

Капитан подался вперед:

– Да поймите вы мое положение! Мне ж конец, если что…

– Понимаю, не дура, – сказала Марина. – Кто-то из местных шишек тебе оторвет голову, если что… Но расклад, дружок, именно такой: тебе придется любого местного сдать в темпе и с радостным визгом. Потому что неприятности со стороны любой местной шпаны – мелочевка по сравнению с тем, что на тебя может обрушиться с заоблачных высот государственных контор. У тебя достаточно мозгов, чтобы сравнить масштабы угрозы для жизни и здоровья, они ж настолько несопоставимы…

– Я понимаю…

– Тогда пой, ласточка, пой, пока я не разошлась!

– Его в первую очередь интересовал Сатаров…

– Это кто?

– Помощник губернатора. Он у нас бывает частенько… и часто навещает Чертово Городище.

– С тобой?

– Нет. У него свои корабли, свои вертолеты, свои люди… Собственно говоря, это все не его, а губернатора… Но я представления не имею, что они там крутят! От таких дел лучше держаться в стороне. Сатаров и Пулавский…

– А это еще кто?

– Граф. Самый настоящий. Из Краковского королевства. Они большей частью вдвоем делают вылазки в Городище…

Игра приобретает интерес, подумала Марина. Помощник губернатора в предосудительной связи с иностранным подданным, и они на пару шарят по Чертову Городищу… Хорошо бы это оказалась шпионская сеть с тайниками, секретными аэродромами и прочими причиндалами, такие вещи в отчетах наверх прокатывают звонко, и ордена на грудь порхают, как птички. Коли уж в какой-то службе есть знаки отличия и прочие регалии, их следует добиваться для дальнейшего роста и поднятия авторитета – прямо-таки закон природы… Нет, не будем забегать вперед…

– И что там эта парочка крутит?

– Представления не имею, – сказал капитан решительно. – Теплов это как раз и хотел знать. И так меня пытал, и этак, со всех сторон присматривался… Но говорю вам, я ничего не знаю!

– Точнее говоря, старательно уклоняешься от любых пересечений с этими секретиками?

– А что тут удивительного? У меня отличная работа, хорошее место. И без того масса выгод. А лезть в подобные дела… Но он, я Теплова имею в виду…

– Он тебя мягко и ненавязчиво убедил, что лезть все же придется, я так понимаю?

– Вот именно. Только я ничего не успел узнать толком – вопросы напрямую задавать опасно. Сатаров держит свою технику на нашем причале и аэродроме, но впрямую ведь не станешь расспрашивать, нужно продумать, как все сделать осторожно и не вызывая подозрений… Между прочим, Теплов со мной в этом был полностью согласен, горячку пороть не велел… Мы вместе обдумали, и я, собственно, только начал… Никаких пока результатов. Разве что я его свел с Шайтаном…

– Это кто?

– Есть такой авантюрист. Искатель. Знаете, из профессионалов. Уже четыре года, как болтается по Городищу, там же главным образом и обитает, жив-здоров до сих пор, а это о чем-то да говорит, верно?

– Верно, – задумчиво кивнула Марина. – Я не спрашиваю, что тебя с этим Шайтаном связывает. Достаточно информации, чтобы самой догадаться. У тебя отличная возможность тихонько и незаметно из Городища вывозить всякую всячину, которую ребятки вроде Шайтана порой добывают… Так? Ну вот, видишь, какая я умная, хоть и натуральная блондинка… Значит, ты их свел… И что?

– Они очень быстро до чего-то договорились. До чего – мне никто не докладывал. Я пару раз вашего Теплова возил к Шайтану, мне легче, можно обставить так, что никаких подозрений…

– Что, так прямо к калитке и подвозил?

– Да нет, какая там калитка… К берегу, там неподалеку нынешнее Шайтаново логово. Очень удобные развалины. Теплов к нему уходил на часок-другой, потом возвращался и уплывал со мной в «Долину». Никто ничего не заподозрил – среди клиентов хватает таких, что разыгрывают одиноких исследователей. Если им так уж приспичит, мы их не обязаны сопровождать в Городище, ответственность с нас снимается официальным образом, они расписки пишут по всей форме, наш юрист удостоверяет… Между прочим, эти места не так уж и далеко, еще четверть часа спокойного хода, на нынешней скорости… Показать?

– Конечно, – сказала Марина. – И, кошке ясно, у тебя есть какой-то пароль, установленный с этим самым Шайтаном, какие-то условные знаки, а? Без подобных предосторожностей в таких местах попросту не бывает.

– Ну да. Мы…

– Это потом, – сказала Марина. – Не к спеху. Что случилось с Тепловым?

– Он исчез.

– Сама знаю. Обстоятельства?

– Просто взял и исчез. Утром его не было, а в коттедже прибирались уборщицы. Сказали, он уехал. Я не стал задавать никаких вопросов – с чего бы вдруг? У нас с ним не должно было быть никаких особых отношений, он для меня – всего-навсего рядовой постоялец, которого я вожу в Городище, когда ему захочется… Но он же не мог уехать просто так! Мы с ним в тот день должны были плыть к Шайтану… Значит, с ним все же случилось что-то?

– Вот то-то и оно, – сказала Марина. – Чрезвычайно похоже.