Александр Александрович Бушков
Дикарка. Чертово городище

– Я могу и сам подсуетиться…

– А вот фиг тебе! – сказала Марина, показав ему язык. – Анекдотов про блондинок наслушался? Я все же не дура, милый, и прекрасно помню, что написано в брачном контракте. Вот так, запросто, как кошку драную, меня на улицу ни за что не выкинуть. Очень-очень придется постараться – чтобы ты меня приловил под любовником с дюжиной свидетелей или, по крайней мере, видеозапись предъявил, да доказал вдобавок, что это не подделка, не монтаж… И так далее в том же духе. Хрен дождешься! Я, может, и дура, но так просто ты меня не подловишь… а настоящего мужика, честное слово, я тут непременно отыщу, хотя бы из чистой вредности…

– Ну, попробуй, – отозвался муж, не особенно ввергнутый в ужас. – Желаю удачи…

– А я ведь не шучу!

– И тебе тоже по-настоящему желаю удачи.

Он сидел, пуская дым, поглядывая на разозленную голую женушку, как на досадную помеху – быть может, на минуту и в самом деле вжился в образ крутого миллионера, у которого есть чем в этой жизни утешиться, даже если и стал с женщинами слабоват. Как бы там ни было, сцена была сыграна в лучшем виде; и те, кто за ними подглядывал-подслушивал, могли сделать на основании увиденного и услышанного массу полезных для себя выводов, а значит, и рассчитать следующие шаги. В том, что они будут, сомневаться не приходилось…

Забрав со стола мобильник и сумочку, Марина удалилась в спальню, где мобильник моментально показал наличие еще одной видеокамеры, но это уже ее нисколечко не взволновало и не озаботило, потому что представление кончилось.

Отыскав в баре парочку подходящих бутылок, она сделала себе коктейль, завалилась на широченную роскошную кровать и вновь позвонила подруге Наташеньке, которой долго жаловалась на нескладную жизнь вообще и на мужа в частности. На сей раз невинный щебет двух закадычных подружек все же содержал парочку кодовых фраз – донесение о том, что она осваивается, но пока что не может похвастать ни сенсационными открытиями, ни особенными успехами, что, в общем, и не удивительно, учитывая, что они только что прибыли. С той стороны ответили, что они все прекрасно понимают и триумфов в первый же день отнюдь не ждут. Вот и ладненько…

Отложив телефон, она прислушалась. В гостиной определенно разговаривали двое. Не раздумывая, накинула коротенький халатик, небрежно стянула его пояском и вышла.

Напротив драгоценного мужа Артура помещался вполне достойный внимания, с сугубо женской точки зрения, субъект – метр восемьдесят, белозубый и широкоплечий, лицо героя-летчика из старых фильмов. И форма, кстати, на нем была напоминавшая летную, – синяя с серебряными пуговицами, никелированными крылышками над нагрудным карманом, только зачем-то сочетавшимися еще и с якорем. Та же эмблема красовалась на синей фуражке со сверкающим черным козырьком, лежавшей на полированном столе. У каких бы то ни было государственных структур Марина такой формы что-то не помнила. Частная авиакомпания? Возможно.

– Можно присоединиться? – спросила она непринужденно, уселась в свободное кресло и, разумеется, вольготно закинула ногу на ногу, как и полагалось капризной молодой дамочке. – Надеюсь, вы тут не ваши интимные вопросы обсуждаете?

Красавец воззрился на нее в некоторой оторопи. Довольная произведенным эффектом, Марина чарующе ему улыбнулась и с удовольствием отметила, что он не остался равнодушен к зрелищу скрещенных стройных ножек, которых коротенький халат и не скрывал вовсе.

– Моя эксцентричная супруга, – сказал муж светски. – Татьяна Николаевна. Веселое и взбалмошное создание, учитывайте это и не смущайтесь…

Марина улыбнулась еще очаровательнее и подумала, что все же отыскался достойный внимания объект… хотя нет, никак нельзя с ним связываться, не годится заниматься личными делами, нужно оставаться свободной и незанятой в ожидании акций, которые в ее отношении могут быть предприняты…

Он наклонил голову:

– Капитан Каразин, Виктор Сергеевич. Начальник транспортной службы пансионата…

– Мы как раз планируем завтрашнюю экскурсию, – пояснил муж Артур. – Тебе, может быть, неинтересно?

– Да нет, как раз наоборот, – сказала Марина решительно. – С превеликим удовольствием присоединюсь… Мы как, на вертолете полетим или поплывем?

– Как вам будет угодно, – сказал Каразин, привычно раскладывая извлеченную из синей папки с гербом пансионата кипу бумаг. – Здесь подробные карты, наиболее интересные объекты, вы можете выбрать любой маршрут…

Он принялся деловито объяснять, водя авторучкой по картам, чертил зигзаги и прямые, объяснял преимущества того или иного маршрута и его занимательность, заверял, что безопасность гарантирована и беспокоиться совершенно не о чем. Артур старательно слушал, он в точности выполнял инструкции.

И кое о чем представления не имел, потому что главной тут была Марина, а ему, собственно говоря, отводилась роль мишени и приманки, а потому и посвящать его в некоторые тонкости нипочем не стоило…

Ее дурное настроение как рукой сняло. Поскольку именно эту фамилию ей и называли. Как явствовало из скудных донесений, которые Вампир все же успел отправить перед тем, как исчезнуть, именно этого самого Каразина, Виктора свет Сергеевича, он успел вербануть, а вербовал он качественно, те, кто к нему попал на крючок, там и оставались…

Здесь, конечно, таилась масса загадок и темных мест. Никто и представления не имел, зачем Вампиру понадобилось этого типа вербовать, но основания, надо полагать, были серьезные; в подобной командировке, да и вообще в их работе никто не проводит вербовок от скуки или забавы ради.

Правда, возникала масса прелюбопытнейших нюансов. Фотографии не было, только имя с фамилией. А значит, теоретически допуская любой подвох, коли уж начались серьезные игры, можно было и предположить, что никакой это не агент Вампира, а самая натуральная подстава. В рамках продуманной контригры.

Многое можно допустить, всех подвохов не предугадаешь, но ничего не поделаешь, наживку придется хапать…

– Как романтично! – сказала Марина. – Значит, вы и летчик, и моряк в одном лице? Как же вы называетесь в таком случае?

– Извозчик, – сказал капитан с показной скромностью. – Не более того. Сижу за штурвалом, стою у руля…

– Да будет вам! – воскликнула Марина, таращась на него незамутненным взором наивной дурочки. – Я своими ушами слышала, что там, в Чертовом Городище, живут чудовища и дикари… И полагала, что туда ездят исключительно на танке. Говорят, там самый что ни на есть натуральный каменный век, черепа вдоль улиц на кольях торчат, и все такое…

– Преувеличение, – сказал капитан безмятежно. – Конечно, там и звери встречаются, и… э-э, туземцы. Но никаких особенных ужасов нет, мы бы никогда не стали рисковать жизнью клиентов… За все время не было ни единого… инцидента.

– Вы меня успокоили, – сказала Марина. – Тогда я тоже поеду, интересно ведь…

И вновь послала ему самую очаровательную улыбку, словно бы невзначай повернувшись в кресле так, чтобы куцый халатик совершенно не прикрывал бедро. Белозубый гибрид летчика и моряка, судя по глазам, конечно же, отреагировал в глубине души. Клюнул, подумала Марина, голыми руками можно брать за доверчиво подставленный хрен…

Глава четвертая

Чертово Городище

Вид отсюда, с пологих высот, открывался на много километров, в какую сторону ни глянь. Марина поневоле засмотрелась, хотя пейзаж особым разнообразием или причудливостью никак не отличался. Повсюду одно и то же: уходящие до горизонта шеренги и квадраты заброшенных домов, низких и высоких, перемежавшиеся зелеными лесами, а кое-где деревья росли посреди кварталов и бывших улиц, и буйный кустарник окружал дома. В нескольких местах над дырявыми крышами и густыми рощами вздымались остроконечными башнями высоченные серые дома, украшенные шпилями с какими-то эмблемами. Слева, сразу под откосом, текла неширокая медленная река, через нее перекинут сохранившийся почти нетронутым мост с дугообразными арками, и по нему тянулись поржавевшие рельсы. Марина присмотрелась. Довольно далеко к северу виднелся поезд – часть вагонов давным-давно свалилась под откос, но с полдюжины остались на рельсах, так и стояли, зияя выбитыми окнами. Одним словом, запустение невообразимой протяженности.

На ее взгляд, увлекательного и романтического здесь было не больше, чем в пустой бутылке, выброшенной после употребления, но людям их положения, оказавшимся в подобном заведении, надлежит прилежно осматривать местные достопримечательности, ахать, восторгаться и задавать дурацкие вопросы…

Она мимолетно оглянулась. Поодаль стоял доставивший их сюда вертолет и другой, возле которого торчали четверо рослых молодцов в зеленой униформе и красных беретах с эмблемой пансионата. Оружия они на виду не держали, но Марина давным-давно, еще когда вылетали, разглядела, что в вертолете имеются автоматические винтовки и наверняка еще что-нибудь. Вполне разумная предосторожность для посещения таких местечек…

– Когда-то это была столица, – тоном опытного гида сказал стоявший за ее плечом капитан Каразин. – Еще до первого развала, во времена так называемого…

– Я помню, – сказала Марина небрежно. – В школе что-то такое в голову вдалбливали… Дайте-ка!

Она протянула руку, и Каразин проворно подал ей бинокль опять-таки зеленого цвета, с эмблемой. Привычно покрутив колесико наводки на резкость, Марина убедилась, что не ошиблась – очень далеко внизу, меж редкими деревьями, давно взломавшими асфальт на широкой улице, быстро прошла, почти пробежала цепочка двуногих созданий, то бишь людей. На таком расстоянии даже в сильный бинокль не удалось просмотреть лиц и одежды – нечто вроде свободных балахонов, в руках длинные предметы, скорее копья, чем ружья – но в том, что это были именно люди, сомневаться не приходилось.

– Люди! – воскликнула она тоном предельно удивленной капризной дамочки. – Только странные какие-то…

– Конечно, – сказал Каразин. – Там есть туземцы. Не особенно много, разумеется, несколько тысяч, пять-шесть племен… Маленьким группам кое-как можно прожить и пропитаться. Охота и все такое…

– А говорят, там они все людоеды? – с восторженным ужасом спросила Марина.

– Преувеличение, конечно… Но дыма без огня не бывает, не удивлюсь, если что-то такое имеет место.

– Ужас какой! – старательно округлила она глаза. – А на кого им там охотиться?

– В лесах под городом дичи достаточно. Так что охотятся не только люди, но и звери. Зверей в Чертовом Городище достаточно – масса удобных мест для логовищ. Понимаете, раньше, еще до всех катаклизмов, там были зоопарки. Когда… началось, о них никто, понятное дело, не заботился, и зверье, как уж сумело, вырвалось на волю. Теплолюбивые перемерли, травоядных очень быстро сожрали, а вот кое-какие хищники прижились. Если вам нравятся такие развлечения, можно устроить целенаправленную охоту, мне уже приходилось такое организовывать. Медведи, барсы, волки… Есть даже семейство горилл, но с ними труднее всего: никому так ни разу и не удалось добыть хоть одну, сообразительные, твари, и прятаться умеют… Охота хорошая.

Марина отметила, что он все же кое о чем умолчал. Перед отлетом она, как водится, прилежно проштудировала кое-какие досье и сводки. По достовернейшим данным, охотой на зверей забавы не ограничивались: для особо утонченных любителей с особо толстым кошельком эти же самые предупредительные ребята во главе со своим капитаном в два счета могли сноровисто организовать и охоту на туземцев, что было, вообще-то, противозаконно; но места здесь глухие, а туземцы, собственно говоря, паспортов не имеют, гражданством не располагают, в качестве налогоплательщиков не зарегистрированы. А значит, не имеют ни возможности, ни желания нанять адвокатов и внести жалобу по всем правилам…

Так что бравого капитана вербовать было, без сомнения, легко, учитывая кое-какие накопившиеся за ним прегрешения, от которых в случае чего никак не отмажут ни местный губернатор, ни толстосумы-клиенты…

Сделав наивное личико совершеннейшей простушки, она взяла капитана под локоть, отвела в сторонку и понизила голос:

– А вы знаете, я слышала на одной вечеринке, когда выпито было изрядно и языки развязались… Кто-то мне хвастал, что на туземцев охотился…

– Это он вас разыграл, – сказал капитан, не моргнув глазом. – Насквозь противозаконное дело…