Текст книги

Орсон Скотт Кард
Ксеноцид

– Да, ирония судьбы. Вирус десколады проник в культуру и убил каждый штамм амаранта из тех, что твоя сестра вывела для свинксов. Таким образом, ваше вмешательство оказалось впустую.

– Неправда, – возразил Миро. – Они учатся.

– Да, я знаю. А еще точнее, они выбирают. Чему учиться, что делать. Вы принесли им свободу. Я всем сердцем одобряю ваше решение. Но моя задача – рассказать о тебе населению Ста Миров и колоний, примыкающих к ним, а эти люди не обязательно увидят ваши поступки в таком свете. Поэтому единственное, что мне требуется от тебя, – это рассказ о том, каким образом и почему ты решил преступить закон и вмешаться в жизнь свинксов и почему правительство и народ Лузитании предпочли восстать против Конгресса, а не выслать тебя, чтобы тебя судили и подвергли соответствующему наказанию за проступки.

– Эндрю уже рассказывал вам об этом.

– А я, в свою очередь, уже описывала случившееся в общих чертах. Сейчас мне нужны личные впечатления. Я хочу, чтобы все остальные увидели в этих так называемых свинксах разумных существ. Я хочу представить тебя людям как индивидуума, как личность. Если все пойдет так, как я предполагаю, то, узнав тебя, они тебя полюбят. И тогда посланный на Лузитанию флот предстанет в подлинном обличье – как многократно преувеличенная реакция на угрозу, которой, собственно, никогда не существовало.

– Этот флот – чистой воды ксеноцид.

– Именно так я и выражаюсь в своих статьях, – кивнула Валентина.

Его раздражала ее самоуверенность. Ему претила ее непоколебимая вера в себя. Значит, ему придется противостоять ей, и поэтому он начал выдавать идеи, которых сам еще до конца не продумал. Мысли, которые кружились в его голове в виде полуоформившихся предположений.

– Но, кроме того, флот еще и средство самозащиты.

Это возымело желаемый эффект: она мгновенно замолчала и даже вопросительно приподняла брови. Вот тут-то и началось самое неприятное, теперь следовало объяснить, что он имел в виду.

– Десколада, – проговорил он. – Это самая опасная жизненная форма, которая когда-либо существовала.

– Естественный ответ – карантин. Они же послали вооруженный Маленьким Доктором флот и теперь спокойно разнесут Лузитанию и всех находящихся на ней на мельчайшие частички межзвездной пыли.

– Вы всегда так уверены в своей правоте?

– Я уверена, что Межзвездный Конгресс даже помыслить не вправе об уничтожении любой разумной расы.

– Свинксы не могут существовать без десколады, – покачал головой Миро, – а если она случайно будет занесена на другую планету, то мгновенно уничтожит на ней все живое. Непременно уничтожит.

Он с удовольствием взирал на Валентину. Похоже, ему все-таки удалось загнать ее в угол.

– Но, мне казалось, были найдены какие-то средства для удержания десколады. Твои бабушка и дедушка нашли способ расправиться с ней, приспособить человеческий организм к вирусу.

– Десколада обладает невероятной способностью к адаптации, – ответил Миро. – Джейн рассказала мне, что пару раз она уже менялась. Моя мать и моя сестра Эла работают над этим: пытаются удержать десколаду на прежних позициях. Но иногда складывается такое впечатление, будто десколада действует осознанно. Разумно. Изыскивает всяческие пути, чтобы обойти химические препараты, которыми мы пользуемся, не позволяя ей убивать людей. Она проникает в земные культуры, которые требуются людям для выживания на Лузитании. Уже сейчас жителям колонии приходится постоянно опрыскивать их. Но что будет, если десколада все-таки прорвется через барьеры, которые мы воздвигли перед ней?

Валентина молчала. На этот раз никаких самоуверенных реплик не последовало. Она еще не задавалась этим вопросом. Да и никто не задавался, кроме Миро.

– Я даже Джейн решил пока не рассказывать об этом, – печально продолжал Миро. – Но что, если флот – это выход? Что, если единственный способ спасти человечество от десколады – это уничтожить Лузитанию?

– Нет, – наконец проговорила Валентина. – На самом деле это не имеет ничего общего с целями, которые преследовал Звездный Конгресс, посылая флот. Их причины, все до одной, завязаны на вопросах межзвездной политики, они хотят показать колониям, кто здесь хозяин. В этом виновны вышедшие из-под контроля бюрократы и военные, которые…

– Да послушайте меня наконец! – выкрикнул Миро. – Вы утверждали, что хотите выслушать мой рассказ. Вот, получите! Не важно, чем они руководствуются. Пускай весь Конгресс – просто стая кровожадных бестий. Плевать я хотел! Важно одно: может, и в самом деле стоит взорвать Лузитанию?

– Что же ты за человек? – в ответ спросила Валентина.

В ее голосе смешались и благоговейный трепет, и глубокое отвращение.

– Вы здесь последовательница морализаторской философии, – с сарказмом поклонился Миро. – Вот вы мне и скажите. Должны ли мы настолько возлюбить пеквениньос, чтобы позволить вирусу, который они несут в своих телах, уничтожить человечество?

– Конечно нет. Мы должны найти способ нейтрализовать десколаду.

– А что, если такого способа мы не найдем?

– Тогда наложим на Лузитанию карантин. Пусть все люди на планете умрут – твоя семья, моя, – но пеквениньос останутся.

– Да неужели? – поднял брови Миро. – А как насчет Королевы Улья?

– Эндер сказал мне, что она мало-помалу восстанавливает силы, но…

– Она содержит внутри себя готовое индустриальное общество. Она построит космические корабли и улетит с планеты.

– Но она не понесет с собой десколаду!

– У нее нет выбора. Десколада уже поселилась в ней. Как и во мне.

Тут он понял, что попал в цель. Он видел ее глаза – в них отразился страх.

– А потом и вы ее подхватите. Даже если вы сбежите на свой корабль, запечатаете меня здесь и всячески будете предохраняться от инфекции, как только вы приземлитесь на Лузитании, десколада доберется до вас, до вашего мужа, до ваших детей. Всю оставшуюся жизнь вам придется вместе с пищей употреблять всевозможные химикаты. И никогда вы не покинете Лузитанию, иначе с собой вы понесете смерть и разрушение.

– Думаю, мы догадывались о подобном исходе, – кивнула Валентина.

– Когда вы улетали, все было на уровне догадок, не более. Мы считали, что вскоре десколада окажется под контролем. Но теперь мать и Эла сильно сомневаются, можно ли вообще взять ее под контроль. Это означает, что, прилетев на Лузитанию, вы навсегда останетесь на планете.

– Надеюсь, нам придется по душе тамошний климат.

Миро внимательно изучал ее лицо; он пытался понять, как она восприняла рассказанное им. Первоначальный страх бесследно пропал. Она снова стала прежней – она размышляла.

– Вот что я думаю, – сказал Миро. – Мне кажется, каким бы ужасным ни казался Конгресс, какие бы жестокие планы он ни вынашивал, но этот флот может явиться истинным спасением всему человечеству.

Валентина ответила, вдумчиво, тщательно подбирая слова. Миро было приятно столкнуться с этой стороной ее натуры: она никогда не бросалась необдуманными фразами. И она училась.

– Ну, если события будут развиваться по-твоему, придет время, когда… нет, это маловероятно. Скажем так: зная о смертельной опасности вируса, Королева Улья вряд ли станет строить космические суда, которые разнесут десколаду по Вселенной.

– А вы что, хорошо знакомы с Королевой Улья? – настаивал на своем Миро. – Вы что, понимаете ее?

– Даже если она все-таки решится на это, – возразила Валентина, – твои мать и сестра продолжают искать решение проблемы. К тому времени, как мы достигнем Лузитании, – к тому времени, как флот достигнет планеты, очень может быть, что они уже найдут способ расправиться с десколадой.

– Да, – откликнулся Миро, – но вправе ли они будут воспользоваться им?

– А почему нет?

– Так просто вирус десколады не убьешь. Ведь он является неотъемлемой частью жизненного цикла пеквениньос. Когда умирает телесная форма пеквениньос, именно вирус десколады делает возможной трансформацию в древесное состояние, переход в – как ее называют сами свинксы – третью жизнь, и только в этой третьей жизни, в виде дерева, самцы пеквениньос могут оплодотворять самок. Если вирус погибнет, вместе с ним исчезнет и третья жизнь, и тогда поколение свинксов, что живет сейчас, – последнее.

– Пусть так, но не надо сразу считать проблему неразрешимой, она просто становится чуточку труднее. Твои мать и сестра должны найти способ нейтрализовать десколаду в человеке и тех культурах, которые мы употребляем в пищу, чтобы вирус при этом сохранил способность переводить пеквениньос во взрослое состояние.

– И на все про все им отпущено меньше пятнадцати лет, – покачал головой Миро. – Вряд ли.

– Но не невозможно.

Новости
Библиотека
Обратная связь
Поиск