Георгий Александрович Зотов
Демон плюс

– Да, дорогуша, – спокойно произнес Шеф, дохнув пламенем на коричневую сигару «Кохиба Эсплендидос». – На самом-то деле ситуация развивалась СОВСЕМ ПО-ДРУГОМУ. Новый Завет, чтоб ты знал, создала креативная группа ангелов, сидевшая в особняке близ Масличной горы, – путем «мозговых штурмов». Они четко выстроили в нужном порядке все чудеса и события, выглядевшие тогда довольно хаотично. Например, Тайная вечеря случилась вовсе не в последний вечер перед арестом Кудесника в Гефсиманском саду. Но кого это интересует, если обитателям Земли столетиями скармливают официальную точку зрения? Ангелы расписали кровавыми красками Страстную неделю, преувеличили реакцию публики на якобы спонтанные воскрешения и исцеления, сделали жесткую редактуру, исключив из бытия Кудесника нежелательные факты. Эти крылатые существа понятия не имели, что такое пиар. Но очень хотели, чтобы Кудесник выглядел страдальцем, к которому поневоле испытаешь острую жалость. А уже потом… вы в курсе: если, скажем, женщина кого-то жалеет – значит, она его любит. Так произошло и с паствой Кудесника. По сути, это была первая профессионально сделанная политическая реклама.

Шеф на пару секунд прервался, затянувшись густым дымом.

– И знаете что? Она у них удалась.

Глава 7

Прослушка

(Небесная Канцелярия в фольклорном просторечии – Рай, через пару часов после беседы Шефа с К@М)

Архангел Варфоломей не помнил, сколько тысяч раз он уже посещал ароматные аллеи райского Сада. Да и к чему производить ненужные подсчеты? Входя сюда, он неизменно благоговел, испытывая восхищение перед гениальным устройством этого празднества тропических растений. Шагая по миниатюрным дорожкам, выполненным в японском стиле, архангел умилялся, глядя, как отягощенные плодами ветви мангового дерева отражаются в ручье, где плавают золотые рыбки. Мадагаскарские лемуры, мелькая черными хвостами с белыми кончиками, шустро прыгали с лиан на березы, запах молодого сандалового дерева приятно щекотал ноздри – обоняние отвлекал нежный аромат лимонной травы, растущей у самого подножия слоновых пальм. Сад, где размещалась резиденция Голоса, без малейшего преувеличения можно было назвать настоящим венцом творческих мыслей его создателя. Да уж, это не Земля, которую Голос конструировал всего-то шесть дней, причем с перерывами на длительные обеды. На Сад было угрохано три полных месяца, а если приплюсовать стрижку газонов и доставку нужных животных – считай, и все пять. Но кто же в Раю рискнет убедить Голос в переделке Земли, мотивируя эту необходимость очевидной «сыростью» проекта? Ответ угадать нетрудно… Голос принципиально ничего не переделывает, у него такой стиль. И не только в том, что касается Земли. Взять, например, ту же Еву. Откровенно говоря, девушка сработана далеко не на славу – недоделок больше, чем в китайском будильнике. Креативная группа Ветхого Завета, набранная из олухов и бездарей, расписала: Голос создал Еву из ребра Адама – ничего лучшего эти ослы придумать не смогли. А вот Варфоломей, если бы не подписка о неразглашении (ее дают все служащие Небесной Канцелярии) смог бы рассказать: для создания Евы понадобилась особая ДНК, которую извлекли… из языка Адама.

И кто теперь виноват, что женщины с легкостью треплются по телефону целых пять часов? У них же в крови это заложено.

…Пробираясь сквозь пестрящую бабочками кокосовую рощицу, архангел поспешно отогнал от себя крамольные мысли. Известно, что Голос способен проникать в чужой разум. Как хорошо, что он редко пользуется такой возможностью – иначе жизнь в Небесной Канцелярии превратилась бы в кошмар. Пройдя на идеальную поляну, покрытую кустами спелой земляники, он узрел Голос, облаченный в форменный хитон с небесно-голубой каймой. Стоя к нему спиной, тот увлеченно слушал пение курского соловья. Остановившись, архангел молча колыхнул крыльями.

– Приятно видеть тебя, Варфоломей, – сказал Голос, не оборачиваясь. – Ты позвонил по служебному телефону и сообщил, что просишь встречи. Неотложное дело? Для тебя я всегда доступен. Но не следовало идти через все эти заросли – я могу прочитать суть дела и в твоей голове, поэтому…

– Простите, – упредил ситуацию Варфоломей. – Я понимаю – так для вас было бы легче. Но вот для меня – сложнее: я слаб в телепатии, и мне будет трудно читать ваши ответные мысли. Давайте попробуем по старинке.

– Хорошо, – легко согласился Голос, вознаграждая соловья горстью хлебных крошек. – Однако извини – я все же позволил себе ясновидение на секундочку, больно велик был интерес. Ты принес мне послушать запись?

…Варфоломей пошел красными пятнами, представив себе, КАКОЕ впечатление мог составить о нем Голос, прочитай он его недавние мысли. Лишь страшным усилием воли архангел справился с волнением. Надо все-таки брать уроки дзен у одного японского ангела – смотришь на него и тихо завидуешь: воистину ледяная скала спокойствия. Коллега Нафанаил, три сотни лет проработавший в представительстве на острове Хоккайдо, отчаянно клялся левым крылом, рассказывая легенды об исключительном самообладании азиатов. Они настолько погружены в медитацию, что если перед ними вдруг упадет рояль, то и глазом не моргнут. Сам же Варфоломей никак не мог предугадать свою реакцию на случай внезапного падения рояля.

– Именно так, – сообщил архангел, чувствуя сильное сердцебиение и дрожь в крыльях. – Я понимаю, вы противник подобного рода вещей, но ведь и Шеф не работает в белых перчатках, его демоны постоянно вставляют нам палки в перья. Скрытая война за души продолжается уже несколько тысячелетий, поэтому мы обязаны использовать средства электронного шпионажа. С полгода назад я организовал первую вербовку осведомителя в Аду, и мои усилия увенчались успехом. Нет-нет, мы ему ничего не платим, ибо не можем прикасаться к презренному металлу. Взамен я обещаю лишь серию возможных легких поблажек на Страшном Суде.

…Уголок рта Голоса дрогнул – это означало недовольство. Нимб над головой перестал испускать яркое сияние, свет вокруг поблек.

– Ну, – пустил в ход тяжелую артиллерию Варфоломей. – В конце концов, в этом нет ничего нового. Есть же притча – один богач при жизни подал нищему луковое перо, и вы вытянули его за эту самую луковицу из пекла.

– Я уже давно собирался спросить – кто так работает? – повернулся к нему Голос, отряхнув руки от крошек. – Пиар-отдел Небесной Канцелярии с основания мира приноровился высасывать истории из пальца. Ах, как все просто: совершил в жизни одно доброе дело – и избежал адских котлов? Молодцы ребята. Они даже не сообразили, что в реальности подобные притчи провоцируют вообще отказаться от сотворения добрых дел. Купайся в шампанском, жуй лобстеры, спи с «Мисс Вселенной» – а перед смертью подал человеку огрызок луковицы, и радуйся, какой ты добрый: обогатил его организм витаминами! Трудно не обозвать такой креатив чушью собачьей. Эдак и Билл Гейтс улизнет из когтей Ада! Выйдет на улицу, скажет нищим – вот вам, мужички, долечка чесноку, кушайте на здоровье, я теперь – чистый праведник. Ответь мне: почему я ваш пиар-отдел еще не разогнал? Еще тысячу лет назад надо было это сделать.

– Так ведь других-то специалистов нет, – загрустил архангел.

– Знаю, – прервал его Голос. – Запись сделал твой агент в Аду?

– Да, – обрадовался Варфоломей смене темы. – Он установил подслушивающие «жучки» на даче у Шефа – с тех пор мы в курсе секретных разговоров. Электронный шпионаж – это все-таки вещь, отлично помогает пресекать происки темных силищ на Земле. Например, отключив электричество по всей шведской студии Private, мы вчера запороли съемки двадцати высокобюджетных порнофильмов. По подсчетам статистиков, такая акция позволит за сутки спасти весьма приличное количество благонравных душ.

Голос насмешливо покачал головой.

– Нет-нет, – спохватился Варфоломей. – Содержание этой записи – чрезвычайно примечательно. Аудиофайл поступил ко мне два часа назад. Мне кажется, мы оказались на пороге разоблачения злодейской операции, задуманной Шефом вопреки соглашению между Городом и Небесной Канцелярией от 2512 года до Вашей эры. Смыслом соглашения явился отказ от корректировки прошлого, но теперь оно предательски нарушено. Файл, который я предоставлю вам для ознакомления, содержит все доказательства. Прикажете вызвать съемочную группу? Нам не помешает дать в прямом эфире ваше обращение к праведникам по случаю крушения замыслов зла.

– Я предпочел бы сначала услышать запись, – дипломатично заметил Голос.

…Достав из небесно-голубой папки цифровой диктофон, архангел с уважительной любезностью подал Голосу наушники. Дождался, пока тот их наденет, подключил провод и нажал на кнопку воспроизведения файла. Прошло долгих тридцать минут, прежде чем Голос потянул в сторону один из наушников. Его лицо светилось меланхоличным равнодушием. Из зарослей ананасовых кустов и с лимонных деревцев навстречу беседующим вышло, цокая копытами, стадо пугливых оленей.

– Я не понимаю твоего беспокойства. Что тебя напугало, дорогой друг? – пожал плечами Голос, гладя щиплющего траву пятнистого олененка.

Варфоломей от неожиданности едва не начал заикаться.

– Как что? – возмутился архангел, повышая тон в допустимых пределах. – Разве этого уже не достаточно? Налицо подлый обман, преисполненный отвратного коварства! Подумать только, задумать изменить прошлое! Видал я пару фантастических фильмов – это же полный Армагеддон. А что завтра? Эмиссары Шефа отправятся спасать Гитлера или давать советы Наполеону?

– Ты поменьше смотри всякой халтуры, – поправил его Голос. – Хорошей фантастики в последнее время так мало снимают… упор на зрелищные спецэффекты, как в «Трансформерах». Нет-нет, твое беспокойство вполне похвально, но… Шеф же пока этого не сделал, верно? И не сделает, уверяю тебя. Знаешь, почему? Он ведь себе не враг. Мне тоже не составит труда вернуться в прошлое, провести там пару шумных акций и навечно заключить его в хрустальный куб. А это, согласись, куда хуже, чем низвержение из райских кущей в качестве падшего ангела. Ему есть что терять. Сейчас Шеф – известный на весь мир бренд. Но кем он станет, повиснув в хрустальном кубе? Пустой развлекаловкой для туристов. Скажу тебе больше – этот… эээээ… Калашников в определенной степени прав.

…Варфоломей, помня методику японского ангела, ничем не выказал свое беспокойство: лишь тихо, но возмущенно похрустел мышцами крыльев.

– Вот сам посмотри, – Голос вновь повернулся в сторону соловья. – Действительно, ситуация не уравновешена – Ад переполнен, в Раю не хватает душ праведников, а Шеф собрался ухудшить свой имидж. Но постой – разве мы уже не стараемся делать то же самое? Наши представители в офисах замучились на пальцах объяснять населению Земли: «Дети, не попадайтесь на удочку соблазна, грех – это плохо, загремите в Ад». А тут Шеф сам добровольно идет в ловушку: так пусть и покажет, какая он мерзкая тварь. Разумеется, завтра я позвоню Шефу, «порадую» его, что раскрыл заговор и от ока моего ничего не скроется, – но это сугубо для проформы.

Варфоломей взглянул на Голос с нескрываемым восхищением.

– Жаль, что я не понял ваш замысел сразу, – произнес архангел, чувствуя легкое раскаяние. – Признавая величие самой идеи, позвольте мне все же проследить за тем, что случится в Ерушалаиме. Мы не знаем полной подоплеки событий. Что это за улики, которые Калашников и Малинин должны оставить в Гефсиманском саду? Они возьмут их с собой, или «доказательства» уже хранятся в тайнике на Масличной горе? Почему Шеф в авральном порядке, СРАЗУ после беседы на даче отправил их в Ерушалаим – да еще по спецканалу, который перемещает адских представителей во временные эпохи на Земле? Напомню – этим спецканалом часто пользовался и сам Шеф, например для беседы с философом Эммануилом Кантом. Спешка подозрительна, Калашникову даже не дали проститься с женой. Наверняка опасались, что устроит скандал. Дама-то – темпераментная.

– Правильно, – согласился Голос. – Если женщина закатывает истерику без повода, то тут еще полбеды. Но стоит поводу найтись – с ней и самому князю тьмы уже не будет сладу. Ну хорошо, давай рассмотрим, говоря сленгом разведчиков из малобюджетных шпионских детективов, «вариант прикрытия». Кто там сейчас сидит в командировке в Ерушалаиме?

…Варфоломей, поколебавшись, назвал имя.

– Так это же просто отлично! – воскликнул Голос. – Видишь, как все замечательно складывается. Немедленно выходи с ним на связь. Пусть парень пока не вмешивается, а просто наблюдает ситуацию со стороны.

Архангел захлопнул папку. Спокойствие Голоса передалось и ему.

– С вашего позволения, я откланяюсь.

– Я буду ждать от тебя доклада, – сказал Голос, на Руку которого, хлопая крыльями, сел амазонский попугай. – И вот еще – будь осторожен с тем манговым деревом на входе в Сад. Через пять минут ты споткнешься об его корни и расшибешь лоб. Ничего страшного – просто хочу уберечь тебя.

Поблагодарив, Варфоломей покинул заросли Сада, ступая по узенькой японской дорожке. Манговое дерево он старательно обошел стороной.

Глава 8

«Моритури тэ салютант!»

(Окрестности Ерушалаима, местный амфитеатр – утро, примерно 1975 лет тому назад)

Калашников тупо покачивался из стороны в сторону, подобно маятнику. Он ничего не соображал, словно его разбудили через час после принятия приличной дозы снотворного. Глаза слиплись намертво, в ушах шумело, кожа на шее страшно зудела и чесалась. Гордость Шефа – сверхсовременный спецканал отправки в прошлое – оказался на удивление просто устроен. Небольшая круглая площадка, похожая на вертолетную, находилась в подвале – аккурат под рабочим кабинетом Шефа в Управлении наказаниями. Стюардесса (или как там ее еще назвать?) в черной униформе с красной окантовкой сделала им безболезненный укол шприцем под язык – быстро введя миниатюрный чип, содержащий «тело» робота-переводчика. Прошепелявив бескровными губами пару фраз на латыни, девица, проверив таким образом функционирование робота, приказала обоим раздеться догола (что особенно понравилось Малинину) и натерла каждый сантиметр тела остропахнущим серным порошком (что понравилось Малинину еще больше). При окончании загадочной процедуры и некоторой заминки (Малинин настойчиво требовал натереть его еще пару раз) скучный дед с бородкой клинышком, оторвавшись от кроссворда, дежурным тоном работника ЗАГСа пробубнил заклинание. Ударила молния – глаза ослепила вспышка света, все засвистело и понеслось. И вот, пожалуйста, они здесь…

Хм… ЗДЕСЬ?! Но куда же, собственно, их угораздило попасть в итоге?

…Мыслям Калашникова помешал громкий и звенящий звук – появилось ощущение, что кто-то невидимый ударил молотком по пустому ведру. Не успел он прийти в себя, как раскалывающий мозг звук повторился снова. Алексей протер глаза, медленно оглядываясь. Он находился в узком каменном коридоре, напоминавшем тоннель. Сложенные из неровных камней, забрызганные грязью стены, казалось, пропахли насквозь человеческим потом, нечистотами и странноватым сладким запахом. Прижавшись вплотную к нему, в «тоннеле» толпились десятки людей. Среди них были белые с нечесаными бородами, иссиня-черные африканцы и татуированные низкорослые азиаты. Каждый был занят своим делом – первые устало переговаривались на невнятных щебечущих языках, вторые усердно молились, прикрыв веки, а вот третьи – дрожали, уставившись на деревянные ворота. Из-за ворот и доносился тот самый грохочущий звук. Все стоявшие в коридоре мужчины сжимали в руках оружие – заржавевшие короткие мечи, круглые, выщербленные от ударов щиты, ветхие луки и колчаны со стрелами. Под подбородком у каждого, смыкаясь на затылке, был закреплен кожаный ошейник с медным кольцом, на котором читались выбитые латинские буквы. Инстинктивно подняв руку к горлу, Калашников понял, от чего так ужасно чесалась шея – точно такой же ошейник находился сейчас и на нем. Ну и конечно, он узнал сладкий запах.

…Это была только что пролитая теплая кровь.

Алексея сильно толкнули. Если бы он не был зажат в «тоннеле», то обязательно бы свалился. Повернуться Калашников тоже не мог, его бока стискивали с двух сторон черный как смоль лучник и бронзоволикий меченосец. Изловчившись, он скосил зрачки, увидев то, что ожидал, – полностью обезумевшие от происходящего, бешеные глаза Малинина.

– Повелитель, – хрипел тот, корча страшные гримасы. – Что происходит?

Алексей с трудом сообразил – унтер-офицер обращается к нему на латыни.

– Не называй меня повелителем, дурак, – дергая головой, прошипел он.