Георгий Александрович Зотов
Демон плюс

Покрасневшие очи повелителя выхватили из полуденного марева странную фигуру. Она двигалась очень плавно, буквально скользя по гладкой поверхности камней. Это было сгорбленное, низкорослое существо, облаченное в плотную сирийскую ткань – идеально черного цвета. Рукава одежды развевались позади, словно обмякшие от жары крылья. Чем ближе приближалась к холму бесформенная фигура, тем сильнее искажалось обветренное лицо повелителя. Рыжий тоже догадался, кто именно спешит к ним в гости. Вздрогнув, он прикусил губу и обреченно отвел глаза в сторону.

…Приблизившись к трем крестам вплотную, существо откинуло темный капюшон. Длинные волосы, словно чадра пустынной кочевницы, скрывали бледное личико ребенка – худенькой девочки лет восьми. Тонкие пальцы дотронулись до волос, аккуратно раздвигая их в стороны – на манер плотных штор. Раздалось неприятное шипение: так шипит морская пена, выброшенная на песок волнами, когда пузырьки медленно лопаются – тихо умирая один за другим.

Девочка подняла голову, из безгубого рта полезли змеи.

– Я пришла проводить вас, – равнодушно сказала она.

На месте ее лица светились пустые глазницы желтого черепа…

Глава 2

Голова орла

(Термы поблизости от Ерушалаима, иды месяца aprilis – ровно две недели тому назад, до начала СОБЫТИЯ)

Войдя в предбанник, Маркус едва удержался на ногах, он сохранил равновесие, только выгнувшись влево и отчаянно замахав руками. Да уж, могло получиться очень комично – взять и сломать себе шею за минуту до начала такой важной встречи. Камешки греческой мозаики, которыми был любовно выложен пол, вероятно, щедро натерли мастикой, а горячий пар делал их особенно скользкими. Пахло разваренными в кипящей воде розовыми лепестками, горными травами и диким медом – у гостя сразу засвербило в носу. Горестно скривившись, Маркус громко чихнул. Простудился? Немудрено. Местный климат попросту ужасен, как и все остальное в этой проклятой провинции – включая лживые улыбки ее мерзких жителей. Подумать только, первый день, как приехал, и на тебе: купил кувшин вина на базаре, при расчете обманули на пять ассов[2 - Мелкая римская медная монета.] – да так ловко, что он и глазом моргнуть не успел. Каждый второй прохожий в поганом Ерушалаиме – мятежник или вор, скрывающий ржавый от крови нож в складках засаленной туники. Если бы не специальное предложение, сулившее небывалую прибыль, – ноги бы его не было в этом городе.

– Стой где стоишь, – предостерег гостя скрипучий голос, донесшийся из глубин тепидариума[3 - Парной зал в термах – античных банях времен Римской империи.] – и Маркус послушно остановился. Он был прекрасно осведомлен, кто сейчас находится в парной. Встреча была обставлена с такой секретностью (включая вооруженную охрану на входе в термы), что вывод напрашивался только один. Должно ли его это волновать? Конечно же, нет. Если платежеспособный клиент возжелал оставаться в тени (а точнее, в клубах пара), то Маркус обязан уважать подобное требование. Хотя, если спросить его скромное мнение (тут Маркус снова громко чихнул) – то назначать важные переговоры в парном зале у окраины Ерушалаима, беседуя на краю бассейна с горячими благовониями – не слишком-то разумно. Да, пар, словно маска, скрывает лица говорящих – но боги, как же здесь жарко… пот капает даже с носа, покрывшегося бисеринками влаги. Говорят, обычай деловых встреч в термах пришел в Рим от гиперборейских варваров. У тамошних купцов принято вершить важные сделки у воды, с чашей вина в руке, держа на коленях опытную блудницу.

– Тебя рекомендовали мне как лучшего в своем деле, – скрипуче прозвучало из облаков плотного белого пара. Голос проникал откуда-то снизу, видимо этот богач возлегал на мягчайших шелковых подушках, доверху набитых гусиным пухом. – Ты и верно в состоянии творить то, чего не могут другие?

– Это так, господин, – охотно подтвердил Маркус. – Люди, которые обращались за моими услугами, впоследствии бывали очень довольны.

Краем туники он вытер вспотевшую розовую лысину – отражение в запотевшем зеркале послушно повторило его жест. Да уж, смотреть толком не на что. Кривоног, чрезмерно толст, из носа пучками пробиваются седые волосы. Последние двадцать лет женщины имели с ним дело только за деньги. Однако его главный талант состоял вовсе не в обольщении красавиц.

– Правда ли, что ты можешь представить очерняющие добродетель доказательства – даже против девственницы, выставив ее дешевой шлюхой? – проскрипел невидимый клиент, повернувшись на своем ложе. – Если это так, мне потребуется от тебя самое лучшее, на что ты только способен.

…Он нетерпеливо щелкнул пальцами – два раза подряд. Услышав этот характерный звук, Маркус оцепенел: у него вновь перехватило дыхание от осознания, КТО ИМЕННО опирается локтем на подушку в парном зале.

– Безусловно, – закашлялся Маркус. – Пусть господин только прикажет – и я представлю подробный список дел своей фирмы. Уже десять лет как к моей помощи прибегают и префекты провинций, и консулы, и преторианцы[4 - Преторианская гвардия – личная охрана римских императоров.].

О купцах и говорить нечего. Я всегда предоставляю не только превосходный компромат, но и первосортных лжесвидетелей. Наверное, вы знаете: вершиной моих действий стал заказ – опорочить весталку[5 - Жрицы храма богини Весты, сохранявшие девственность. Прямое оскорбление девственницы-весталки каралось смертной казнью.]. И я справился с этим блестяще, распустив слухи во всех популярных тавернах: девушку обвиняют в ночном изнасиловании священного быка. Через неделю об этом говорил весь Рим, и в правдивости слухов ни у кого не возникло сомнений. Не найдя поддержки, бедняжка-весталка утопилась в городском фонтане.

Невидимый заказчик снова щелкнул пальцами – с явным удовольствием.

– Да ты редкая скотина, Маркус, – голос стал немного громче, и скрипящие нотки в нем сразу усилились. – Похоже, я действительно не ошибся в тебе.

…Из белого пара показалась рука – старческая, со вздувшимися лиловыми венами. Схватив сахарное яблоко из серебряной вазы с фруктами, она скользнула обратно, медленно и лениво, как сытый питон.

– Начну издалека, – скрипящие звуки голоса чередовались с яблочным хрустом. – Мне требуется разрешить одну неотложную проблему. Три месяца назад, когда я дремал на своей прибрежной вилле, мне привиделся кошмарный сон. У меня не находится слов, дабы описать тебе, насколько он был красочен и ужасен: пробудившись посреди ночи, я так и не смог уснуть заново. Бодрствовал до тех пор, пока звезды на небе не начали бледнеть. А ведь я не из пугливых, Маркус: не раз видел, как из людей живьем тащили кишки. Да и сам не отличаюсь излишней кротостью. Едва придя в себя, я потребовал доставить ко мне лучшего оракула, дабы тот растолковал сон. Его слова не принесли мне успокоения: согласно положению звезд, мои ночные видения могли означать одно – ко мне явилось ПРОРОЧЕСТВО…

…Говорящий замолк, ожидая от собеседника удивленного комментария. Однако Маркус не произнес ни слова – он полностью обратился в слух.

– Ты знаешь Кудесника из Назарета? – продолжил заказчик после паузы.

– Его знает каждая собака в «вечном городе», – кивнул Маркус. – Рассказы о странных делах Кудесника давно будоражат Рим и, говорят, дошли даже до благородных ушей пятикратно пресветлого цезаря. Некоторые заблудшие почитают Кудесника, как бога Юпитера, особенно после совершенных им чудес. Эта молва расходится, подобно кругам от камня, брошенного в воду.

– Еще бы, – прохрипел человек на пуховых подушках. – Пятью хлебами накормить сразу пять тысяч народу – знатное зрелище: тебе не покажут его даже парфянские фокусники из бродячего цирка. Где такое видано – нищий откусывает кусок от каравая, а тот прирастает вновь в ту же секунду?

– Так это правда? – горячо выдохнул Маркус. – Поразительно! Но знаешь, господин… в глухих переулках неподалеку от храма Кастора и Поллукса некие сомнительные нубийцы продают засушенные волшебные растения, собранные в далеких иноземных степях. Если зажечь их корневища и вдохнуть дым полной грудью – заверяю тебя, ты и не такое увидишь.

– Дым от волшебных растений тут ни при чем, – сердито перебил его клиент. – Там присутствовал мой доверенный человек, он заплатит жизнью, если солжет мне. Торговцы хлебом ударились в панику. Если одной лепешкой можно накормить тысячу человек, то какой идиот захочет покупать их продукцию? Собрали консилиум: мельник Сульпиций с ходу предложил заказать Кудесника одному отставному гладиатору. Но, к счастью, тот больше не повторял экспериментов с хлебом – и волнения купцов улеглись.

– Я полагаю, это только начало, – глубокомысленно заметил Маркус.

– Ты прав, – прохрустел заказчик. – Дальше – больше. Кудесник показал, что умеет ходить по воде. Смешно? А вот мне почему-то не хочется смеяться. Обычный человек запросто вошел в воду и двинулся по ней вперед – как по мосту. Думаю, ты и это припишешь чудодейственным свойствам волшебных растений. Однако масса свидетелей на берегу Галилейского моря не могла одновременно вдыхать их дым. Я распорядился срочно похитить сандалии Кудесника и тщательно осмотрел их. Меня ждало жестокое разочарование. Чудо-сандалии вовсе не оказались надувными, как я предполагал изначально, в них отсутствовали даже тайные резервуары с китовым жиром. Обычная кожаная рухлядь, которой красная цена – медный асе в базарный день.

…Яблочный огрызок плюхнулся в бассейн с благовониями.

– Окажись Кудесник обычным ярмарочным обманщиком, – вытер губы невидимый клиент, – я бы и горя не знал. Таких доморощенных пророков каждое утро собирается возле алтаря Венеры – как блох на шкуре моей старой собаки. Беда в другом. Чудеса, которые он совершает на глазах у всех, – НАСТОЯЩИЕ. И это влечет к нему людей.

Выдернув из носа седой волос, Маркус всерьез задумался.

– Domine[6 - Господин (лат.).], – осторожно прошептал он. – А может, не следовало сбрасывать со счетов отставного гладиатора, к чьим услугам имел намерение обратиться мудрый мельник Сульпиций? Если же он, как ценный исполнитель, занят другим заказом, то осмелюсь предложить свою скромную помощь. Я знаю пару тупых, но физически сильных вольноотпущенников из Галлии, часто ошивающихся в таверне «Люпус Эст» в поисках подходящей работы…

Из паровой завесы тепидариума донесся легкий зубовный скрежет.

– Это и есть мой главный кошмар, – проскрипел заказчик – В роковом сне я увидел смерть Кудесника: его казнили по ложному обвинению, распяли вместе с парой разбойников – вон там, на Голгофе. Любой скажет – о Юпитер, какая ерунда! Подумаешь, прибили к кресту бродячего фокусника. Вздерни туда тысячи подобных людишек – никто глазом не моргнет. Как бы не так! Той ночью мне отчетливо привиделось – не пройдет и трех сотен лет, как популярность Кудесника превзойдет все мыслимые пределы. Ему позавидуют даже основатели Рима – Ромул и Рем, имена которых поглотит бездна забвения. Перед моим взглядом, как наяву, пронеслись чудовищные последствия этой недальновидной казни. Замерев от ужаса, я наблюдал, как миллионы достойных патрициев и жалких плебеев, восклицая здравицы в его честь, стерли в пыль изваяния великих цезарей и низвергли статуи могущественных богов. Я стонал от горя, глядя, как озверевшая толпа поджигает святилища Юпитера и разрушает бюсты божественного Августа[7 - Римский император (30 г. до н. э. – 14 г. н. э.), после смерти причислен жрецами к богам и, соответственно, получил титул «божественный».]. Но должен тебе сказать – даже это ерунда по сравнению с тем, что случится еще позже. Ерушалаим станет «городом Кудесника»… и прямо здесь спустя две тысячи лет проведут гей-парад… – Маркуса прошиб холодный пот.

– А что это? – прошептал он дрожащими губами.

– Тебе лучше не знать, – клубы пара заколебались. – Кудесник сделается общим любимцем, и его чудесные деяния – вроде хождения по Галилейскому морю – прогремят в веках громче, нежели победы Юлия Цезаря. Толпы мужчин и женщин покроют скорбный лик Кудесника страстными поцелуями, а его жрецы станут богатейшими людьми. Они начнут разъезжать по улицам в колесницах без лошадей, небрежно держа в руках колдовские трубки…

Маркус понял, что сейчас упадет в обморок.

– Видишь, как опасен Кудесник, – привел его в чувство скрип голоса заказчика. – Колдовские трубки – изобретение вполне в кудесниковском духе: прижав этот страшный предмет к уху в Ерушалаиме, ты сможешь услышать голос своей любовницы в Риме. Во сне, во всяком случае, было именно так. Хотя, после кормления пяти тысяч нищих одним караваем, такие вещи не слишком поражают. Этот улыбчивый парень с бородкой и гривой нечесаных волос скоро наделает дел в Иудее. Серия его безобидных фокусов, увенчанная смертью на кресте, разрушит всю нашу систему.

Маркус занервничал, пытаясь взять себя в руки. Да уж, вот сон так сон! Немудрено, что клиент не смог заснуть. Тут неделю спать не будешь.

– Бросив все свои занятия в Риме, я срочно прибыл в Ерушалаим, – прохрипел человек в парной. – Мои люди установили слежку за Кудесником, стараются пробовать продукты, которые он покупает на базаре, выстелили соломой улицы, ведущие к его убежищу в гроте, чтобы, упаси Юпитер, бродяга не поскользнулся. Если в ближайшее время он умрет – пиши пропало.

Заказчик поднялся на ноги. Не выходя из пара, он все же сделал шаг ближе. Из белого облака показался край тоги, отороченной пурпуром.

– Мой заказ очень прост. Ты получишь миллион денариев[8 - Серебряная римская монета.] – если сможешь сработать качественный компромат на Кудесника, – клиент отчетливо произносил каждое слово, обрисовывая его как кисточкой. – Ты должен уничтожить, «опустить» каждое его достижение, размазать с помощью «пиарус нигер»[9 - Черный пиар (лат.).] – это определение из сна, мне понравилось. Крайне необходимо, чтобы люди посчитали его шарлатаном – и отвернулись. Тогда он сам уйдет из Ерушалаима. И где он умрет – уже не моя забота.

– Чудесно, – расцвел Маркус. – Господин, вы обратились по адресу. Да я за миллион отца родного угроблю «пиарус нигером». Не пройдет и недели, как этот гм… Кудесник волосы начнет рвать на голове. Есть у меня на примете некая вздорная, но талантливая девушка… Мария из Магдалы – опытная блудница, с месяц назад ушла в отставку. Она как раз входит в ближний крут Кудесника и даже крутит шашни с одним из его подручных – Иудой Искариотом. Думаю, мы сможем сочинить кое-что интересное по поводу сексуальных домогательств или же наличия кучи внебрачных детей. Хороших идей на эту тему вообще пруд пруди. Почему бы, например, не распространять на базаре подметные картинки моих художников? Скажем, Кудесника изобразят в виде свирепого льва, изрыгающего ужасное пламя…

– Лев – благородное животное, – проскрипел заказчик. – От тебя же требуется совсем другое. Здесь подошел бы тушканчик, изрыгающий говно. Запомни – у нас осталось мало времени, чтобы утопить Кудесника в «пиарус нигер». Поторопись сделать это, Маркус. И знай – моя награда будет щедрой.

…Маркус согнул спину в раболепном поклоне. Когда он распрямился, у его ног мягко звякнул бархатный кошель, доверху набитый золотыми ауреусами.

– Теперь иди и действуй, – заказчик высунул руку из пара, небрежно махнув ему ладонью. – Мой человек выйдет на связь с тобой уже завтра.

Маркус еще раз поклонился, локтями прижимая кошель к груди. Перед тем как клиентская длань исчезла в тумане тепидариума, он успел разглядеть на указательном пальце перстень – тускло блеснувшую голову золотого орла…

Глава 3

Адские будни