Майя Анатольевна Зинченко
Черное солнце


– Надо было бы бросить тебя здесь, – проворчал Франц, – но я все-таки сделаю доброе дело и провожу тебя до дома.

– Если тебя настолько неприятно мое общество, то я прекрасно доберусь сама, – с вызовом сказала она.

– А на следующее утро я узнаю, что нетопырь оторвал твою голову. Или что тебя украли Похитители Тел. Каково мне будет потом смотреть людям в глаза?

– Ты же все равно собирался умирать. Какая разница? – с обидой сказала Тайла.

– Хорошо, ты сама этого захотела. – Он равнодушно пожал плечами.

– Нет, постой… – Девушка уже раскаялась в резких словах. – Франц, я буду тебе очень благодарна, если ты составишь мне компанию.

Упоминание о Похитителях Тел было не пустым звуком. Вот уже два месяца, как в Таурине стали пропадать люди. Сначала это были бедняки и бродяги, до которых мало кому есть дело, кроме их родных, затем пришла очередь вполне добропорядочных состоятельных горожан. Местные власти пробовали разобраться с этой напастью, но разве за всем уследишь? Здесь требовалась помощь настоящего Темного охотника. Пока что городская стража ограничилась тем, что советовала не покидать город после заката. Кто же осмелится выйти за городские стены, тот пусть пеняет на себя.

Кладбище было всего в пятнадцати минутах ходьбы от городских ворот, но дорога шла мимо леса. Днем это было милое живописное место, но ночью требовалось немало мужества, чтобы приблизиться к нему. Темнота меняла его. Теперь оно принадлежало злым духам, ведьмам, нетопырям и прочим тварям, мечтающим извести род человеческий.

Мужчина решительно пошел вперед, вынудив девушку следовать за собой. Дорога постепенно сужалась. На фоне темно-серого неба показалась черная стена леса.

– Франц, почему ты не забрал чашу? – Тайла, в силу своего неугомонного характера, не могла долго молчать.

– Оставил как подарок.

– Кому?

– Не задавай глупых вопросов. Я попросту забыл о ней.

– Это хорошо, что она тебе не нужна. Я бросила ее в кусты, чтобы кто-нибудь не взял чашу себе и не отравился. – Девушка поежилась.

– Ты поступила благоразумно.

Снова пошел мелкий колючий снег, и Тайла пожалела о том, что не надела накидку с капюшоном.

– Хотя вряд ли кому-нибудь придет в голову идея брать вещь с кладбища, – пробормотала она. – Так и беду накликать можно.

Где-то далеко послышался протяжный тоскливый вой. К первому голосу сразу же прибавились второй и третий. Тайла вздрогнула, испуганно посмотрев на своего спутника. Франц покачал головой:

– Это только волки. Они далеко.

– Как страшно… Ума не приложу, как только я отважилась пойти на кладбище. Подобные прогулки могут стоить слишком дорого.

Ветер усилился. Деревья раскачивались и стонали под его натиском. Они были похожи на прикованных к земле великанов, протягивающих к небу свои ветви-руки. Этой промозглой ноябрьской ночью всякое живое существо, не имеющее теплого дома, стремилось забраться в нору или дупло, чтобы дождаться первых солнечных лучей, прогоняющих мрак и холод.

Франца не покидало чувство тревоги. Ему казалось, будто кто-то, оставаясь невидимым, украдкой наблюдал за ними из гущи деревьев. Этот кто-то таил в себе опасность. Мужчина прибавил шагу, на ходу вынимая меч.

– Что случилось?

– Еще не знаю. Будь начеку.

Они вышли на пригорок, с высоты которого открывался вид на спящий город. Тайла увидела огни сторожевых башен и облегченно вздохнула. До спасительных ворот оставалось совсем немного.

Внезапно что-то бесформенное упало на них сверху, раскидав в разные стороны. Девушка пребольно ударилась о камни и на несколько секунд потеряла сознание. Когда она открыла глаза, то увидела над собой огромную пасть, полную клыков, из которой несло жутким смрадом. Чудовище, покрытое густым бурым мехом, было в три раза больше человека. Оно заворчало и положило лапу ей на грудь, придавив к земле.

У Тайлы перехватило дыхание. Она хотела закричать, но не могла. Жуткий зверь не сводил с нее красных глаз, решая, как ему поступить с добычей. Он широко раскрыл пасть и в тоже мгновение дернулся всем телом, взвыв от боли.

Франц выбрался из оврага, куда был отброшен, и вонзил ему меч между ребер. Зверь стремительно обернулся и прыгнул. Рана не была смертельной и только разозлила его. Мужчина сумел увернуться и ударил снова. Чудовище поднялось на задние лапы и рассмеялось жутким булькающим смехом.

Франц похолодел. Он узнал этот смех. Перед ним стоял лесной оборотень. Хитрая, быстрая тварь, умеющая заживлять раны и обладавшая невероятной физической силой.

– Тарос! – Мужчина выбросил вперед руку и начертал в воздухе общую руну защиты.

– Это оборотень! – взвизгнула Тайла, которая тоже узнала его. – Мы пропали!

Франц выставил вперед острие меча и заслонил собой девушку. Руна на какое-то время должна была удержать зверя от нападения.

– Ты можешь ходить?

– Да. – Она поднялась с земли.

– Я отвлеку его на себя, а ты как можно быстрее беги к воротам.

– Но Франц… Он же разорвет тебя на части!

– Пустяки. Я все равно хотел умереть.

Город с его спасительными стенами был так близко и в то же время так далеко. Его теплые огни дразнили их, обещая помощь и поддержку. Оборотень сморщил нос и выжидающе посмотрел вверх. По небу плыло серое густое облако, которое вскоре должно было скрыть луну. Как только это произойдет, оборотень сможет стать невидимым. Зверь осознавал свое превосходство и не торопился нападать.

Франц с ужасом наблюдал, как затягивается нанесенная мечом рана. Они не могли больше медлить. Лишившись света, они станут совершенно беззащитными, и тогда зверь расправится с ними в мгновение ока.

– Беги! – Он подтолкнул девушку вперед, а сам бросился на чудовище.

Тайлу не пришлось долго уговаривать. Она понеслась по дороге как стрела. Девушка слышала за своей спиной рычание оборотня, лязганье меча, вскрик Франца, но не смела оглянуться. Ее охватил животный страх, заставляющий во что бы то ни стало спасать собственную шкуру. Ей казалось, что ее вот-вот настигнут. Она уже чувствовала, как острые клыки вонзаются в шею, а безжалостные когти разрывают спину на части.

В это время Франц изловчился и сумел подрубить оборотню переднюю лапу. Чудовище, от боли забыв об осторожности, прыгнуло на него. Мужчина пронзил грудь монстра, но оборотень сумел выбить меч из его рук и зашвырнуть в кусты. Франц, оставшийся безоружным, попятился назад. Он бросил быстрый взгляд в сторону городских ворот и увидел маленькую фигурку Тайлы, целую и невредимую. По крайней мере хоть она сумела спастись.

Францу претила мысль быть съеденным оборотнем. Одно дело красиво и благородно погибнуть от яда на могиле любимой женщины, и совсем другое – оказаться в желудке этого создания мрака. Он не собирался так просто сдаваться. Пускай смерть рядом, но он дорого продаст свою жизнь. Даже без меча Франц являл собой грозную силу.

Мужчина сорвал плащ и, скомкав его, бросил в сторону оборотня, надеясь этим отвлечь его.

– Белльтейз! – Пальцы Франца окутала голубоватая дымка.

Тут зверь опрокинул его, одним движением разорвав когтями грудь. Почуяв пьянящий запах человеческой крови, чудовище плотоядно заворчало. Из последних сил мужчина направил действие руны в сторону оборотня и потерял сознание.

Луна скрылась за облаками, и окрестные холмы огласил унылый вой.

* * *

Над кроватью, стоявшей возле окна, склонился целитель. Это был седой как лунь старик, длинные волосы которого были перевязаны кожаным ремешком и собраны в хвост. В его густую бороду были вплетены многочисленные разноцветные ленточки и маленькие серебряные колокольчики. Куда бы ни направился целитель, они загодя предупреждали людей о его приближении.

Целитель Бернар с жалостью и сочувствием смотрел на лежащего перед ним больного. Тот был очень бледен. Казалось, что жизнь в нем теплилась едва-едва. У мужчины были забинтованы грудь и руки.