Георгий Александрович Зотов
Печать луны

Артефакты

(21 февраля, понедельник, позднее утро)

Закончив процедуру, я вернулся домой усталый, но довольный. Первым делом сбросил в прихожей прилипшую к телу одежду прямо на пол – несмотря на холод, заполняющий пространство узкого коридора, я желал почувствовать кожу свободной от любого покрова. Времени у меня было в обрез, но я не мог отказать себе в любимом удовольствии: наполнил ванну и погрузился в настолько экстремально горячую воду, что тело обжигало болью. Стало намного легче – напряженные мускулы расслабились, невидимые молоточки перестали стучать в висках: опустившись до подбородка в исходящую паром жидкость, я ощущал откровенное наслаждение, смешанное с томлением. Прошло десять долгих минут, нащупав пальцами ноги цепочку на дне ванны, я полностью выпустил воду и повернул рукоятку душа. Подставив свое нежное лицо под упругие струи воды, быстро намылился абрикосовым гелем – мыльные струйки потекли по моему великолепному животу, враз покрывшемуся белоснежным слоем, будто сливочный торт на Рождество. Как же я люблю себя – век не отрывался бы от зеркала, но не могу: стыдно признаться, иногда красота моего тела вызывает у меня самого смутные желания. Видел ли меня кто-нибудь на улице? Сомнительно: светает сейчас поздно – соседи наверняка проигнорировали мой визит. Да и самих-то соседей вокруг негусто – домишко куплен на отшибе, пускай и в престижном месте: неподалеку от Трехрублевского шоссе, где так любят селиться звезды купеческого и дворянского гламура. На вскрытие первого ларца ушло немного времени – хвала Всевышнему, опыта в этой области у меня достаточно. Городовые уже наверняка обнаружили сюрприз, который я оставил им в самом центре Столешникового переулка. Упакован ларец, как всегда, отлично – не пролилось ни единой капли драгоценного бальзама, да и нечему там проливаться. В переулке никого – шаром покати, только пьяный бомж, закутавшись в немыслимую кучу барахла, спал у церкви сном младенца. Помешать мне не могли, и я успел живописно разложить детали ларца – вышло безумно красиво, прямо натуральная картина Рубенса. Но, разумеется, самый лучший артефакт я заботливо приберег для себя.

Я не стал вытираться – мне нравилось после ванной ощущать на коже бархатистую гладкость геля и крошечные капельки воды. Оставаясь обнаженным, я подошел к целлофановой упаковке, где, умиляя душу своей потрясающей первозданной свежестью и деликатным запахом, лежал первый добытый мной артефакт, извлеченный из нутра ларца. Смежив веки и скрестив по-турецки ноги, я сел в самый центр голубой схемы, привычным движением задрав вверх подбородок. Осторожно, словно хрустальную вазу, я двумя руками почтительно поднял драгоценный артефакт. Дрожа от нетерпения, положил его на язык, пупырышки которого восторженно дрогнули, ощутив подзабытый терпкий вкус. Слегка прикусив податливую ткань, я положил артефакт в кружочек в виде черепа, начертанный голубым мелом посреди правильного большого круга: мои губы окрасились в приятный розовый цвет. Склонив голову вперед, я замер, превратившись в изваяние, – моя грудная клетка почти не вздымалась, очевидно, со стороны казалось, что душа покинула мое бренное тело.

Через двадцать минут в комнате послышался утробный, тянущий звук на одной ноте, похожий на тибетскую молитву, он лился из меня, как густое подсолнечное масло. Я открыл глаза – комнаты больше не существовало. Я находился в другом измерении, в причудливых лабиринтах которого я был всего лишь гостем. Я видел черное пламя, поднимавшееся из земных глубин и достигавшее небес, вызывающих трепет чудовищ с перепончатыми крыльями, разверзшиеся от землетрясений долины и бурные волны взбесившихся морей, превращенных в кровь. Похожие на драконов птицы падали и разбивались насмерть – их перья облаками кружились в последнем танце. Я готов был поклясться, что слышу раскатистый хохот, однако не исключено, что это смеялся я сам. Огромный силуэт поднялся над хаосом, злобно блеснули глаза на покрытой шерстью морде. Черное пламя превратилось в ревущий шар, ударило мне в лицо миллионом искр, обуглив оскаленный от радостного смеха череп…

Перед моими глазами снова оклеенная потертыми обоями комната с железной кроватью и треснутым зеркалом. По лбу сбежала струйка пота, кожа на щеках подрагивала от нервного тика. Чем ближе финал, тем явственнее станут мои видения. Я все сильнее, до судорог в мышцах, буду ощущать нестерпимый жар пламени, обонять смрадное дыхание чудовищ, захлебываясь, тонуть в глубинах кровавых морей. Где гарантия, что в этот момент я и вправду не переношусь в потусторонний мир? Прошло всего четверть часа, но я чувствую себя так, словно неделю разгружал вагоны.

Процедура, а затем и сложная медитация отнимают много сил, наверное, то же самое ощущает лимон в соковыжималке. Дрожащей рукой я прикоснулся к волосам, мокрым то ли от купания, то ли от пота. Дело сделано. Первый шаг совершен. Осталось вскрыть еще четыре ларца – эта задача, откровенно говоря, не так уж и сложна… А вот с пятым, бальзам которого необходим для отдельной, финальной церемонии, придется потрудиться. Именно этот ларец до последней секунды финального таинства обязан оставаться в сознании, а его мозг – функционировать. Скажете, просто? Да куда там: некоторые сразу умирают от разрыва сердца. Если б не мое терпение, достойное стойкости викингов, то я бы уже давно угодил в клинику с нервным срывом. Что скажет художник, если за час до окончания картины вспыхнет огонь и уничтожит его шедевр, любовно создаваемый целый год? То-то и оно. К счастью, на этот раз я запасся необходимыми медицинскими препаратами. Пара уколов – и все пройдет чудесно.

Вернувшись в продуваемый изо всех щелей коридор, я подобрал с пола прозрачный целлофановый дождевик, который надевал перед каждой процедурой. Бросил его в ванну и снова включил душ, сдвинув красный рычажок до упора. Чуть-чуть постоял, глядя, как розовые струйки стекают с целлофана на дно и радостно устремляются к сливному отверстию. От кипятка поднимался пар, зеркало в ванной запотело, скрыв мое лицо. Что ж, наедине с собой я могу побыть и без маски. Излишняя театральность, скажете вы? Вовсе нет. Меня некому похвалить, но я всегда подходил к процедурам очень ответственно, читая тонны детективов, просматривая десятки сериалов; я слишком многое ставлю на карту, и мне необходимо угадывать действия полиции. Стоит оставить у ларца один-единственный волос – и следователи вычислят его обладателя по ДНК. Ох уж мне все эти нововведения… Похоже, в Средние века правильно делали, сжигая на кострах ученых, конструирующих крылья, убивать этих поганых изобретателей надо, пока они маленькие. Жилплощадь куплена по документам другого человека, официально тут никто не зарегистрирован, соседи по дачному поселку – спившиеся до зелени бывшие земские чиновники. Само собой, когда-нибудь это жилище найдут. Но к тому времени я уже буду с другим паспортом и другим именем… Может быть, даже с другим лицом. А почему бы и нет?

«Отпаренный» до блеска дождевик вернулся на свое место – на полку в кухонном шкафу. Что ж, пришло время зарядить артефакт необходимой энергией. Сильным волевым движением я раздвинул шторы, чтобы на артефакт со следами зубов, лежащий в голубом круге, упали лучи желтого, круглого, как сыр, утреннего Солнца. Ничего, что оно зимнее и поэтому не особенно яркое, основную роль играет вовсе не оно, а его ночной собрат – ноздреватая бледная Луна. Согласно правилу артефакту требуется впитать энергию обоих небесных светил, но большая часть обязательно должна приходиться на долю Луны – иначе желанный финал может не состояться.

От бессонницы ужасно болит голова, но, скорее всего, следующую ночь выспаться не получится. В гараже в моей второй машине связанный по рукам и ногам находится другой ларец. Иметь два автомобиля в моем деле необходимо, так подсказывают сериалы. Свидетели покажут: Маша села в тачку, городовые начнут обыскивать все желтые машины подряд. Вечером придется перекрасить кузов. Я не страдаю манией величия – обыграть полицию, вооруженную современными техническими новшествами, будет не так уж легко, пусть даже мне это и не впервой. Ничего, главный приз в финале затмит собой все нынешние сложности.

Что это такое? Кожа покрылась мелкими пупырышками. Странно, я не замечаю холода. Наверное, это от возбуждения – дикого, почти животного, которое я только что испытал, прикоснувшись губами к артефакту. Отойдя от голубой схемы, я сел прямо на пол, раскрыв у себя на коленях служебный ноутбук – тот весело заиграл зелеными огоньками. Войдя в Интернет, я «кликнул» на закладку сайта «горящих» туров, мельком просматривая предложения по Таиланду. Уже через пять минут я остановился на одной из путевок по оптимальной цене – полтыщи золотых, понятное дело, отель там – старое корыто. Щелкнув мышкой, я старательно нажал курсором на опцию «забронировать», после чего выключил ноутбук. На обратном пути с работы заеду в турагентство, заберу билет и ваучер дешевой гостиницы в Паттайе. Еще десять дней – и я навсегда исчезну из этого холодного города.

…Если, конечно, у меня не будет трудностей с финалом.

Из последнего номера газеты «Светскiй хроникеръ»:

«…Как передает из Лос-Анджелеса наш собственный корреспондент Макар Солюгин, до сих пор нет определенности с прибытием в Успенский собор на коронацию нового императора голливудской звезды Дженнифер Лопес. Как заявила сама m-me Лопес в интервью „Светскому хроникеру“, она отказывается принимать оплату своего турне американскими долларами ввиду того, что обесценившиеся „травяные“ даже в США никто деньгами не считает. Последняя цена приезда капризной Дженнифер в Белокаменную – один миллион золотых. На эту сумму она собирается вставить себе двадцать шестой силиконовый имплантант в большие пальцы ног, так как других мест уже не осталось. Ответ певицы Бритни Спирс, также приглашенной на коронацию, пока не известен, поскольку звезда находится на лечении в наркологической клинике, одновременно там пройдут роды ее двенадцатого ребенка. В то же время престарелый актер Арнольд Шварценеггер принял приглашение сняться в имперском боевике „Суперкиллер“, где он появится в дуэте с российской звездой Пашей Кусенко. По сценарию предполагается, что Арнольд сыграет дедушку главного героя, в сражении с международными террористами потерявшего ноги, руки, глаза, позвоночник, кишечник, подбородок и зубы. Возможный гонорар за съемки – награждение Шварценеггера орденом Святой Анны, а также предоставление ему права участвовать в аукционе, где на торги будет выставлена усадьба Ивана Тургенева.

…Столичная жизнь продолжает бурлить: московский бомонд вовсю обсуждает последнюю жестокую дуэль, состоявшуюся между звездой „Европовидения“ Димой Ибланом и певицей Зоsiмъ. Их ссора вспыхнула в пятницу на тусовке в клубе „16 пудов“, где Зоsiмъ публично обвинила Иблана в сокрытии своего истинного происхождения. По ее мнению, он не является горским князем, а дворянскую грамоту смоделировал на компьютере. Нелегальная продажа фальшивых дворянских грамот действительно является крупным фактором московского черного рынка, однако Иблан потребовал сатисфакции. В стихийно возникшей драке пострадали все три участницы украинской группы „Вибраторъ“ (одной из девушек раздавили силиконовую грудь), а также гламурный цирюльник Сергей Монстров. Пьяный гусарский поручик, воспользовавшись беспомощным состоянием звезды, принял его за женщину, но в итоге сам был госпитализирован с сердечным приступом. Отметим, что дуэли становятся весьма модными среди столичной элиты. На прошлой неделе произошло сражение на боксерском ринге братьев-боксеров Облучко с рэп-певцом Тимотэ. Он, впрочем, на дуэль не пришел, поэтому братья подрались друг с другом.

…Известный купец первой гильдии, оптовый торговец медом Фома Абрамович прислал остатки своего обеда в богадельню, где живут обедневшие помещики, из-за карточных долгов они были вынуждены продать свои поместья и бомжевали на улице. Господин Абрамович отметил, что и впредь готов делиться хлебом с бедными людьми, хотя и пострадал от развода со своей алчной супругой. Обедневшие дворяне подписали коллективное письмо с благодарностью щедрому купцу и выразили надежду: в другой раз тот пришлет им объедки от своего ужина – ожидается, что там будет вволю шелухи лучших лобстеров.

…Императорская власть всеми силами пытается привлечь подданных на парламентские выборы. Сегодня по „Имперiя-ТВ“ выступил главный колдун с острова Гаити, оперирующий черной магией. Зарезав перед телекамерой петуха, негр в белой раскраске побрызгал вокруг себя кровью и обещал: те избиратели, которые не придут на участки, превратятся в зомби, а из глаз у них полезут черви. „Они прокляты загробным миром, – зловеще предрек колдун. – Снять магическое проклятие можно, лишь проголосовав“. Посмотрев на негра, оппозиция обвинила царя в использовании „черного пиара“».

Глава четвертая

Мерзавец

(21 февраля, понедельник, позднее утро)

Гранитные сфинксы, величаво возлежавшие на когтистых лапах у основания парадного подъезда имперского МВД, равнодушно наблюдали за входящими посетителями. Внушительное здание, на этажах которого находились департамент полиции, Отдельный корпус жандармов и финансовая гвардия, было расположено на углу Садовой и Цветного бульвара – проехать туда даже дворами оказалось не так легко. Преодолев вертящуюся стеклянную дверь, Алиса ужасно смутилась: в роскошном вестибюле с мраморным фонтаном в виде русалки толпились человек двадцать крупных чиновников при орденах и золотых эполетах. В их числе самое высокое начальство, какое только возможно вообразить, – сам начальник Отдельного корпуса жандармов Виктор Антипов. По непонятной причине отсутствовал знакомый ей директор департамента полиции Арсений Муравьев – она узнала его помощника по следственным делам и личную секретаршу. При виде этого самого помощника смущение Алисы сменилось тихой яростью. По правую руку от Антипова нагло отирался молодой человек ее возраста, блондин среднего роста, стриженный под «бобрик», с холеным дворянским лицом, его портил лишь нос с небольшой горбинкой. Алиса готова была поклясться – под вицмундиром у этого типа надета неизменная майка с логотипом «Раммштайн», которую она ненавидела всей душой. Уж кто-кто, а она хорошо знала столь интимную подробность. Коварный блондин был не кто иной, как ее бывший муж, титулярный советник Федор Каледин; не прошло и двух месяцев, как они со скандалом развелись в духовной консистории[7 - Специальный отдел в Русской православной церкви, в числе прочего занимается церковными разводами венчанных супругов.]. Пользуясь отсутствием своего прямого начальника, мерзавец Каледин занимался привычным делом – гнусно любезничал с секретаршей Муравьева – грудастой девицей Анфисой. Уничтожив подонка презрительным взглядом, Алиса лучисто улыбнулась прочим господам, кои немедленно выстроились в очередь целовать ей ручку. Да, князь Сеславинский оказался прав – ночное событие поставило на уши всех VIP-сотрудников органов внутренних дел империи. Одним из первых ее пальчики смачно лобызнул тайный советник Антипов, а этого потного, сопящего борова в увешанном орденами мундире просто так из теплого кресла не вытащишь. Как шепнул Алисе на ухо адьютант Антипова, юный, похожий на девушку подпоручик (и заядлый картежник) Сашка Волин, собирался подъехать и сам московский градоначальник – престарелый фельдмаршал Кустиков. Положение Кустикова в последнее время было весьма шатким: ходили упорные слухи, мол, государь им недоволен, а чиновники министерства двора критиковали бизнес супруги фельдмаршала – сдобной купчихи Кадушкиной, продававшей бочки для засолки огурцов. Враги сплетничали: те лавочки, которые не хотели покупать бочки, городская управа закрывала за нарушение санитарных норм. Но вслух об этом говорить опасались: на Кадушкину работали лучшие адвокаты, в том числе и внук знаменитого Плевако, за полчаса речи в суде рвавший тысячу золотых.

– …Баронесса, голубушка, – засопел многопудовый Антипов, умильно прильнув к ее руке. – Рады видеть вас в добром здравии. Простите, что побеспокоили, но случай у нас – из ряда вон выходящий. Понимаю, не дамское это дело-с, однако ежели не поможете – считайте, мы погибли.

– Что от меня требуется, ваше сиятельство? – формально посерьезнела Алиса.

– Пройти в здешний морг, сударыня, для этого вас и ждем-с, – засуетился Антипов. – Как, вероятно, вас известил князь Сеславинский, ранним утром в Столешниковом переулке обнаружен изуродованный труп одной очень значительной особы… Причем настолько значительной, что государь, узнав об этом печальном событии, собственноручно изволил позвонить в МВД и дать серию высочайших указаний. Когда министр вызвал нас к себе, он был весьма обескуражен, я грешным делом даже подумал: не иначе как анархисты бросили майонез в карету премьера. Как вы понимаете, князь не будет лично заниматься этим делом, он лишь берет его на особый контроль, как это называют по телевизору. Совместное расследование ввиду его особой важности поручено сразу двум отделам МВД – жандармскому корпусу и департаменту полиции. Тело погибшей в кошмарном состоянии, но вам, увы, такие страшные зрелища не в новинку. Иначе не осмелился бы звонить-с.

Алиса холодно кивнула. Ей действительно уже не раз приходилось приезжать по срочным вызовам департамента полиции, чтобы давать психологическую характеристику особо жестоким убийствам. Дипломированный психолог-криминалист, с оксфордским образованием и восьмилетним стажем работы, она ежегодно посещала за границей специализированные симпозиумы, посвященные серийным убийцам. Вот уже два года как фон Трахтенберг работала консультантом в Центре князя Сеславинского, занимавшемся исследованиями мозга знаменитых маньяков. Как только она услышала имя жертвы, то поняла – ожидается скандал. Немудрено, что вызвали ее, хотя услуги специалиста Центра всегда стоили очень дорого. Стало быть, есть подозрение: убийство – работа «серийника».

Дружно накинув на плечи белые халаты, чиновники проследовали по лестнице к находящемуся на втором этаже полицейскому моргу. Пожилой врач с бородкой клинышком, волнуясь от присутствия столь высоких особ, с извинениями попросил человек десять (к радости Алисы, в их числе оказалась и зловредная секретарша Анфиса) остаться снаружи: небольшой морг не был предназначен для такого количества посетителей. Помещение Алисе знакомое – серая, похожая на ящик цементная комната, куда привозили для детального осмотра «сложные», по полицейской терминологии, трупы – либо жертв серийных маньяков, либо погибших дворян в чине не ниже камергера. В данном случае они получили «два в одном». В центре «ящика» на продолговатом цинковом столе (похожем, скорее, на поднос) лежало нечто бесформенное, прикрытое ослепительно белой простыней. По всей простыне расцвели тончайшие «розы» из сукровицы, сплетаясь в жуткую паутину.

– Как именно это случилось? – спросила Алиса, оборачиваясь к Антипову.

Вместо него заговорил подпоручик Волин, нервно покусывая губы:

– Пока неясно, баронесса. Примерно в шесть утра бомж Муха, бессменно обитающий на паперти церкви Косьмы и Дамияна в Столешниковом переулке, проснувшись, обнаружил в десяти метрах от себя то, что он принял в предрассветной темноте за кучу тряпья. При ближайшем рассмотрении бесформенная куча оказалась трупом обнаженной барышни. Живот усопшей вспорот от лобка до горла, все внутренности вынуты из тела и аккуратно разложены рядом. Горло перерезано, но крови на теле нет – скорее всего, ее убили в другом месте, а уже потом устроили натюрморт в Столешникове. Муха добежал до городового на перекрестке, который на всякий случай задержал его, а потом связался по рации с департаментом. Первым на место преступления выехал лично Федор Аркадьич, он же идентифицировал убитую как ведущую реалити-шоу «Завалинка» Марию Колчак.

Последовал кивок в сторону Каледина, но тот уже не улыбался – видимо, без Анфисы чувствовал себя некомфортно. Алиса удовлетворенно фыркнула. Так вот, оказывается, куда он выбежал из дому ни свет ни заря, а она-то подумала… Впрочем, ее правильного определения, что Каледин ужасная скотина, это не отменяет.

– Что же, его высокоблагородие уже поймал убийцу? – вставила она шпильку, подняв голову и бесстрашно посмотрев в глаза экс-супруга.

– Ничуть, – спокойно заявил мерзавец Каледин, цинично разглядывая ее обтянутые халатом формы. – Где ж его было поймать? Бомж Муха невиновен, это очевидно. Служебная собака след не взяла. Вероятно, жертву доставили в Столешников на легковой машине в сумке или пластиковом мешке, после чего останки живописно разложили рядом с церковью. Первым делом, господа, мне подумалось, что это месть противников ее реалити-шоу. Ежедневно Мария Колчак получала сто тысяч мэйлов и анонимных бумажных писем с оскорблениями, самым корректным из которых являлось слово «лошадь». Замученные телепередачей зрители обещали сделать с ней такое, что случившееся выглядит попросту детским капустником.

– Да-с, – почесав тройной подбородок, подтвердил Антипов. – Знаете ли, мне лично приходилось эти письма расследовать – ей угрожали и старушки-пенсионерки, и статс-дамы, даже тинейджеры из кадетского корпуса. Я ни разу не видел передачу покойной Маши Колчак – право, что же там плохого?

Чиновники откровенно замялись. Низенький упитанный коллежский секретарь Яковлев из следственного отдела, хоронясь за спинами коллег, вытащил мобильник и срочно удалил картинку голой Колчак, которую буквально вчера скачал с сайта ее реалити-шоу «Завалинка».

– Эээээ… – проблеял Волин. – Да ничего-с особенного, ваше сиятельство. Столбовых дворян титулом не ниже графа отправляют в глухую деревню на сибирских просторах и учат там жить простым сельским бытом: носить ведрами студеную воду из колодца, коров доить, дрова рубить. И все это, разумеется, под круглосуточным прицелом видеокамер.

– Типа сериала ужасов? – догадался Антипов. – «Байки из склепа»?

– Ну да, – согласился Волин. – Но рейтинг будь здоров – особенно после того, как княжна Ухтомская при уборке навоза в прямом эфире умом тронулась.

– Святый боже, – истово перекрестился жандарм. – Тяжелая работа была у Машеньки, упокой Господь ее душу. Кстати, его величество уже лично звонил отцу покойницы с соболезнованиями и обещал найти убийцу. Простите, баронесса, за эти слова, но мы с вами, уважаемые господа, находимся в глубокой заднице. На все про все царь дал нам неделю. Ежели не изловим негодяя – хором поедем на Камчатку новые полицейские участки открывать в охотничьих поселках посреди дремучей тайги.

Алиса радостно вздохнула – Бог услышал ее молитвы и оперативно покарал нечестивца Каледина. Камчатка – самое оно. Была б ее воля, она туда сослала бы еще как минимум человек сто, в том числе и наглую соседку Нинку. И уж точно секретаршу Анфису, два дня назад настойчиво приглашавшую Каледина в кино на скандальный французский фильм эротического содержания. Эти крестьянки липнут к дворянам как банный лист. В генах заложено со времен войны с Наполеоном – эскадрон гусар идет через деревню, а через девять месяцев в каждой избе по ребенку.

– Поедешь, я, так и быть, одолжу тебе свою шубку, сволочь! – склонившись к уху Каледина, прошипела Алиса и сразу повернулась к Антипову, хлопнув ресницами. Эффекта сие действие не возымело – бывший муж лишь усмехнулся, переключаясь на начальство. Даже обидно, ну что ж за тварь такая…

– Слушаюсь, ваше высокопревосходительство! – щелкнул каблуками Каледин. – Смею вас заверить: мы со своей стороны приложим все усилия, чтобы арестовать злодея. Осмелюсь заметить, отец Маши Колчак – томский генерал-губернатор, давний приятель его величества, по субботам они вместе играют в городки. Тут даже и не Камчаткой может закончиться – в вечную мерзлоту сошлют. Да и пресса тоже постарается. Нет сомнений, что через полчаса новость о зверском убийстве в Столешниковом появится во всех телевыпусках новостей, случай из ряда вон выходящий. От руки маньяка погибла ведущая популярного реалити-шоу, и каким образом! Бедную девочку освежевали как дикую косулю.

Пожилой врач по знаку Антипова сдернул простыню с цинкового «подноса». На потолке режущим светом вспыхнули лампы, позволяющие лучше рассмотреть то, что лежало внизу. По группе чиновников стремительной волной пронесся шепот; один из генералов негнущимися пальцами полез в карман за валидолом, шумно сглатывая. Тело Машеньки Колчак было неестественно белым, будто продолжало мерзнуть под свежевыпавшим снегом в Столешниковом переулке. От идеально выбритого лобка почти до ключиц тянулась ровная, как стрела, багровая полоса. На горле – точно такой же след, только тонкий, словно ниточка. Глаза широко распахнуты, но в них нет никакой боли – только равнодушие и усталость.

– Как заявляет наш медэксперт, – казенным тоном отчеканил Каледин, – девушке сначала сломали шею, а уже потом перерезали горло.

– С какой стороны сделан надрез? – неожиданно перебила его Алиса.

– С правой, – чуть удивившись, ответил Каледин. – После этого через брюшину извлечены все внутренние органы – сердце, печень, легкие, почки, желудок. Врач в шоке – ни один из имеющихся в нашем распоряжении органов не задет и даже не поцарапан; по его мнению, хирургическое вскрытие делал профессионал. Более того… он считает – ему самому понадобилось бы на это как минимум полчаса. Однако, согласно предположению доктора, убийца выпотрошил тело с рекордной скоростью…

– Всего за пятнадцать минут, – вновь встряла Алиса. – Так?

– Так, – стушевался Каледин. – А откуда ты… вы…

– Неважно, – прикончила его взглядом зеленых глаз Алиса. – И что дальше?

– Дальше? – взял себя в руки Каледин. – Дальше, сударыня, вышло вот что. Закончив, этот парень разложил внутренности мертвой девушки по странной схеме – одну половинку почки возле левого плеча, другую – у левой щиколотки. Печень вложил в правую руку, в левую – отрезанную грудь. На лоб прикрепил кусочек сердца. Желудок и легкие – на равных расстояниях с обеих сторон – как будто невидимый круг начертил. Кровь из тела жертвы исчезла практически до капли. Все это сделано с явным расчетом на внимание. Он хотел, чтобы труп обнаружили в публичном месте.

– Еще бы, – королевствовала Алиса. – Это как раз в его правилах. Я уверена, что какой-то части вынутых им из туловища органов не хватает. Так?