Тесса Дэр
Хотите быть герцогиней?

Эмма пошла на звук, понемногу догадываясь, что вряд ли это кошка. Тихие шлепки и приглушенное ворчание доносились из-за массивной двойной двери.

Она осторожно приблизилась к двери и прислушалась.

– Ну право же, Хан. – Это был голос герцога. – Постарайся хоть немного.

– Я стараюсь, ваша светлость.

– Значит, старайся лучше. Теперь твоя очередь принимать.

Эмма приоткрыла дверь на несколько дюймов и заглянула внутрь. Она обнаружила огромное открытое пространство: наборный паркет на полу, на стенах портреты в рост предков герцога, великолепная лепнина на потолке и люстры.

Поперек этого роскошного бального зала была натянута грубая сетка. Двое мужчин – герцог и его дворецкий – стояли лицом друг к другу, каждый на своей половине.

Герцог взмахнул ракеткой и перебросил через сетку оперенный кусок пробки.

Хан, который заметил появление Эммы, оставил волан без внимания, за что и был наказан – волан угодил ему точно в лоб.

– Всему же есть предел! – Герцог угрожающе затряс ракеткой. – Уж этот удар ты никак не должен был пропустить.

Но Хан хозяина не слушал. Зато отвесил поклон в сторону Эммы.

– Доброе утро, ваша светлость.

Герцог поспешно обернулся, по-прежнему держа ракетку под угрожающим углом. Оглядел с головы до ног жену.

– Вы?

«Хорошенькое приветствие! Спокойно, Эмма».

Она вошла в зал.

– Я думала, вы пошутили насчет бадминтона.

– Нет, я не шутил.

– Я теперь вижу.

Выждав минуту, Эш махнул в сторону двери.

– Ну? Разве вам нечем заняться? Идите завтракать. Посовещайтесь с экономкой – вы хозяйка дома. Сделайте, наконец, что-нибудь причудливое с волосами.

– Я уже выполнила первое и второе, а третье, с вашего позволения, делать не стану. Так что сейчас мне действительно нечем заняться.

– Вот и прекрасно, – вмешался Хан и направился к Эмме. – Держите вот это. – Он с нажимом вложил ракетку в ее руку и, прежде чем скрыться за дверью, успел прошептать: – Спасите. Меня.

– И куда же ты надумал скрыться? – поинтересовался герцог.

Дворецкий обернулся уже в дверях.

– Точно не знаю, ваша светлость. Наверное, сделаю что-нибудь причудливое с волосами. – Поклонившись, он закрыл за собой дверь и был таков.

Герцог крикнул ему вслед:

– Я урежу тебе жалованье за эту выходку, трус!

В наступившей тишине Эмма разглядывала ракетку в своей руке.

– Похоже, Хану не очень нравится играть в бадминтон.

– Зато ему нравится иметь постоянную работу. Мы упражняемся трижды в неделю. Мужчина должен поддерживать себя в хорошей физической форме.

Физическая форма! Да. Одного взгляда на герцога было достаточно, чтобы убедиться, что до ранения он был очень активным человеком. Такие плечи и ноги не формируются за одну ночь. Когда он нагнулся, чтобы подобрать волан, Эмма восхитилась очертанием его спины. Такой спины не бывает у того, кто сидит сиднем.

Герцог выпрямился – и Эмма поспешно отвела взгляд.

Вот незадача. Он снова поймал ее на том, что она его разглядывает. И снова он понял ее совершенно превратно.

Это не из праздного любопытства, пыталась оправдать себя Эмма. Просто профессиональная привычка. Разбираться в тканях и нитках – это лишь часть работы портнихи. Ключом к успеху является знание, как двигается под одеждой тело, как сочленяются суставы, как напрягаются и тянутся мышцы. После многих лет практики Эмме было достаточно одного взгляда на человека, чтобы представить его совершенно без одежды. А когда видишь человека, самим Богом наделенного такой прекрасной фигурой, к тому же доведенной упражнениями до совершенства, искушение слишком сильно, чтобы ему противиться.

Только как все это объяснить?

«Ах, извините. Я таращилась на вас не потому, что вы такой страшный с виду. Просто я мысленно вас раздела».

Да, прекрасное вышло бы объяснение. В самый раз для герцогини.

Герцог тем временем убрал снаряжение и потянулся за шляпой.

– Мы… – заставила себя сказать Эмма. – Мы могли бы сыграть – вы и я.

Эшбери недоверчиво взглянул на нее.

«Он уважает тех, кто бросает ему вызов», – вспомнила она. Однако в испытующем взгляде, который он устремил на нее, Эмма не увидела и намека на восхищение. Но раз уж она предложила…

– Я обожаю бадминтон! – Эмма попыталась непринужденно, точно заядлая спортсменка, крутануть ракетку в руке, но ракетка упала, ударив ее по пальцу ноги. Она прикусила губу, чтобы не вскрикнуть от боли. – Ой! Я сегодня такая рассеянная.

С преувеличенным достоинством, какое только могла изобразить, Эмма подняла ракетку и переместилась на другую половину зала, пройдя пригнувшись под сеткой.

– Начнем? – Она с вызовом улыбнулась.

– Отлично. Давайте сыграем на интерес.

– Как вам угодно. И какой же будет мой фант?

Эмма навострила уши. Кажется, в подобных случаях проигравший исполняет какое-нибудь глупое задание: поцелуй или две минуты отсиживается в запертом шкафу.

– Если я выиграю, вы изволите оставить меня в покое. Я уже сделал вам уступку насчет совместных обедов и не потерплю дальнейших поползновений на свою свободу. Титул герцога, знаете ли, предполагает массу обязанностей.

Ага, в том числе игру в бадминтон. Это, конечно, важнее, чем проводить свободное время с женой.

this