Дмитрий Львович Казаков
Солнце цвета ночи


В полутьме виднелись столы, сидящие за ними люди. От стойки доносился рык, перемежаемый сочными шлепками – два дюжих мужика махали кулаками, у одного заплыл глаз, у другого из носа сочилась кровь.

Бились люто, брызгая слюной и злобой.

– Все как у людей, – проговорил Нерейд довольным голосом. – Что за выпивка без доброй драки?

– Это точно, – подтвердили из-за ближайшего стола. – Что, хочешь подраться, рыжий?

– Попозже, – ответил Нерейд, – выпью для начала.

Переступая через валяющихся на полу гуляк, обходя кисло воняющие лужи, прошли к стойке. За ней появился хозяин, похожий на медведя, выложил на обозрение кулачищи, напоминающие валуны.

– Что угодно? – прорычал он.

– Пива, – ответил Ивар. – Бочонок для начала. И есть у тебя жратва, что не пригорела?

– У меня… – начал хозяин, но наткнулся на спокойный взгляд конунга и осекся. – Рыбу могу принести.

– Вот и неси, – кивнул Ивар и кротко улыбнулся. – А если она окажется тухлой, то я отправлю тебя за свежей. С камнем на шее.

Хозяин исчез, с кухни донеслось его рычание. Когда вернулся, тащил в одной руке бочонок, а в другой – четыре деревянные кружки, похожие на башни тех замков, что строят южане.

Отлетело в сторону выбитое донышко, забулькало пиво, поплыл горький запах хмеля.

– Хорошо, – сказал Арнвид, делая глоток и жмурясь от удовольствия.

– Ты не напивайся, – посоветовал Ивар. – Нам еще разговоры разговаривать…

Драчун с разбитым носом врезал другому так, что тот отлетел к стене. Нанесший удар заорал, вскинув победно руки. Зрители загоготали, поверженный с трудом поднялся и, ругаясь, поплелся к двери.

– Могучий конунг, равного которому давно не видел Бьёргюн, – прогундосил кто-то за спиной Ивара, – не угостишь ли пивом немощного воина, поседевшего в славных походах?

Подкравшийся к стойке старичок мог похвастаться пышной бородой и совершенно лысой головой. Из морщин глядели подслеповатые глаза, а нос был сизым, точно свекла.

– То, что ты дряхлый, я вижу, – заметил Ивар. – А вот поседел ты, скорее всего, прямо тут…

Старичок мелко захихикал, затрясся всем телом, показал гнилые зубы, похожие на обгорелые пеньки.

– Мудрость конунга выше неба, – прошамкал он. – Но ведь конунг пришел сюда не просто так?

– Верно, – Ивар махнул хозяину, чтобы принес еще кружку. – Расскажи-ка мне, чьи корабли заходили в Бьёргюн в последнее время.

– Могучего вряд ли интересуют простые торговцы? – глядя на льющееся в посудину пиво, старик затрясся. – А что касается славных хёвдингов…

Принимая кружку, чуть не разлил, но когда приложился к ней, замер неподвижно, точно камень. Морщинистое лицо порозовело, глаза заблестели и даже сутулые плечи чуть раздвинулись.

– Ох, хорошо, – посудина глухо стукнула о стойку, старик вытер рот и негромко рыгнул. – Был у нас славный конунг Торстейн Воробей из Халогаланда, проплывал Гудрёд Торопливый, появлялся даже Хальвдан Белая Кость, правитель Ранрики и Вестфольда!

– Этому-то что понадобилось? – хмыкнул Нерейд, опустошая вторую кружку пива. Глаза его шарили по таверне, а кулаки сжимались.

– А еще? – спросил Ивар, а Арнвид долил рассказчику в куружку.

– Из менее знаменитых… – старик одним глотком опростал посудину. – Эххх! Был Храфн Прямой из Лерадаля.

– Давай-ка про него подробнее.

– Ну, – старик почесал лысину, выразительно цокнул языком. – Да будут довольны им асы, но он провел в Бьёргюне всего двое суток, похоронил одного из дружинников, и отправился дальше…

– Когда это случилось? – спросил Ивар нетерпеливо. – И куда он отправился?

– Четыре дня назад, – старик выразительно посмотрел в сторону бочонка. – А куда – только Владыка Ратей ведает! Море широко, всем в нем найдется место!

Ивар сделал знак Арнвиду налить еще.

Мрачно зыркающий из-под мохнатых бровей хозяин притащил деревянное блюдо с жареной рыбой, выглядящей так, словно ее вытащили из воды только что. Нерейд сглотнул слюну, в брюхе у Ингьяльда заурчало.

– Спасибо, но пора и честь знать, – старик допил пиво, неуклюже поклонился и заковылял прочь.

– Кажется мне, что мы больше ничего не узнаем, – проговорил эриль, разрезая лосося на ровные куски. – Вряд ли Храфн поделился с кем-нибудь своими планами. Если он не круглый дурак, конечно!

Нерейд, не стесняясь, ел прямо руками, слышалось чавканье и хруст костей. Ингьяльд тщательно обгладывал ребра, чуть ли не обсасывал каждое.

– Эй, конунг! – задорный голос заставил Ивара повернуться.

Молодой викинг был высок и широкоплеч, светлые, точно пух одуванчика волосы охватывал витой шнурок, глаза блестели удалью, а рукоять меча на поясе – золотом.

– Что тебе, во имя Хрофта? – поинтересовался Ивар.

– Не нужен ли тебе добрый воин? – незнакомец улыбнулся, сверкнули крупные белые зубы.

– Если ты укажешь на такого, мы будем очень благодарны, – хмыкнул Нерейд и потянулся к кружке с пивом – запить рыбу.

– Мое имя – Ульв Шестирукий! – гордо сказал незнакомец, засовывая большие пальцы за пояс. – И я готов занять то место на корабле, какое укажет мне не обделенный удачей вождь.

На Нерейда он даже не посмотрел.

– Раз ты слышал обо мне, то должен знать, что я не беру в дружину кого попало, – заметил Ивар. – Победи моего человека на кулаках, и тогда станешь своим на борту нашего драккара…

– Хорошо, – Ульв расстегнул пояс с ножнами, положил на стол. – Я готов.

– Я тоже, – Нерейд поставил кружку, сделал пару шагов вперед. – Ну что, конунг, мне сразу проучить его или немного покуражиться?

– Как знаешь, – ответил Ивар.

– Я слышал об этом парне, – покачал головой Арнвид. – Он начинал у Рагнара Кожаные Штаны, а потом каждый год менял дружину, будто девка – украшения… Но говорят, что боец хороший.

Ивар кивнул, взял с блюда полоску лосося, сунул в рот.

Противники несколько мгновений постояли, потом Нерейд шагнул вперед, его кулак метнулся туда, где только что находилась голова Ульва, но тот отскочил и атаковал сам.