Дмитрий Львович Казаков
Солнце цвета ночи

Эйрик повесил на огонь котел, бросил в него солонину, разрезанную на узкие полосы.

– Даг, – сказал Ивар, – ты не хочешь разведать окрестности?

– Я… – следопыт прислушался, склонил голову набок, глаза его расширились. – К оружию!

Что-то свистнуло, стоящий у самого костра дружинник зашатался, хватаясь за торчащую из горла стрелу. Нерейд оскалился, точно волк, отскочил в сторону, предостерегающе закричал Ингьяльд.

– Бей лохланнахов! – кусты затрещали, из-за них показались бегущие люди, заблестели обнаженные мечи.

– Ничего себе… – Ивар выхватил клинок, метнулся навстречу.

Пораженный в горло викинг упал прямо в костер, с грохотом сшиб котел, зашипела заливающая пламя вода, рванулись в стороны клубы пара, потек густой запах горелого мяса.

– Святой Руадан! – на Ивара налетел высокий воин, из-под шлема которого бешено сверкали глаза.

Атаковал так яростно, что конунг отступил, на мгновение пожалел, что на левой руке нет щита. Отразил один удар, второй, ощутил, как поехала по мокрой траве нога.

Упал и ловко перекатился, заставив противника завопить от злости.

Сбоку выскочил Сигфред, размахивая двумя мечами, сквозь дыры в рубахе просвечивало тощее тело, виднелись выпирающие, будто у худой козы, ребра и впалый живот.

Под его натиском высокий воин отступил, но набежали другие, окружили тощего берсерка со всех сторон.

– Одину слава! – с корабля в гущу схватки рванулся Ингьяльд, в его руке засверкал тяжелый клинок, некогда полученный в дар от ярла Хрольва Нордманнского.

Нерейд ухитрился забраться на драккар, отыскал там свой лук и теперь, рыча, спешно вытряхивал из колчана стрелы.

– Вот налетели, дери их тролли! – Ивар рубился с двумя, мечи звенели, мелькали оскаленные лица, а он никак не мог подготовить хороший удар, отбивал одну атаку за другой.

Стрела пролетела над самым плечом, вонзилась одному из ирландцев в грудь. Второй на мгновение отвлекся, отвел глаза и завыл от боли, когда клинок Ивара воткнулся ему в живот.

Раненый в плечо отскочил, пытаясь спастись, но попал под секиру Стейна. Шлем не выдержал, череп лопнул, точно трухлявый пень, в стороны полетели обломки кости, плеснуло багровым.

Воспользовавшись паузой, конунг огляделся.

Битва кипела на берегу, прижатые к воде викинги рубились сосредоточенно и молча, ирландцы наседали с яростными воплями.

– Ох, я вам покажу! – через борт драккара перевалился Арнвид, размахнулся мечом.

– Куда? – рявкнул Ивар так, что вздрогнули даже враги. – Любого можно заменить, но не тебя! Харек, а ну отволоки эриля на корабль и проследи, чтобы он не высовывался!

Молодой воин кивнул, медленно попятился.

– Ладно, я сам, – проворчал Арнвид и полез обратно.

– Вот так-то лучше, – пробормотал Ивар и дернулся вбок, уходя от брошенного в него копья. – Накормим воронов досыта! Заставим валькирий икать от радости! Одину слава!

Заслышав голос предводителя, дружинники приободрились. Кари с ревом вломился в ряды ирландцев, будто медведь в свору псов, страшным ударом отшвырнул троих.

Ивар шагнул вперед, отразил выпад, направленный в бок Ингьяльду, отбил еще один, ответным разрубил чей-то щит и ухватил за плечо стоящего на коленях Сигфреда.

Тот прижимал руки к голове, и из-под них стекала кровь.

– Вместе! – крикнул Ингьяльду, тот понял, подхватил с другой стороны. Оба одновременно рванули назад.

– А вот это для меня… – вновь высунулся из драккара эриль. – А ну руки убери!

Ивар отпустил раненого, вновь ринулся в схватку.

Ирландцы медленно пятились, высокий воин, тот, что напал на конунга в самом начале, ухитрялся сдерживать натиск Кари. Огромный берсерк рычал, на его голых руках перекатывались чудовищные мышцы, похожие на смазанные маслом мешки, тяжелый меч бил стремительно, как молния.

Но помогало это мало.

– Руби! – заверещал кто-то, очередная стрела, выпущенная Нерейдом, ударила высокого по шлему.

– Уды Яльфада! – в досаде заорал рыжий викинг.

В лесу запел рог, и ирландцы бросились в отступление, больше похожее на бегство.

– Всем стоять! – крикнул Ивар, понимая, что отход может быть ложным маневром, и что сунувшись в заросли, очень легко нарваться на засаду.

Викинги опускали оружие, вытирали потные лица, от корабля доносился жалобный голос Сигфреда и довольный – Арнвида.

– Терпи, – поучал эриль. – Берсерк ты или нет? Значит, боли не должен ощущать.

– Так то от меча, – опасливо отвечал Сигфред. – А не от той дряни, что ты мне на рану льешь… Уаааа!

– И чего они на нас бросились? И еще «лохами» какими-то обзывались, – недоуменно проговорил Эйрик, обтирая забрызганный кровью по самую рукоятку меч о траву. – Мы же не грабили, не убивали!

– Лохланнахи – жители Лохланна, Страны Озер, – пояснил Ангус. – Так у нас именуют Северные Земли.

– Мда? – Нерейд спрыгнул с драккара и отправился собирать стрелы. – А тебе не жалко было рубить сородичей?

– Это воины королевства Осрайге, – ирландец покачал головой. – Они мне такие же родичи, как тебе – йотландцы.

Нерейд удивленно хмыкнул, почесал затылок.

Глава 5.

Остров мертвецов

Трупы ирландцев оттащили в сторону, а своих аккуратно закопали. Подходящих валунов не нашли и Арнвид вырезал поминальные руны на врытых в землю чурбанах из толстых стволов.

Пока занимались этим, стемнело, на иссиня-черный, как вороново крыло небосклон высыпали звезды. Ивар расставил дозорных, и дружинники собрались около заново разведенного костра.

– Так я и не понял, зачем они нападали, – сказал Эйрик, прихлебывая пиво из кружки. – Сидели бы за своим частоколом – никто бы их и не тронул.

– Наверное, у ирландцев была какая-то причина, – заметил Ингьяльд, развалившийся прямо на земле. В бою ученику эриля надрубили плечо, и при каждом неосторожном движении он болезненно морщился. – Кто-то их разозлил…