Андрей Викторович Белов
Сквозь время

Сквозь время
Андрей Викторович Белов

Время – оно неумолимо отодвигает нас от событий нашей жизни. Всё становится прошлым. Всё, кроме любви, которую мы проносим в душе сквозь годы, а порой и сквозь всю свою жизнь, – любви, пламя которой неожиданно вспыхнуло от всего одной случайной встречи.

Март. Время надежд на встречу с чем-то новым, неиспытанным в жизни, время ожидания новых чувств и, наконец, время любви. Для старого человека это время воспоминаний об утратах, о прошедших годах, о той любви, которая прошла где-то рядом, но успела задеть своим невидимым крылом душу, завладеть твоим сердцем на всю жизнь, но так и осталась навсегда где-то рядом, настолько близко, что кажется, будто до нее всего-то один шаг: протяни руку – и ты снова коснешься ее. Все начинается с мечты? Но в жизни бывает так, что все мечтой и заканчивается.

В дверь позвонили, и Сергей Тимофеевич, как и положено старику, всунул ноги в тапки и с трудом, неспешно пошел к двери, по пути думая о том, кто бы это мог быть: его давно уже никто не навещал.

Открыв дверь, он на мгновение опешил: перед ним стояла Анна – та самая Анна, которую он видел в первый и последний раз много лет назад.

– Анна? Ты? – от неожиданности вскрикнул он.

– Сергей Тимофеевич? – взволнованно спросила женщина.

Он не в силах ничего сказать только утвердительно качнул головой.

– Здравствуйте, – сказала незнакомка. – Меня зовут Елена Петровна, или просто Лена, я дочь Анны Сергеевны. Мама рассказала мне о вас перед самой смертью; она была немногословна, но самое главное я поняла: она любила вас с того момента, как вы встретились. Еще она просила, когда ее не станет, передать вам письма, написанные, но так и неотправленные.

Лена достала из сумочки пачку писем, перевязанную ленточкой, и протянула их Сергею Тимофеевичу.

– Она разрешила мне прочитать их, но я не вскрывала и не читала эти письма, ведь это касается только ваших с мамой отношений.

– А ваш отец?.. – спросил зачем-то Сергей Тимофеевич Лену.

– Его тоже уже нет, – ответила она.

Взяв пачку писем, Сергей Тимофеевич отошел в сторону и, пропуская гостью в дом, сказал:

– Входите. Садитесь за стол. Хотите чай, кофе?

– Чай, – ответила Лена.

Чайник только что вскипел, и на столе вскоре появились две чашки чая, а также печенье и варенье, которые Сергей Тимофеевич всегда держал дома для нежданных гостей.

– Как же вы похожи на мать! – тихо проговорил старик.

Они сели за стол. Сергей Тимофеевич развязал ленточку и заметил, что все письма датированные, взял одно из них: судя по дате, оно было первое, да и лежало первым снизу. Конверт был старый пожелтевший. Сергей Тимофеевич вскрыл письмо и прочитал те несколько строк, которые были в нем. Он надолго задумался, не отрывая взгляда от гостьи. Наконец та не выдержала его взгляда, смутилась, встала и пошла на кухню, чтобы налить себе еще чашку чая. Вскоре Елена вернулась в комнату, села за стол и спросила:

– Расскажите, Сергей Тимофеевич, как вы познакомились с мамой?


Конец ознакомительного фрагмента
Купить и скачать всю книгу