Алекс Вурхисс
Désenchantée: [Dés] obéissance


Магда посмурнела. Вольф сказал своему подчиненному:

– Микель, ты проследи за тем, чтобы шалопаи все сделали, как следует. Справишься? А мы с Магдой в дом пойдем, холодать стало, боюсь, чтоб она не простудилась.

– Справлюсь, конечно, что там справляться-то? – махнул здоровой рукой Микель. – Фрау Магда, если я Вас чем-то обидел, то простите дурака….

Магда нашла в себе силы улыбнуться:

– Ну что ты, Микель, чем ты мог меня обидеть? Передавай Ханне привет. Надо будет нам с Вольфом к вам заглянуть, по свободе.

Тем не менее, стоило двери со свежезакрепленным венком закрыться за ними, Магда тихо расплакалась. Вольф тут же притянул ее к себе:

– Ну, что ты, mein kleines?

– Да что я за человек-то такой? – всхлипывала Магда. – У меня уже и ласточки-то живут, а я все никак….

Вольф мог бы ей сказать, что ласточки – это не более, чем дурацкое суеверие, верить в которое смешно – но не стал. Вместо этого он, совершенно спокойно, шепнул на ушко жене:

– Кстати, пришел ответ от доктора Зильберфукса.

Магда подняла на него глаза, полные слез:

– И?

– Да, – коротко сказал Вольф.

Магда стукнула его в грудь кулачком:

– Schei?e, что «да»? Выражайся яснее! Я чем-то больна? Или…

– Или… – Вольф, абсолютно невозмутимый и спокойный, внезапно подхватил Магду на руки и закружился по фойе дома: – или, или, шпили-вилли, все с тобой в порядке. Просто все не так просто, как у других, но и не сложно. И да, тебе придется лечь в клинику доброго доктора. Как бы, на сохранение.

– Вольф, ты можешь мне объяснить… – беспомощно начала Магда. Вольф ее перебил:

– Пошли в столовую. Перекусим, и я все подробно тебе расскажу.

* * *

В столовой для них уже был сервирован обед – «умный дом» реагировала на ряд кодовых слов, и стоило Вольфу сказать «перекусим», как безымянным ушел сигнал сервировать ужин. Сервировала 9F000202, и когда Вольф с Магдой зашли в столовую, она как раз заканчивала с этим. Вольф поблагодарил безымянную и велел удалиться. Затем откупорил вино, разлил себе и Магде (они пили за ужином редко, но вино выставлялось каждый раз, и по тому, что Вольф решил начать трапезу с вина, можно было понять, что произошло что-то важное), после чего поправил на запястье часы и сел против Магды.

Последний жест тоже был красноречивым – часы Вольфа, кроме всего прочего, имели портативный скремблер. Конечно, дом четы Шмидт и так был защищен от прослушивания, но скремблер Вольфа делал возможность такового абсолютно нереальной. Этот прибор фирмы «Симменс» содержал российские военные разработки; он словно накрывал собеседников куполом из высокочастотных колебаний, сквозь который не прошло бы ни одно слово. Гипотетический шпион мог подойти на расстояние полуметра к мило беседующим супругам, но услышал бы только невнятное бормотание.

– Зачем такая секретность? – удивилась Магда. Вольф взял со стола бокал с красным вином, прикрыв им губы, и сказал:

– Выпьем за наше будущее, милая. За исполнение твоих желаний.

– Вольф, – надула губки Магда. – Ты можешь не темнить?

– Возьми бокал, – ответил Вольф. Магда послушно подняла бокал, Вольф легонько коснулся его своим, богемское стекло издало мелодичный звон. – Ты можешь стать матерью, милая. Нам надо только немного обмануть природу, и…

Магда едва вино не расплескала:

– За это действительно стоит выпить! Так, рассказывай давай, что со мной не так.

Вольф едва пригубил вино, но опускать бокал не спешил:

– Скорее, слишком так. Ты стареешь медленнее других, но платишь за это преждевременной овуляцией.

– Про преждевременную эякуляцию слышала, – сказала Магда. – А овуляция…

– Яйцеклетка выходит еще не готовой к зачатию, – пояснил Вольф. – Но это не так страшно….

– Ну, да, тебе-то, конечно, не страшно, – встревожилась Магда. – А я от этого заболеть не могу?

– Наоборот, – улыбнулся Вольф. Магда видела его улыбку преломленной красным вином в бокале. – У тебя иммунитет как у роты FSP. Но у всякой медали есть и оборотная сторона – зачать естественным путем у тебя не получается.

– Обрадовал, – Магда отхлебнула еще вина. – Ты говоришь, у доктора есть рецепт на этот случай?

Вольф кивнул:

– Да. Яйцеклетку можно задержать в матке, пока она не созреет. Но для этого нужна блокада наноботами, то есть, стационарные процедуры. Я договорился снять коттедж после праздников. Побудешь там три недели, я сверился с твоим календариком, потом я приеду, и мы, милая, будем трахаться, пока не убедимся, что все произошло.

– А если не получится? – с тревогой, но и с надеждой сказала Магда. Вольф поставил на стол бокал и наколол на вилку кусок мяса:

– А если не получится, попробуем опять. С первого раза может, конечно, не получиться. Ничего, количество попыток не ограничено.

– Легко тебе говорить, – Магда последовала примеру мужа и тоже обратила пристальное внимание на содержимое своей тарелки. У нее было куриное филе, тогда как Райхсминистр поглощал бефстроганов из красного мяса.

Вольф вздохнул:

– Нелегко. Не люблю, когда ты далеко, а я не могу быть рядом. Пошлю с тобой Грету, пожалуй.

– Ты что, мне не доверяешь? – удивилась Магда.

– Я не доверяю им, – сказал Вольф, не уточняя, кому именно «им». – А Вам с Гретой доверяю. К тому же, я знаю, какой она боец – мало кто сравнится с этой милой девочкой. И потом, вы, кажется, неплохо спелись между собой.

– Ну да, ну да, – Магда нахмурилась, исподлобья глядя на мужа. – Ушлёшь меня черти куда в сопровождении твоей фроляйн доберман, а сам будешь в Берлине с блядями развлекаться.

– И хотел бы, да не могу, – Вольф снял с вилки еще кусок бефстроганова. – Мне предписано полное воздержание. Доктор счел меня старым пердуном и настаивает, чтобы я копил семя….

– Да я ему рожу раскрою! – взвилась Магда. – Тоже мне, нашел старого пердуна! На себя пусть посмотрит, стручок сушенный.

– По правде говоря, я действительно не молод, – Вольф отвел взгляд, чуть улыбнувшись. Он знал, что будет дальше. Это была их с Магдой игра. Более того, «умный дом», уловив его реплику (скремблер Вольф успел отключить – нужды секретничать больше не было), наглухо заблокировал двери и перевел окна столовой в зеркальный режим. Поскольку такое было не первый раз.

– Да ну, – Магда, на которой было платье с пуговицами медленно расстегнула верхнюю, затем еще одну. – То есть, ты хочешь сказать, что я больше не волную тебя, как раньше….

Вольф смотрел, как расходится вырез платья, открывая упругие полушария груди Магды, и думал, что ему не так давно исполнилось шестьдесят четыре. Что всю жизнь он был флегматиком. Что до встречи с Магдой, даже в юности, рассматривал секс как «полезную физическую активность», не более того. Что, черт возьми, с возрастом его желание должно было ослабнуть….

…но не по отношению к Магде. Не будь ее, возможно, сейчас ему секс был бы уже не нужен. В этом была какая-то магия – стоило ему увидеть ее обнаженное тело, в нем просыпался юноша, и даже тело, казалось, молодело лет на двадцать.