Алекс Вурхисс
Désenchantée: [Dés] obéissance


– А я вот думаю, что, может, Вольфу со мной тоже чего-то не хватает? Например, я сама не особо нуждаюсь в потомстве, а он? В лоб не спросишь, наш Райхсминистр – джентльмен, и скажет, что для него все это не важно, а важно то, что у него есть я. А как еще узнать? Дневников он не ведёт, в голову к нему не залезешь.

Шейла недоуменно глядела на Магду. Не то, чтобы ее шокировало открытие, что у ее неуязвимой «феи-крёстной» тоже есть проблемы – просто… хотя, кого она обманывает? Конечно, шокировало.

– Попробую-ка я зайти с другой стороны, – сказала Магда. – А что, если это мне, внезапно захочется размножиться? Как он отреагирует тогда?

– Не думаю, что это очень хороший план, – осторожно заметила Шейла.

– Ну да, ну да, – кивнула головой Магда, рассеяно листая книгу, – план, конечно, не хорош, но другого плана нет. Прости, не хотела тебя нагружать.

– Ну, что Вы, – ответила Шейла. – Рада была бы помочь, если могла бы…

– Иногда просто быть рядом – уже помощь, – вновь улыбнулась Магда. – Ладно, пора домой, скоро Вольф вернется. Ужин ему и унтергебены приготовят, но тепло домашнего очага могу обеспечить только я… м-да.

Шейла провела Магду до выхода; этот не слишком далёкий путь занял для них больше получаса, поскольку Шейла и Маглда все никак не могли наговориться. Кончилось все звонком от Райхсминистра Безопасности:

– Дорогая, ты еще на работе? Я домой вернулся, смотрю – ни тебя, ни машины…

– Вот чёрт! Машина! – спохватилась Магда, и они с Шейлой вернулись на стоянку перед дворцом, где сиротливо ждал хозяйку забытый автомобильчик. По дороге Магда объяснила Вольфу, что забежала в гости к Шейле. Потом Магда села за руль и укатила, а Шейла с Софией-Шарлоттой вернулись за дом и игрались в мячик дотемна. Дай собачке волю, и она могла сутками бегать за мячиком, брошенным хозяйкой…

* * *

Эрих вновь опередил намерение Магды связаться с ним. Дело в том, что, по возвращению от Шейлы Магда с Вольфом отправились покататься за город, причем Вольф сидел на пассажирском сидении, а Магда рулила. Они доехали по единице до Потсдама, потом сделали круг по двойке – мимо Фарландера и Кёнигсвальда, заехали в Шпандау, там Вольф отлучился по своим делам (в Шпандау был лагерь унтергебенов из категорий цэ и дэ), а Магда осталась в кафе у стен цитадели, где заказала себе кофе-гляссе с эклерами. Ей хотелось сладкого.

В кафе ее застал вызов от Эриха.

– Lang lebe die Reinigung!

– Reinigung f?r immer! – с недавних пор, у партайпароле появился ответ, и Магда с удовольствием произнесла его. Появление ответа свидетельствовало о многом, прежде всего, о том, что Реинигунг не закончился.

– Магда, у меня к Вам срочное дело, – сказал Эрих. – Вы, наверно, еще не в курсе, но у нас тут чрезвычайное происшествие. Два сынка видных геноссе, студенты, на родительской машине поехали покататься. Покатались на несколько промилле, что само по себе паршиво, но суть не в этом. Бытовой алкоголизм у нас лечится. Но эти два недоумка решили поехать на свиноводческий комплекс Народного предприятия Фарландер. Там они заставили унтергебен-фрау, ухаживающих за свиньями… Schei?e, не знаю, то ли смеяться, то ли рычать от злости. В общем, они велели персоналу раздеться догола и устроили гонки на свиньях, Verdammte Freaks!

Магда тихонько фыркнула, опустив лицо, чтобы Райхсфюрер не заметил. Уроды, конечно, уроды, но фантазии у них забавные.

– Ничего смешного, – заметил Эрих, от единственного глаза которого ни одна мелочь укрыться не могла. – Вы же знаете, какие там хряки, два центнера каждый, женщины могли покалечиться. А уж унижения сколько. Да, они унтергебен, но ведь дэ, а не бэ, понимать надо! В общем, им категорию сегодня же сменят, на эф, но это полбеды. Скоты… хм, я имею ввиду этих Verdammte Bastarde, конечно, сняли все это на видео, и залили на Ютюб. Хорошо, что ребята вашего соседа их вычислили и заблокировали, а ролик быстро потерли, остальное – дело техники. С ними сейчас Грета работает, сами понимаете, теперь им не так весело. Но вот что плохо – ролик кибербойцы Игора удалили, но у него уже было несколько тысяч просмотров.

– Verdammte Schei?e! – выпалила Магда. – Ой, простите, герр Райхсфюрер…

– Да забейте, я сам еще хуже ругался, когда об этом узнал. То, что эта парочка отправится на Дезашанте, предварительно отдохнув в санатории имени Греты Штайнадлер, вопрос решенный, но суть не в этом.

Мне надо, чтобы вы подготовилди репортаж об этом деле. Очень солидный. Не мне Вас учить, сами знаете, что к чему. Этот репортаж надо будет прогнать в прайм-тайм везде, и на Ваших каналах прежде всего.

– Ой, да не проблема! – лучезарно улыбнулась Магда. – Подключу фрау Штайн, она к нам из Франции перебралась, я Вам про нее рассказывала.

– Помню, – кивнул Эрих. – По их поводу еще Карэн возмущалась.

– Драная сука, – буркнула Магда. – Фашистка недобитая.

– Отлично, – Эрих пропустил ругань Магды мимо ушей. – Вот и займитесь, чем скорее, тем лучше. Надеюсь сполна насладиться итогом Вашей работы. Вы сегодня были у меня в гостях, но моего прихода не дождались…

Магда почувствовала, что, помимо воли, краснеет.

– …и правильно, все равно меня сегодня дома не будет, – продолжил Эрих. – Я рад, что Вы зашли: кажется, Шейле не очень комфортно все время в четырех стенах.

«Ты смотри, заметил», – зло подумала Магда. Она сердилась на Эриха за свое смущение. Вслух же сказала другое:

– Она утверждает обратное, но герр Райхсюрер, мы же с Вами понимаем, что так нельзя. Что же, мы поменяли ей одну тюрьму на другую, более комфортабельную, и только?

– Вы, – поправил ее Райхсфюрер. – Это Вы с Гретхен все придумали, а я за вас отдуваюсь. Но Вы правы, конечно – меньше всего мне хочется, чтобы девочка думала, что она в плену. Подождите…

Голограмма лысой головы Эриха сменилась на мгновение одноглазым тигром – Эрих перешел на личный канал, секретный, как разговоры в Кремле.

– Видите ли, – сказал Эрих. – Тут есть одна проблема. Я не запрещаю Шейле ходить куда бы то ни было. Но она сама не хочет. То есть, она не прочбь куда-нибудь выбраться. Но со мной.

– И что, так трудно показать ей Шарлоттенбург? – удивилась Магда.

– В Шарлоттенбурге мы уже были, – ответил Эрих. А на то, чтобы кататься по окрестностям, как вы с Вольфом, у меня времени нет. Если бы было тридцать шесть часов в сутки, мне надо было бы еще столько же, и то я бы не досыпал.

– Я понимаю, – кивнула Магда. – Герр Эрих… может, и не надо так уж далеко выбираться? Просто не мешайте ей быть с Вами, когда есть такая возможность…

– Я не мешаю, – сказал Эрих, и потер пальцами повязку над глазницей. – Но, похоже, мне надо приказать ей быть рядом. Она думает, что может мне помешать. Знаете, у настоящей любви всегда проблемы, потому, что любовь не ищет своего и все переносит, тогда как порой можно и настоять на своем…

– Мне это знакомо, – кивнула Магда. – У меня есть Вольф. И… герр Эрих, я рада слышать это от Вас.

– Почему? – спросил Райхсфюрер.

– Потому, что Шейла назвала меня сегодня феей-крёстной, – ответила Магда… – И это, в некотором смысле, правда.

– Вот и заходите почаще к своей крестнице, – буркнул Эрих. – Когда я дома, тоже заходите. Можно вместе с Вольфом. Schei?e, я специально поселил вас всех на одну улицу. Я хочу видеть вас почаще! А вы все попрятались по норам, как сычи… простите, у меня Криггер на линии.

– Сычи живут в дуплах, – заметила Магда, но Эрих уже отключился.

* * *

– Как ты думаешь, что у Райхсфюрера с Ше… с фройляйн Обергешенк? – спросила Магда, уступив Вольфу место за рулем. Они свернули с Нидернойердойфер-аллее на Алемануфер и остановились у нового разводного моста через Хафель. Сторож моста из райхсполицай включил свою аппаратуру, и грозно воздетое к темнеющему небу, на котором загорались первые, самые яркие звезды, мостовое полотно стало медленно опускаться, склоняясь перед четой Шмидтов.

– Скоро летнее солнцестояние, – сказал Вольф, доставая из кармана пачку сигарет. Вольф курил мало, а в машине не курил вовсе, но это в своей. В кабриолете Магды он мог себе это позволить, поскольку верх был опущен. – Магда, глупо ожидать в это время, что яблоки будут столь же вкусны, как в сентябре.

– Герр Райхсминистр подался в философы? – спросила Магда, также закуривая. – Я спросила, мне интересно, что ты ответишь.

– Мужчине нужна женщина, которая восполнит в нем то, чего в нем нет, – сказал Вольф. – Мы с тобой думаем по-разному, у нас разные интересы, но мы дополняем друг друга. И я знаю, что, если я буду стоять один перед враждебным миром с пулеметом в руках, ты будешь подавать мне патроны.

Магда вздрогнула.

– Ты правильно сделала, что свела Эриха с Шейлой, сказал Вольф, выпуская сизый дым к темнеющему небу, с разных сторон подсвеченному электрическими отсветами города. – Но для того, чтобы паззл их отношений сложился, нужно время. Две металлические пластины, лежащие друг на друге, со временем срастаются прочнее любой сварки, но нужно время. Они сейчас проникают в жизнь друг друга, как я когда-то вошел в твою жизнь с уколом пентотала. Мне было проще. Я – всего лишь верховный полицейский. Во мне нет тайн. Меня призвали один раз, я бросил свои сети и пошел. А Эрих…

– Ты все еще не знаешь, кто он? – спросила Магда. Вольф покачал головой:

– Мне кажется, что он из штази. Но молод для этого, к тому же у меня полный архив личных дел бывших штази. Я уверен в этом. Никаких лакун, ни каких упоминаний секретных агентов, ничего, что могло бы породить во мне сомнения в том, что я знаю об этой организации все. Я проследил всех родственников, до седьмого колена… так, мост сошелся, поехали…