Алекс Вурхисс
Désenchantée: [Dés] obéissance


– Соньки? – улыбнулась Магда. – Ну что ты, конечно, нет… что это ты удумала, милая?

– Не все ж Вам мне подарки дарить? – ответила Шейла. – К тому же, думаю, Райхсминистру Культуры и Эстетики как раз необходимо знакомство с полным текстом «Аленького цветочка».

– О, да! – с энтузиазмом сказала Магда. – Но ведь Герр Райхсфюрер может не одобрить…

– А мы ему не скажем, – подмигнула Шейла. – Хотя я не понимаю, почему…

– Потому, – смутилась Магда. – Дело в том, что я пыталась выпустить издание «Цветочка», пусть и с урезанныыым текстом моей электронки. Эр… Райхсфюрер об этом, конечно, сразу узнал. Я думала, он одобрит, а он устроил мне выволочку, и запретил даже прикасаться к книге без его разрешения. Мотивировал это тем, что без согласия Автора такие произведения печатать нельзя, – Магда вновь фыркнула, – это при том, что половина изданий у нас официально пиратская – нам просто не передают лицензии, даже русские с китайцами. Но, поди ж ты, наш Вождь втемяшил себе в голову, что об издании этой книги он должен договориться с Автором чуть ли не лично.

– А почему это так сложно? – удивилась Шейла. Магда хотела, было, ответить, но ее ответ прервало появление пожилой раухенгестен-фрау с увесистым томиком под мышкой.

– Моя фройляйн рангхохер сказала, что Вы велели принести это, – сказала та. – Надеюсь, я в точности исполнила Ваш приказ, фройляйн Обергешенк?

Шейла взяла книжку и протянула ее Магде; та буквально вцепилась в нее, едва не выдернув оную из рук девушки.

– Да, фрау София, – улыбнулась Шейла женщине – раухенгестерну. – Вы опять заслужили мое одобрение. Как идет Ваша подготовка к экзамену?

– До… – София поморщилась, и поправилась, – фройляйн Тильда говорит, что я бестолковая. Но ведь я уже в годах, мне не так просто запомнить то, что написано в Малом Орднунге, а уж понять… мы всю свою жизнь жили по-другому, если я начну рассказывать, как – имплантат меня убьет еще до того, как я сама умру со стыда.

– Понимаю, как Вам сложно, – кивнула Шейла. – Но Вы привыкните. Орднунг правильный не потому, что мы считаем его правильным – наоборот, мы чувствуем его правоту потому, что он затрагивает нечто глубинное, самое основание нашей личности. Постарайтесь почувствовать это. Не заучивайте, пропустите его через себя. Орднунг нельзя просто понять – его можно полюбить – это и будет означать, что Вы приняли его.

– Спасибо, фройляйн Обергешенк! – лицо фрау раухенгестерн просветлело. – Разрешите вернуться к своим обязанностям?

– У Вас сегодня что-то срочное? – уточнила Шейла. София отрицательно покачала головой. – Тогда скажи Тильде, что я распорядилась освободить Вас для того, чтобы вы могли изучать Малый Орднунг. Потом ступайте в Большую Библиотеку, возьмите чаю с круассанами и почитайте.

– Как Вам угодно, – по лицу было видно, что приказ Шейлы обрадовал фрау раухенгестерна. Она развернулась, чтобы уходить.

– Да, а как там Соня? – спросила ее Шарлотта. София обернулась к ней:

– Спит, как сурочек. Похрапывает. Я не стала ее будить.

– И правильно, – согласилась Шейла. – Набегалась она сегодня, все утро с ней в мячик играли…

* * *

Пока Шейла обшалась с фрау раухенгестерн, Магда с видимым удовольствием листала книгу, перечитывая какие-то места, видимо, любимые. Когда София ушла, Магда спросила:

– Тебе точно ничего не будет за этот подарок?

– Бросьте, – отмахнулась Шейла. – У Эриха несколько экземпляров, есть и в Большой библиотеке, и в его личной, и в кабинете. Это один из тех, что был в Большой библиотеке, там еще пара штук стоит. Не думаю, что он их пересчитывает, ни разу за ним этого не замечала.

– Ты мне очень удружила, – призналась Магда. – Недочитанная книга – это… даже не знаю, с чем сравнить. Это как непрожитая жизнь.

– Я Вас понимаю, – кивнула Шейла. – Вы мне так и не ответили. Почему так сложно связаться с автором этой книги?

– Хотя бы потому, что он – советник Президента России, – сказала Шейла. – И берегут его, как зеницу ока, на его жизнь уже покушались – после раздела Украины какой-то фанатик стрелял в него, к счастью, неудачно.

– Стрелял? – испуганно спросила Шейла. – Но почему? Что такого страшного в его книге, что за нее на него покушались?

– Дело не в «Цветочке», – ответила Магда. – Ты же не думаешь, что писатель может ограничиться одной-единственной книгой? Конечно, у него есть и другие произведения…

Она захлопнула книгу и положила поверхъ своего пиджака, после чего достала из сумочки еще одну сигарету.

– Говорят, у него есть большой роман, – сказала она, подкуривая, – в котором он предсказал все это. И взрыв Этны с Везувием, и кризис в Штатах, и Реинигунг…

– Ничего себе! – воскликнула Шейла. – Его можно найти? Я бы хотела почитать…

– Он выпускался только в электронке, – сказала Магда, – а в 01 до ЕА какой-то странный вирус уничтожил все копии. Вирус как будто специально выпустили, чтобы стереть везде этот четырехтомник. Ходят слухи, что имеется несколько экземпляров, изданных на бумаге, их ищут… не только мы, я знаю, что американцы и китайцы тоже этим занимаются. Навнерно, оно того стоит….

– Я в этом уверена, – кивнула Шейла. – Я чувствую огромную силу в его строках. И это публицистика, представляю себе, какова его художественная книга.

Магда затянулась и выпустила струйку сизого дыма вверх, задумчиво провожая ее взглядом:

– Иногда мне кажется, что есть такие Писатели, руку которых водит сам Бог. Может быть, книги, которые сейчас входят в Библию, когда-то писались также. Может быть, пророчества не закончились, и пророки по-прежнему живут среди нас, но теперь их пророчества издают в мягких обложках…

Мне кажется, что книги великих Писателей меняют мир. Я думаю, что, может быть, ели бы не Жюль Верн, никто никогда не утопил бы Луизитанию, если бы не Кларк – мы никогда бы не добрались до орбиты Юпитера… и мне становится страшно, поскольку плохих книг, точнее, книг, где все плохо, намного больше, чем тех, у которых счастливый конец…

Я участвовала в этой гонке – в поиске бумажных экземпляров романа, название которого никто из читавших даже вспомнить не может. Как частное лицо, потом – как Райхскомиссар Культуры и Эстетики…. А потом оставила это дело.

– Почему? – удивилась Шейла.

– А что, если там написана правда? – не глядя на нее, ответила Магда. – Ты бы хотела прочитать книгу о своей жизни? Хотела бы узнать, чем она закончится?

Она наклонилась и достала из сумочки свернутый в трубочку планшет. Шейла смотрела на нее, как завороженная. Магда что-то пощелкала на термен-клавиатуре, после чего открыла плоскую неподвижную картинку. На ней улыбающаяся девушка сидела на фоне включенного архаичного компьютера, который в начале века выпускала разорившаяся ныне фирма «Эппл». На экране компьютера был текст.

– Это старое фото я нашла в Инстаграмме, – сказала она. – Ему уже больше десяти лет. Это было снято до Итальянской катастрофы, до Реинигунга, до всего… Девушка запостила фото с «книгой, которую давно мечтала почитать ивот, наконец, скачала». Смотри.

Магда щелчком увеличила кусочек изображения с экрана ноутбука. Текст на экране был на английском:

«Магда не ответила, но предусмотрительно приподнялась на цыпочки. Между ними тринадцать лет разницы, но их чувства яркие, как пламя. Иногда Магде казалось, что они прожили вместе не два года, а две сотни лет, что она вообще никогда не знала мира, в котором не было Вольфа Шмидта…»

Шейла непонимающе посмотрела на Магду. Та была бледнее, чем обычно:

– Это не фейк. Этой фотографии много лет. Она была сделана в другом мире. В совсем другом мире. И в этом мире не было никакой Магды Шмидт, а была девушка по имени Ирма Вольф. Которая стала Магдой Шмидт только через десять с хвостиком лет. В этом мире Вольф Шмидт понятия не имел о том, что Ирма Вольф существует. В этом мире и Эрих Штальманн не был Райхсфюрером, он сидел в это время в тюрьме. Теперь ты понимаешь, почему я боюсь читать эту книгу?

* * *

Они помолчали; Магда сосредоточено курила, Шейла рассеяно смотрела вдаль, вдоль по направлению тропинки. Она думала о словах Магды.

Шейла видела, что «фея-крестная» действительно боится. Боится того крохотного кусочка книги, который был на экране компьютера какого-то безвестного читателя задолго до Реинигунга. Да, но там в тексте было имя Магды, имя ее мужа… как можно такое предугадать?

Итак, возможно, в мире существует книга, в которой описана их судьба. Судьба Вольфа, судьба Магды, судьба Шейлы… судьба Эриха?

– Я бы ее прочитала, – тихо, будто сама себе, сказала Шейла. Магда с удивлением на нее посмотрела:

– Не страшно?

– Очень страшно, – честно призналась Шейла.