Текст книги

Агата Лист
Аромат любви

Аромат любви
Агата Лист

Любовь? У меня? Да не может такого быть! Я обычная девушка, вечно допоздна задерживающая на работе. Пашу как лошадь с редкими выходными. Но все завертелось в полночь, в грязном переулке. Попав в больницу с ножевым ранением, встретила тех, с кем судьба меня завязала в тугой узел. И теперь мы одно целое. Хотя… Мжм, оборотни и вампиры, любовь и секс, откровенно. Содержит нецензурную брань.

Глава 1

Мила задержалась на работе. Не то, чтобы это было в новинку. Но так безбожно игнорируя время, чувство голода и усталость – впервые. Был предотчетный период. Все, кому ни лень, скинули на нее свои бумаги, кто с мольбой, а кто и откровенно нагло требуя проверить цифры. Мила никогда не умела отказывать. К тому же, чтобы получить хорошие рекомендации стоило и зарекомендовать себя, как квалифицированный работник. А вот такие проверки очень даже были полезны для накопления опыта.

Девушка, углубившись в документы, даже не заметила, что осталась одна. У нее ломило спину и перед глазами мушки бегали, да и желудок жалобно ныл, но она оторвалась от последнего листка, когда об косяк двери в офис постучал охранник. Мужчина осуждающе смотрел на девушку, как будто бы Мила занималась чем-то неприличным. Конечно! Он имеет законное право злиться. Из-за таких, как она трудоголиков, ему приходилось таскаться по всем этажам, выкуривая худших представителей офисного планктона из кабинетов. Не очень – то и хочется терять драгоценное время, которое он мог бы посвятить, наблюдая, пусть N-надцатый раз, за игрой любимой команды, поедая вредную еду и запивая газировкой, не менее вредной. Ожирение и все прелести, сопровождающие фастфуд, уже подорвали здоровье мужчины. Он напоминал деформированную бочку с головой, ручками и ножками. Но жить, как говорят умные люди, вообще вредно и опасно.

Мила посмотрела на часы, висевшие прямо над входом в офис.

«По голове бы тебя сейчас долбанули эти часики. Полежал бы с черепно-мозговой травмой на больничной койке. Кормили бы тебя больничной постной едой. Авось и скинул бы килограммов двадцать, чтобы выглядеть прилично. И мозгам бы отдых дал, вместе с легкими от жировых подушек», – подумала она, глубоко вздохнув.

Даже представила, как они срываются и с тихим звоном и оглушительным треском проламывают яйцеголовую кочерыжку охранника. Этот человек ей был неприятен. Он никогда ей не хамил и, вообще, относился, как к остальной офисной живности с легким презрением и снисходительностью. Как к пациентам психушки. Но, признайтесь, иногда люди бывают просто неприятны тебе, как и ты, кому-то, впрочем. Это естественно.

Нос втянул смесь запахов пота, вонючих, пораженных грибком ног, чего-то еще кисло горького. Флером для завершения букета стал резкий запах лука. Ядреный аромат активировал находящиеся в предобморочном состоянии мозги. Тело само отреагировало на появление хилых сигналов от мозга. Я подскочила, как ужаленная в одно мягкое, довольно-таки симпатичное место и поспешила ретироваться. На часах скоро полночь.

«Боже, что я делала здесь такого, что не заметила, как наступила глубокая ночь?»

– Простите, – извинилась перед мужчиной. Все же, не годится желать человеку членовредительства, даже в мыслях. Он не виноват, что она идиотка безотказная

Охранник что-то промычал в ответ. Решила поспешить, не вовлекая себя в ненужный разговор.

Так спешила, что чуть не поскользнулась на мокром полу. Уборщики только что прошли мимо, громко переговариваясь, как будто здесь рынок, а не серьезный офис, и расходясь по кабинетам.Каждый тащил за собой моечный инвентарь.

Офис, в который Миле посчастливилось устроиться, располагался на шестнадцатом этаже огромного здания,  которое бесконечной башней вздымалось посреди таких же монстров делового района мегаполиса.

Сама же девушка была из небольшого городка, расположенного на севере, граничащего с густым лесом на десятки километров вокруг. Это лес был основным источником доходов местных жителей. Зверьем для охотников, рыбой для рыбаков. Река протекала совсем близко и была богата рыбой. Грибами и ягодами для грибников. Еще и кедровыми орешками. Мила сама часто уходила в чащу леса за этими богатствами. С приличным заработком можно было иметь дело только на лесопилке. Так что, неудивительно, что она мечтала вырваться из такого захолустья.

И вполне можно понять молодую девушку, что совсем не скучала по дому. Миле нравился ее нынешний образ жизни. Хоть он и был далек от идеального.

С радостью поменяла она тихую, размеренную жизнь небольшого городка, которая казалась застывшей, на быстрый ритм огромного людского улья. Он пожирал целиком, не морщась, таких букашек, как она, летящих на яркий неоновый свет реклам, ночных клубов, ресторанов, улиц, больших проспектов и супермаркетов, наконец. Большинство из приезжих так и сгорали, не поняв, что же такого случилось с ними. Единицы же, незаметно пристраивались, притирались к огнедышащему, жестокому городу. Выполняя любую работу, что обеспечит их крышей над головой, неважно, если это и одна комната в коммуналке. Едой быстрого приготовления, чтобы заглушить вопли голодного желудка и платеж налогов, за то, что ты просто существуешь.

Девушка спустилась на лифте на первый этаж. Попрощалась с охранником, дежурившим на входе. Вышла наружу и застыла перед входом в здание. Так как поняла, что попала. Общественного транспорта уже не дождешься. Вызвать такси – влетит в копеечку. В это время таксисты превращаются в разбойников с больших дорог, обирающих несчастных путников до нитки. Выбирать не приходилось. Придется идти ноженками, отекшими от долгого сидения. Полезно будет их размять.

Пешком идти не хотелось, но придется. Решила напроситься на ночёвку к Кате. Своей единственной подруге. Она тут жила неподалеку, если считать три квартала после центральной улицы ближним светом в полночь, в большом городе, полном ублюдков разной масти, ждущих таких лохушек, как она, в свои сети.

Мила почувствовала себя бесконечно одинокой девушкой, что застряла на пустынном острове. Неважно, что в центре огромного города, когда тебя никто не ждет.

На секунду приостановилась, затем зашагала быстрее.  Какая хрень только в голову не лезет, когда ты смертельно устал, хочешь жрать, да ещё и прешься к подруге, предварительно ей не позвонив? Так надежнее. Скорее всего, она не одна. Хотя. Миле не привыкать к играм этой озабоченной парочки. Беруши попросит или наушники вденет в уши, включив музыку на полную мощность. Слух посадит, но это не страшно. Босса не будет слышать хоть пол дня. А то, вечно нудит над ухом, жалуясь какие нерадивые работники у него. С тех пор, как вежливо отвадила от себя, покоя не дает. Спать с ним она все равно не собирается. Желающих найдется уйма, кроме нее.

Развлекая себя невеселыми мыслями, прошла почти половину пути. Везде кипела ночная жизнь. Здесь все было организованно так, чтобы развлекательная индустрия, как огромный пылесос притягивала к себе увлекающихся людей и опустошала их карманы. Редкие прохожие, что спешили домой, как и Мила, старались быстрее уйти подальше от соблазнов или просто из страха, чтобы не нарваться на кого-то из ночных охотников на лёгкую добычу.

У девушки в небольшой сумочке, что висела через плечо, было не так много денег. В потрепанном старом кошельке, который должен был давно уйти на покой в мусорный бак, было всего несколько мелких купюр, водительское удостоверение (хотя машины не было и, не предвиделась в ближайшем будущем), пропуск на работу и фотокарточка матери. В относительно новой косметичке лежало зеркальце, гигиеническая помада, ватные диски, тушь и крем для рук. Так что, у нее нечем было поживиться. Только, кого это волнует, когда достаточно, чтобы была жертва? Ограбления или насилия, не важно. Можно просто позабавиться, если нечего брать.

Из ближайшего заведения, когда она достигла боковой от проспекта улицы, из бара вывалилась шумная компания из нескольких человек. Они громко спорили. До драки дело не дошло. Или были уставшими, или просто перепили до состояния не стояния. Поэтому стали расходиться в разные стороны. Двое, более живых, потопали вслед за ней. Девушка старалась держаться середины улицы. Интуитивно сторонясь глухих темных проулков между домами. Но и эта улица была лишь слабо освещена тусклыми фонарями. Ярко светящийся центр остался далеко позади.

Глава 2

– Эй, девушка, может проводить тебя? – раздался низкий хриплый голос. Слишком близко. Так тихо и быстро подобрались, что, будучи в плену своих переживаний, она не расслышала их приближения.

Подпрыгнула от неожиданности и прибавила скорость. Бежать было опасно. Страх подзуживает преследователей, подогревая охотничий азарт.

– Мы тебя не обидим. Опасно ходить ночью одной,– продолжал увещевать вкрадчиво все тот же голос. Преследователи тоже ускорились, если судить по звуку шагов за спиной. Мила склонила голову и упорно шла вперед, хоть очень хотелось посмотреть назад. Убедиться, что она еще может соскочить с крючка без тяжелых телесных травм. О душевных страданиях подумает позже, когда окажется за надежными стенами.

– Она игнорирует нас, бро. Это невежливо. А что делают с невежливыми девочками? Их наказывают, – второй из парочки подключился. Раздался мерзкий смешок.

Шаги за спиной превратились в бег, и Мила тоже побежала.

***

Страх загоняемой жертвы имеет кислый запах. Дэй видел девушку, пьяных парней, что ее почти нагнали. Он знал, что сейчас совершится насилие. Бедной девушке не повезло. Знал, что должен чувствовать страх, даже ужас. Но его тонкого нюха не коснулись нотки кислого. Она пахла по-другому. Горько – сладким ароматом. Это означало чувство обиды. Ей было обидно, что она попала в такую жуткую ситуацию. Примешивались нотки еще чего-то острого, пряного, что он не мог идентифицировать. Но то, что это решимость бороться до конца, было очевидно.

– Смелая малышка,– восхитился мужчина. – Жаль, что мне некогда, я бы тебе помог.

Однако, уйти он не успел. Девушка на бегу нагнулась, схватила какой-то предмет и развернулась в тот момент, когда ее настиг более быстрый из людей. Девушка даже не размахнулась, а расчетливо, не щадя, с силой ударила снизу вверх, прямо под подбородок. Раздался стук ударившихся друг о друга зубов. Не успел раздаться еще хоть один звук, как девчонка впечатала камень (а это оказался он) в нос. Нападающий взвыл и упал на колени, схватившись за лицо. Ещё один удар обрушился на голову незадачливого хулигана. И он вытянулся на асфальте, потеряв сознание.

По воздуху разлился густой аромат крови, несколько приглушённый алкоголем и ещё какой-то дрянью. Дэю было не до этого. Он с удивлением смотрел на хрупкую девушку, что стояла, расставив ноги, выжидая второго хищника. Тот приостановился от неожиданного поворота событий, а затем стал наступать, разжигая в себе злость сквернословием.

Он ударил ее первым. Внезапно и жестоко. От потери сознания ее спасло то, что девушка успела отклониться. Не отвлекаясь на боль, она стала бить мужчину туда, куда доставала. Вскоре камень, что служил ей орудием защиты, был отброшен, мужчина навалился на нее всем телом, прижав к грязному асфальту лицом.

– Ты напросилась, дрянь. Хочешь по жёстче? Получишь в полной мере, – задыхаясь, прошипел он ей в лицо, сжав волосы в жестком захвате и придавив за затылок одной рукой, а другой выкручивая руку. Дэй поморщился, представляя какую боль испытывает девчонка. Но она даже не застонала, плотно сжав губы.

– Хочу,– внезапно раздался мягкий, мелодичный голос. Девушка обмякла под нападающим.– Я не против по жесткому. Не с двоими, конечно. Слишком для меня. Я не шлюха. К тому же, этот слабак, – она с презрением посмотрела мельком на лежащую в стороне тушу. И тут же перевела взгляд на ублюдка, царапая щеку, чтобы посмотреть прямо в глаза. – А с тобой не против. Сделаю все, что захочешь, – голос звучал совершенно спокойно, хоть и прерывался быстрыми вдохами и выдохами, после схватки еще не успела отдышаться. Острота запаха увеличилась. Пахло озоном и йодом. Девчонка просто стала миной замедленного действия. Она была полна решимости сражаться до конца.

– Заговариваешь мне зубы, сука? – разозлился мужчина, не ведясь у девчонки на поводу. Ему не нравилось спокойствие жертвы. Он возбуждался от животного страха.

Он развернул ее на спину, усаживаясь на живот. Пощёчина была хлесткой. Голова девчонки дернулась. Но она только прикусила губу, не сопротивляясь. Дэй поморщился еще сильнее. Оторвать бы ему голову. Только он не может вмешиваться и уйти не может. Хотя очень торопился на встречу. Хотелось узнать, чем закончится эта схватка. Девушка, явно рассчитывала на возможность приложить этого урода. Невольно представил, как она лихорадочно ищет пути спасения.

«Вот это самообладание! Ты прелесть, малышка!» – восторженно прошептал мужчина.

– Нет. Я не издеваюсь. Здесь слишком светло и мы на виду. Не хочу, чтобы нам помешали, – в голосе появились чувственные нотки. Даже у Дэя дрогнуло в штанах. Он был в шоке. Что эта девчонка с ним творит? – Просто, уйдем в тень. Увидишь, что я не вру. Не пожалеешь. Ты сильный, я люблю сильных самцов. А таких мало. Одни уроды слабовольные и попадаются.

Голос максимально спокойный, хоть и чувствуется все тот же горьковато – сладкий запах, уже с примесью кислого. Боится. Девушка нарочито медленно облизала губы. И невольно сглотнула, как дрогнуло ее сердце и зачастило. Но внешне она оставалась все такой же спокойной.

– Я же не знала, что ты не из тех трусливых подонков, что пристают к слабым девушкам. Мне жаль, что не послушалась тебя сразу. Это моя ошибка. Прости, пожалуйста, – девушка с опаской подняла руку и провела по щеке хулигана. Затем погладила плечо. Как будто любовалась им. – Ты такой крепкий, шея такая сильная. Думаю, что и в штанах у тебя все нормально.

Просительные нотки смешались с томными. Кто бы устоял против такого? Тем более, против лести.

– Вот так бы сразу,– успокоился подонок, но только не в плане сопротивления жертвы. Он бы хотел, чтобы она сопротивлялась. Но, посмотрев на лежащего всего в крови собрата, решил, что и так сойдет. Его прельщал новый опыт – издеваться с согласия жертвы. Он с удивлением отметил своим примитивным мозгом, что девочка не выглядит мазохисткой. Слишком чистая, ухоженная. Просто решил не заморачиваться. Мало ли, что бывает на уме у этих примерных девчонок? Точно ведь, не шлюха. Ощущая всем телом мягкие, нежные изгибы молодого тела, он возбудился не на шутку.

Мужчина схватил девушку за длинные волосы и поволок в проулок. Она и не сопротивлялась, покорно переставляя ноги. Такую боль и унижение перетерпеть можно. Главное найти удобный момент, чтобы нанести удар.

Дэй собрался идти следом, когда раздался странный приглушённый визг, рычание, несколько глухих ударов и стон. Пересечь улицу для Дэя – мгновение. Прямо ему в руки упала, вышедшая из тени девушка. Она была ранена.

Яркий букет насыщенной драгоценной влаги ударил под дых. Клыки непроизвольно удлинились. Живот свело судорогой.

«Она ранена, придурок. Надо оказать ей помощь»