Дженнифер Ли Арментроут
Если завтра не наступит

Я проснулась, услышав, как кто-то шепчет мое имя. Кровать прогнулась.

Перевернувшись на бок, я поморщилась и открыла глаза. Лампа все еще горела. Книжная обложка уперлась мне в спину, но мысли мои были совершенно не об этом.

На краю кровати, наклонив голову, сидел Себастьян. На его лице застыла непринужденная улыбка.

– Привет, – пробормотала я, уставившись на него сонными глазами. – Который час?

– Чуть больше трех утра.

– Ты только вернулся домой?

В отличие от меня, у Себастьяна не было комендантского часа. Со мной же это правило действовало в течение учебного года. Пока Себастьян зарабатывал тачдауны, родители позволяли ему уходить и возвращаться во сколько угодно.

– Да, мы играли в бадминтон. Проигравшим пять игр придется помыть машины.

– Серьезно? – засмеялась я.

– Еще как! – его улыбка стала шире. – Кит и его брат против меня и Филиппа.

– Кто выиграл?

– Ты серьезно спрашиваешь? – Себастьян слегка толкнул меня. – Мы с Филиппом, конечно. Сделали этих птенчиков.

– Вот это да, – я закатила глаза.

– В любом случае ты имеешь отношение к нашей победе.

– Что? – я покосилась на Себастьяна.

– Да, – подняв руку, он убрал со лба прядь волос. – Я планирую испачкать «джип» так сильно, чтобы он напоминал одну из заброшенных машин в «Ходячих мертвецах». Так как насчет того, чтобы поехать на озеро на этой неделе и хорошенько испачкать мою крошку?

Усмехнувшись, я уткнулась лицом в подушку. Приглашение Себастьяна на озеро наверняка ничего не значило, но для меня это было важно.

Слишком важно.

– Ты просто ужасен.

– Ужасно очарователен?

– Я бы так не сказала, – пробормотала я, сунув руку под одеяло.

Себастьян наклонился набок, вытянув ноги поверх покрывала.

– А ты что делала вечером? Читала?

– Да.

– Ну ты и ботаник.

– Ну ты и придурок.

Себастьян усмехнулся.

– Как прошла тренировка?

Сморщив нос, я застонала.

– Все настолько плохо?

– Тренер считает, что мне нужно бросить работу. Он не первый раз поднимает эту тему, но зато впервые вспомнил моего отца, и это просто… Ну, ты понимаешь.

– Да, – тихо ответил Себастьян, – знаю.

– Он сказал, что, если я сосредоточусь на игре, у меня есть шанс получить стипендию.

Себастьян внезапно хлопнул меня по плечу.

– Я миллион раз говорил, что у тебя талант.

– Ты говоришь так только потому, что ты – мой друг.

– Если бы ты дерьмово играла, я бы сказал. Как твой друг.

Я еле слышно засмеялась.

– Я не лузер, но далеко не так хороша, как Меган или половина команды. Тренеры не обратят на меня внимания. Это невозможно, но и не страшно, – быстро добавила я. – В любом случае я не рассчитываю на стипендию.

– Понимаю.

Улыбка Себастьяна исчезла. Выражение его лица стало задумчивым, и от этого вида сон тут же улетучился. Я схватилась за края одеяла и натянула его к подбородку. Сердце в груди на мгновение замерло.

– В чем дело?

Проведя рукой по лицу, он тяжело выдохнул:

– Отец… он слишком зациклился на Чапел-Хилле.

Судя по предыдущему опыту, я догадывалась, что продолжать этот разговор нужно осторожно. Себастьян не часто говорил о своем отце, а когда начинал, то быстро переводил тему. Я всегда думала, что ему необходимо высказаться, хотя полностью понимала всю иронию, так как сама готова была говорить о чем угодно, только не о папе.

– Чапел-Хилл – действительно хороший колледж, – как можно спокойней подметила я. – И, насколько мне известно, очень дорогой. Если бы ты получил стипендию, это было бы чудесно. К тому же ты оказался бы рядом со своими двоюродными братьями.

– Да, но…

– Но что?

Он перевернулся на спину и сунул руки под голову.

– Я не хочу туда ехать. У меня нет причин. Кампус чертовски крут, но это не для меня.