Текст книги

Эдуард Катлас
Честь твоего врага

– Будем надеяться, что он прав. Королевство не может больше терпеть этих бандитов. Тем более что они стали подбираться даже к центральным провинциям.

– Ваш человек так и ускакал, несмотря на раненую руку?

– Да,– кивнул принц,– он ускакал ранним утром. Он сильно отстает от своего отряда.

Кузница стояла у дороги. Не просто где-то в деревне, так чтобы трактирщик мог легко показать посетителям, где можно найти кузнеца. Эта стояла прямо на тракте. Наковальня, расположенная под небольшим навесом, была установлена так, что работающий мастер мог при желании оглядывать путников, проходящих по тракту. Еще один навес перед домом, укрывающий инструменты мастера от дождя, защищал его также и от солнца.

По всей видимости, в этот день желания следить за прохожими у кузнеца не возникало. Он поднял голову только тогда, когда отряд подскакал к нему вплотную и воины начали спешиваться.

Кузнец спокойно оглядел незнакомцев, утер пот со лба и только после этого произнес приветствие:

– Хорошего дня и легкой дороги, уважаемые.

– И тебе, мастер, хорошего дня,– ответил за всех Мугра.– Нам бы пару подков поправить.

На фоне неторопливой речи кузнеца казалось, что Мугра говорит скороговоркой. Однако мастеровой ответил все так же медленно:

– Поправим, почему нет. Идите пока в таверну, посидите, отдохните.

Мугра нетерпеливо помотал головой.

– Торопимся мы. Видел здесь людей эрла?

– Видел, гнались за парнем. Думаю, что уже нагнали. У парня совсем лошадь плохая была.

– Давно были?

Кузнец посмотрел на солнце, медленно уходившее из зенита, и произнес:

– Да может, часа три как прошло. Недавно. У них тоже лошади взмыленные, ваши посвежее будут.

– Давай, мастер, поправь подковы, да поедем мы.

Кузнец молча взялся за работу, лишь иногда поглядывая на оружие, висевшее на поясах у отряда. Только завершив, он, не выдержав, произнес:

– Хорошее у вас оружие. Из долины мастеров по виду. Откуда у простых воинов такие дорогие вещи?

– Считай, что мы не простые воины, мастер. Спасибо за работу, пора нам.

Мугра пересыпал в ладонь кузнеца несколько медных монет и вскочил на лошадь.

Кузнец не сразу вернулся к своей наковальне. Он еще долго стоял и смотрел, как всадники скрываются за горизонтом и как оседает пыль на дороге.

– Удачи вам, воины,– пробормотал мастер перед тем, как вернуться к работе.– Мне бы не хотелось, чтобы ваше оружие оказалось в руках не у тех людей.

Брентон придержал лошадей, увидев расположившихся рядом с дорогой путников. Негромко потрескивал костер, и трое, сидящие вокруг него, о чем-то тихо говорили.

Заметив Гнома, один из мужчин помахал рукой, приглашая его присоединиться. Брентон спрыгнул с лошади и подошел к обедающим.

– День добрый, путники,– кивнул незнакомцам Брентон, останавливаясь неподалеку.

– И тебе хорошего дня, странник,– обезоруживающей улыбкой приветствовал его тот, кто подозвал к костру.– Только не путники мы. Мы…– мужчина весело оглядел своих товарищей,– считай, что мы сборщики дорожной пошлины.

– И какова подать? – невозмутимо спросил Гном, переминаясь и перенося вес тела на левую ногу. Большие пальцы рук он засунул за оружейный пояс, стараясь не провоцировать незнакомцев.

– Кошель свой скинь, лошадь одну оставь, а еду твою по-честному поделим. На четыре части. Да и иди себе с миром,– хохотнул товарищ разговорчивого,– мы же не звери какие и не королевские сборщики податей. Мы тебя до нитки раздевать не станем.

– Да, веселые вы ребята,– протянул Гном, разворачиваясь обратно к лошадям и хватаясь за седло. За то седло, к которому была приторочена его секира.– Поболтал бы с вами подольше, да ехать мне пора.

Он скорее почувствовал, чем услышал движение сзади. Выдернув секиру, он развернулся. Секира сделала широкий круг, отгоняя нападавших, которые надеялись взять его с ходу.

– Что же вы, разбойнички, на мирных путников, да с мечами! – Брентон кивнул, указывая на короткие мечи и ножи, уже находившиеся в руках незнакомцев. Разбойники обошли его с обеих сторон, окружив полукольцом.

– Ты-то мирный? – ехидно спросил первый из бандитов.– Был бы мирный, скинул бы кошель да шел бы себе дальше. На куски ведь изрежем, однорукий. Ты что, совсем смерти не боишься?

Эти разбойники оказались на удивление наблюдательными. И очень хорошо держали свои пусть и короткие мечи.

– Жаль мне вас, ребята,– покачал головой Брентон, одновременно коротко отмахнувшись секирой от бандита, подбиравшегося справа,– молодые такие, веселые. Ляжете ведь все. Может, все-таки по-мирному разойдемся?

– Конечно, разойдемся,– весело оскалился стоявший перед ним,– только теперь к пошлине твою секиру придется добавить, а то как бы ты не поранился.

Он еще не закончил говорить, когда Брентон рванулся вперед. Секира ударила плашмя по руке, держащей меч. Брентон знал, что происходит после такого удара. В самом безобидном случае рука не будет ничего чувствовать несколько часов, а может оказаться и сломана. Но у него не было ни сил, ни желания затягивать этот разговор. Он прекрасно понимал, что с секирой в одной руке он долго не выстоит против трех бойцов. Причем, судя по всему, не самых плохих бойцов.

– Ах ты, выродок! – зашипел от боли нападавший, падая на колени.

Брентон не стал дослушивать, что он хотел сказать. Шагнув навстречу другому бандиту, опять наступающему справа, он уклонился от рубящего удара меча и ударил по голове древком. После таких ударов на ногах остаются нечасто.

Резко развернувшись, Брентон увидел, что оставшийся разбойник застыл в нерешительности.

– Ножик брось,– миролюбиво посоветовал Брентон, одновременно пиная в голову заводилу, качающего отбитую руку.

Меч зазвенел, ударившись при падении о камень.

– Ну и что мне с вами делать? – задумчиво произнес Гном, оглядывая два валяющихся тела и останавливая свой взгляд на неподвижно стоящем третьем.

– Отпустить, с этим… с миром? – вопросительно предложил единственный, кто был способен говорить.

– А шалить больше не будете? – ехидно произнес Брентон, носком сапога отпинывая нож, валяющийся у руки правого нападавшего.

– Не будем, не будем. Клянусь именем отца! – горячо воскликнул парень.

– А он у тебя был, ублюдок? – проявляя искреннюю заинтересованность, спросил Брентон.– Веселые вы все-таки ребята, как я погляжу. Откуда такие берутся, не подскажешь?

– Да с побережья мы, там сейчас не побалуешь. Решили к столице пробираться, в наемники податься или еще чего.– Неопределенность в голосе парня наводила на достаточно конкретные мысли о том, чем они собирались заняться.

– А чего, говоришь, на побережье не сиделось?

– Да худо там, ни мастеровых не осталось, ни купцов, не побалуешь, я ж говорю. Кого ни встретишь, так или пират, или разбойничек, или патруль с Клевера. Скоро пираты сами себя грабить начнут.