Текст книги

Эдуард Катлас
Честь твоего врага

– Иногда мне приходится уговаривать себя что-нибудь сделать,– заметил Ким,– например, сейчас. Мне нужно убедить самого себя в том, что подобный тотем может пригодиться.

– Ну так как? Решай,– вмешался в разговор Лашан,– завтра нам выступать, и в пути до Клевера у мага может и не появиться возможности провести ритуал.

– Давайте,– обреченно сказал вор, кладя левую руку на стол,– надеюсь, это будет не очень больно.

– Больно будет только от уколов иглы, наносящей краску на кожу. А так ты ничего не почувствуешь. Где тебе ее нарисовать?

– Рисуй на запястье. Хоть спрячу в случае чего, чтобы не позориться.

Они вновь скакали по глухой лесной дороге. Возможно, первые в этом сезоне, кто ею воспользовался. Дорога заросла травой, порой им приходилось спешиваться и пробираться сквозь кустарник, пышно разросшийся прямо на пути.

– Пешком было бы надежней,– пробормотал Фантом, оглядывая местность,– я совсем не чувствую леса, когда не иду по нему своими ногами.

– Пешком мы добрались бы до Клевера только к зиме,– возразил Лашан,– у нас нет столько времени. Мы и так не скоро вернемся обратно. И до сих пор не напали на четкий след.

– Мы можем также ничего не найти и в Клевере.

– Да,– согласился Лашан,– но это единственное место, где мы можем узнать хоть что-то новое о Скользком.

– Вик, а Киму не пора? – прервал спор Мугра. Последние несколько дней он только и делал, что интересовался, не может ли Ким впервые использовать свой тотем.

Маг с сомнением посмотрел на Молнию.

– Давайте сделаем привал, и я посмотрю.

– Сделаем, конечно,– тут же воспользовался идеей Брентон,– нам давно пора перекусить. К тому же от этой скачки я скоро превращусь в студень.

Гном явно преувеличивал. Большую часть пути лошадей приходилось вести шагом – дорога слишком заросла, чтобы по ней можно было скакать.

Пока остальные разводили костер и доставали припасы, Виктор внимательно осматривал запястье Кима. Чуть ли не принюхивался к татуировке темно-серого цвета на внутренней стороне руки. Краснота кожи прошла, и мышка выглядела даже привлекательно.

– Кстати, Ким,– Брентон похлопал друга по плечу,– очень хороший метод заманивать молоденьких девиц. Обещай им показать такое, чего они ни разу в своей жизни не видели. Тебе даже врать не придется, действительно будет что показать.

Киму было не до шуток. Он почти с испугом смотрел на свое запястье, ожидая приговора волшебника. С того самого момента, как татуировка легла на его кожу, он чувствовал себя необычно. Для посторонних это был обычный рисунок, но только не для Молнии. Ему сложно было передать свои ощущения словами, но он чувствовал, что в этой татуировке скрыта магия.

– Да, можно попробовать,– вынес свой вердикт Вик,– только мышь продержится в реальности не больше минуты. Чтобы увидеть, что из этого получилось, этого хватит. Но сделать ничего полезного за это время она не успеет.

– Полезного? – Брентон усмехнулся.– Что полезного может сделать крохотная полевая мышь?

– Не скажи,– ответил маг,– иногда мышь может оказаться значительно полезней дракона. Если только знать, как ее использовать, и если у нее окажется хороший хозяин. Думаю, что именно поэтому судьба Кима связана с мышью. Потому что он сумеет правильно воспользоваться своим тотемом. Давай, Молния, попробуй.

– Как? – неуверенно спросил Ким, продолжая глядеть на свое запястье.– Я не умею.

– Просто представь, что мышка отрывается от твоей руки и оживает. А потом заставь ее что-нибудь сделать. Например…– маг огляделся,– например, добежать до дерева и вернуться к тебе на руку. И принести тебе орешек.

– Откуда здесь орехи? – спросил сидящий рядом Мугра, не пропускавший ни одного слова.

Маг порылся в своем легендарном мешке, в Котомке Путника, и вытащил откуда-то из его глубин крохотный лесной орех.

– Завалялся,– смущенно объяснил он уставившимся на него друзьям и бросил орех к корням дерева.

– Много у тебя, наверное, в мешке всякой всячины завалялось,– предположил Брентон.

– Да нет, не очень,– признался Виктор,– все берегу место, стараюсь крупные вещи не складывать. Но в нем до сих пор наконечников несколько сотен. С похода на запад так и лежат.

– Давай, начинай,– поторопил Кима Волк.

Ким вгляделся в татуировку и представил, как она оживает. Сделать это оказалось на удивление легко. Мышь была так хорошо нанесена на кожу, что казалась живой. Маленький серый пушистый комочек, обернутый слегка коротковатым для этого вида хвостиком. Когда Ким шевелил пальцами, то казалось, что хвостик шевелится и серые бусинки глаз смотрят прямо на него.

Рядом с ним ахнул Брентон. Мышь соскользнула с руки Кима и юркнула в траву, махнув хвостом. Только блестящие бусинки глаз выглядывали из-под крупного зеленого листа.

– Получилось! – завопил Мугра. Мышь вздрогнула и зарылась глубже в траву.

– Тихо ты,– прошипел Брентон,– испугаешь животинку.

– Ким, давай, за орехом,– напомнил Виктор.

Ким кивнул и посмотрел на дерево, потом перевел взгляд обратно на мышь, осваиваясь с некоторой раздвоенностью, которая возникла у него в голове, как только мышь спрыгнула с руки.

Мышь начала перебирать лапками, направляясь в сторону дерева.

Принести орех она не успела. Тотем Кима растворился в воздухе, когда вор уже подставил ладонь, чтобы получить принесенную добычу. Орешек неслышно упал на землю в шаге от его пальцев. Киму показалось, как что-то кольнуло его запястье. Странные ощущения исчезли, сменившись чувством, что кто-то пригрелся на его руке и тихо поглядывает на мир из этого необычного укрытия.

Ким дотянулся до ореха и кинул его в рот, пытаясь разгрызть.

– На первый раз неплохо,– похвалил маг.– Жаль, но теперь ты не сможешь ее вызвать очень долго. Думаю, что в следующий раз можно будет попробовать месяца через два.

– Ты бы зубы не портил,– проворчал с другой стороны костра Брентон.– Заболят – тебе и маг не поможет.

Армии встретились на холмистой местности, в двух днях пути от безымянной пограничной крепости, самой северной на восточной границе.

Армия мятежных баронов Рондориума прошла четверть провинции, по дороге сжигая крошечные замки баронов, отказавшихся перейти под их знамена. И, к сожалению, приобретая новых сторонников. Против короля выступали сейчас больше двадцати пяти сотен воинов, в основном пехотинцев. Бароны собрали всех кого смогли. Наемников, которых немало бродило по полудиким землям северо-запада, особенно вблизи границы. Вассалов мелких баронов, дружины которых заматерели в междоусобицах. Среди конников мелькал даже небольшой отряд кочевников, непонятно каким образом оказавшийся под знаменами мятежников.

Конь короля гарцевал на холме, с которого было видно все поле предстоящего сражения.

Поняв, что им не удастся дотянуть до границы, завязнув в мелких стычках с передовыми отрядами королевских кавалеристов, бароны приготовились к последнему сражению. Их войско расположилось на склоне огромного пологого холма, выгнутой подковой охватывая его вершину. До сих пор было непонятно, на что они рассчитывали. Даже увеличившаяся армия баронов была почти в два раза меньше королевской.

– Послать сотню кавалеристов в обход,– негромко приказал Лакар.– Остановить любого, кто попытается убежать. Я не хочу, чтобы зачинщикам мятежа удалось скрыться, оставив умирать своих воинов.

Взводы пехотинцев с выставленными вперед ростовыми щитами, обитыми кожей и железом, медленно шагали вперед, неумолимо приближаясь к передовой линии врага.

– Когда они подойдут на сто шагов, пускайте с холма рыцарей,– отдал следующий приказ король.– Пусть они прорвут их жалкую оборону.

Враг закрылся щитами и ощетинился редким слоем копий. За то короткое время, которое у них было для организации обороны, мятежники не успели создать оборонительные позиции, и сейчас им предстояло встретить нападающих в открытом поле, пользуясь только преимуществом небольшого возвышения.

– Луки!

Король махнул рукой, и по сигналу горна почти тысяча стрел полетела в сторону оборонявшихся, лишь на мгновения опередив ответный залп с той стороны.