Текст книги

Софья Яковлева
Лесные звёзды

Лесные звёзды
Софья Яковлева

(Соня Саарви)

– Отгадай загадку, – говорит дедушка. – Кто это: крылья красные, по стенам лазает.– Не знаю, – говорит Женька. – И кто?– Краснокрылый сте-но-лаз, – довольный шуткой, говорит дедушка.А кто такой этот краснокрылый стенолаз, а также что делают звезды в лесу и другие вопросы и ответы – в этой книге о хрупкой природе горного края.

Лесные звёзды

Софья Яковлева

(Соня Саарви)

© Софья Яковлева, 2019

© (Соня Саарви), 2019

ISBN 978-5-4496-9899-5

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Лесной дом

Женька ходит по лесу осторожно. Смотрит, куда ступать, кто под ногами бегает. «Мы в лесу не хозяева, – часто говорит дедушка, – это мы у него в гостях». Дедушка у Женьки – астроном. Тот, кто на звёзды смотрит. Но Женьке кажется, он чаще на землю смотрит, прямо под ноги. Всяких жучков рассматривает. Вот и сейчас.

Лето выдалось на редкость грибное. И вешенок, и подберёзовиков, и подмолочников рыженьких – видимо-невидимо. Но Женька с дедушкой не собирают. Просто любуются.

– Давай-ка по этой тропинке свернём.

И они свернули под буковые своды.

Там, откуда Женька приехала, никаких буков нет. А здесь они вон как привольно растут. Красивые такие, стройные, могучие. Сказочные. Кора у них скорее гладкая, чем шершавая, со светлыми пятнышками. А листья похожи на лодочки. Сейчас эти лодочки намокли, вниз смотрят. С неба мелкий дождь сыплется. Женька даже сначала выходить не хотела, думала, будет мокро и холодно. Но не холодно совсем. И не так, чтобы очень мокро.

Правда, бабочки спрятались. Да и другие насекомые тоже.

– Тяжело им в такую погоду летать, – говорит дедушка. – Влажно.

Зато слизнякам – самая лучшая погода. На каждом шагу попадаются. То на листке, то на буковом корне. Поэтому и идёт Женька по лесу осторожно. В лесу ничего лишнего нет, никого без крайней надобности трогать нельзя.

Шур-шур-шур. Что за резкий шорох? Остановились. А это красновато-коричневая сойка с чёрным хохолком на голове сердито раскидывает клювом листья. В буковом лесу не то, что в берёзовом или сосновом. Под деревьями травы мало, а всё больше прошлогодние листья и сухие веточки. Листья толстым ковром лежат. Поэтому и главный цвет на земле – золотисто-коричневый.

Посмотрели, как сойка шуршит лиственным одеялом, кормится, – и пошли дальше.

Хорошо подниматься понемногу в гору и слушать лесные шорохи. Женька уж и забыла, как капризничала и хотела вместо прогулки мультики по дедушкиному компьютеру. Она шла и то и дело останавливалась. Вот снова.

– Ой. Смотри, дедушка!

Дедушка тоже остановился. Пригляделся.

Большая ночная бабочка спала на стволе. Женька её случайно заметила. Как же так? Присмотришься – вот он, живой треугольник с пёстрым узором на крыльях. А поглядишь рассеянно – нет никакого узора. Кора – и всё.

Дедушка покачал головой.

– И не догадаешься, что она здесь. Это называется мимикрия.

– Что, бабочку так зовут?

– Мимикрия – это когда животные умеют маскироваться. Видишь, как бабочкины крылья слились с корой.

– Как же бабочка знает, на какое место садиться?

Дедушка пожал плечами.

– Загадка.

Какой мох мягкий! Прямо как перина. Женька погладила мох и побежала за дедушкой по тропинке. А дедушка вдруг снова остановился.

– Смотри-ка, Жень, что я нашёл.

Впереди зеленела сырая полянка. А посреди полянки…

Ух-ты!

Гриб стоял как волшебный дом из лесных сказок. Только окошек не хватает. И трубы над шляпкой.

– За сколько же дней он такой вырос, деда?

– Не знаю, сказал дедушка. – Может, всего за несколько удачных деньков вымахал. А может, и долго. Загляни-ка под шляпку.

Шляпка была бархатистая, светло-коричневая. А если бы это была шапка, она бы Женькину голову от дождя целиком скрыла. Запросто. Сбоку на шляпке виднелась проеденная ямка. А рядом сидел большой слизняк. Красивый такой. Слизняк – это ведь как улитка, только без домика.

Но он был не единственным гостем.

Прямо под шляпкой на толстой ножке отдыхал мотылёк. Рядышком сидел кругленький тонконогий паук-косиножка. Ниже притаился некусачий комарик. А с другой стороны укрывалась от дождя жёлтая бабочка-лимонница. Тут же дремали несколько мушек. Блестящий жучок искал что-то в земле под грибным зонтом. А вот – ещё один слизняк. И улитка с завитым домиком. И гусеничка.

Женька с дедушкой долго смотрели, как ведут себя букашки в лесном тереме.

– А я телефон забыл, – сказал дедушка. – Придётся нам с тобой этот терем дома нарисовать. Чтобы и бабушка такое чудо увидела. А то ведь не поверит. Скажет опять, что пре-у-ве-ли-чи-ва-ем.

Витя!

Много в лесу разных птиц. Некоторых Женька знает, а некоторых нет. Есть большие, а есть маленькие. Маленьких, конечно, больше. Но их и разглядеть труднее. И узнать, особенно издалека. Зато голоса у них звонкие. Весь лес наполняют весёлой музыкой. Как же без них! Кто посложнее песенку поёт, кто трелями рассыпается, а кто просто попискивает. Все лесу нужны, все людей радуют. Вот только как их узнать? К примеру, зяблики часто показываются, по земле прыгают, они Женьке знакомы. Синички разные, конечно, тоже. Зарянку и поползня легко от других птиц отличить. Трясогузок – белых, а ещё жёлтых, как одуванчики. Но голосов-то кругом гораздо больше. И с виду пойди отличи. Столько кругом порхает всякой птичьей мелюзги. Даже рассмотреть не успеешь. Вот, например, Витя. Какой он? Как выглядит? Синичка это или другая какая-то птица?

С Витей Женька в этом году познакомилась. Приехала, спать легла. Просыпается утром. Солнце уже вовсю встало, а в окно доносится: «Витя! Витя! Витя! Витя!» Витя и Витя. Так обычно мальчишки друг дружку в окно зовут: «Эй, Витя! Выходи, Витя!». Только это не обыкновенный мальчишка, а птичий. Женька сама решила выглянуть. Но не видать никого. Только листва, золотая от солнца, переливается внизу. Дом-то на склоне горы стоит, с четвёртого этажа и речную долину видно, и дорогу, и гору за ней, на лежащего верблюда похожую. А прямо под окном деревья так и звенят птичьими голосами.

Но самих певунов не видно. Новый знакомый помолчал и опять: «Витя! Витя! Витя! Витя!» И так целое утро. Позавтракала Женька, книжку с дедушкой почитала. На прогулку с бабушкой пошла. С прогулки возвращается и снова слышит: Витя! Витя! Витя!

«Кто это, бабушка?»

«Что-то я даже и не задумывалась. Может, синичка какая-то. Вот это большая синица поет. Это зяблик. А что за Витя? Надо у дедушки спросить».