Текст книги

Натали Крамм
Ярость на краю земли

Ярость на краю земли
Натали Крамм

Давно сдерживаемая ярость обрушится с небес. Наступило время, когда старые проклятья оживают.Границу между мирами охраняет мёртвый колдун, проводник в подземный мир, где надежно заперт его брат-оборотень, терпеливо ожидая часа возмездия.

Пролог

Тёмный лес возвышался над полузаброшенными деревнями древней русской земли. Окутали его то ли туманы, то ли облака. Вдали виднеется вечное зарево разрастающегося города, в эти места цивилизация пока не добралась. Только слышны в туманной дали тоскливые гудки поездов, трудолюбиво перевозящих грузы и вечно спешащих людей. Кого они призывают среди путаницы дорог?

Разгоняя тени и туманы по лесу на гнедом коне ехал человек, укутанный в чёрный плащ. Капюшон опущен, длинные темные волосы разметались по плечам. Он смотрел ввысь, на звезды и вечно меняющуюся луну. На вид совсем молодой парень: узкое лицо с точеными скулами, ни морщинки, ни седины, только печаль и тьма в глазах выдают возраст. Все друзья и родные погибли, из собеседников осталась только верная лошадь да вороны в лесу.

Сегодня он проезжал огромную лесную поляну. Когда-то давно стоял здесь славный город Любичи, сгоревший в страшном пожаре. Многие сотни лет не росла трава, не приживались деревья, не осмеливаясь перейти незримую черту. Никто в мире кроме всадника не помнил про город. Что ж, ещё одна его ошибка…

Жеребец остановился на границе леса и поляны, затряс головой и начал нервно стричь ушами, боязливо оглядываясь на наездника.

– Мне тоже не нравится, но не могу забыть, – тихо проговорил всадник и ласково погладил шею испуганного животного. – Успокойся, Беркут. Духи нас не потревожат!

Беркут привстал на дыбы, а потом без команды развернулся прочь.

Всадник каждую ночь из года в год объезжал лес на верном коне. Раньше его сопровождал седой ворон, с ним велись длинные диалоги о жизни, но однажды они разошлись во мнениях, поругались, и старая птица больше не прилетала.

Одиночество навеки. Сожаление о прошлом. Каждый камень напоминает о былом. Звезды укоризненно смотрят вниз на всадника. Он привык к состоянию вечного раскаяния и нескончаемому пути по кругу.

Внезапно как будто лопнула сильно натянутая тетива лука. Всадник развернул лошадь, принюхался. Четко очерченные ноздри раздувались, ловя ночной ветер и новые запахи. Прищурился, склонил голову набок. Посыпались древние силы, сдвинув внутри земли окаменелые пласты истории.

Неужели его одиночество кончилось?..

1 Часть. Наше время

1 Глава. Побег из города

Путь предстоял неблизкий. Хотелось убежать от городской серости, раскрашенной в фальшивые цвета рекламы, от болезни, от самой себя. Настя смотрела в окно электрички, как убегают высотные дома, сменяясь на зелень лесов. В двадцать лет сложно отказаться от блеска технологий, но не когда поставлен диагноз неоперабельный рак…

Полёт юности прерван, серо-голубые глаза славянки с едва заметными зелеными крапинками скоро закроются, а пухлые губы так и не узнают любви. Вечно приподнятые волосы хмурились, собирая лоб в лёгкие морщинки, они так и не перерастут в каньоны, заливаемые ботоксом.

Настя сбежала из города налегке: в джинсах, кедах и футболке, за плечами походный рыжий рюкзак с провизией на две недели, со спичками и прочими полезными мелочами. Из гаджетов она забрала только телефон, наушники и зарядку. Музыка в городском шуме нужна каждый день, она помогает погрузиться в мысли и расслабиться, даже в душном автобусе посреди потной скандальной толпы.

Электричка, плавно покачиваясь и легко постукивая колесами на стыках, довезла девушку до станции за три часа. За это время она полюбовалась на елки и березы за окном, на шумную хмельную компанию, на орущего младенца и его громкоговорящую мамочку; отказалась от предложений выпить, покурить и быстренько заняться сексом в тамбуре. Верный play-лист в наушниках помогал отвлекаться от гула и бесчинств, сопровождающих вечерние электрички выходного дня.

Железная гусеница упрямо ползла через плавные и причудливые повороты дороги. Она шла по расписанию, ей все равно на красивый закат, заливший золотом леса и небольшие домики деревень, любовные украшенные наличниками. Да и ехавшие навеселе люди равнодушно отнеслись к величию природы на закате летнего дня. Они хотели пить, развлекаться и вкусно поесть, они ехали жить. Настя ехала умирать.

Врачи дали ей неутешительный прогноз, две-три недели жизни максимум. Некурящую девушку-спортсменку лукаво ждал притаившийся рак, перекрывавший легкие и доступ к кислороду. Он долго сидел внутри и вызвал боли на последней, неизлечимой стадии… Ей предложили хоспис, но девушке было страшно умирать в четырех стенах в окружении больных стонущих людей.

Решив не досаждать тетке с племяшками, у которых она жила со смерти родителей, девушка молча взяла ключи от старого деревенского домика. Его забросили примерно лет пятнадцать назад. Настя так и не смогла вспомнить, по какой причине родовое гнездо было предано забвению.

План побега родился неожиданно. Она плакала в зале перед большим телевизором, пока никого не было дома, что редкость для большой семьи.

Страх захватывал сердце липкими пальцами. Она не успела многого: покататься на сноуборде, искупаться в море, прыгнуть с парашютом, выйти замуж, доучиться в университете, куда поступила с высоким баллом. Пришла обида, ядом разъедая ум, ей придется оставить дела, людей и умереть, пока другие продолжат жить и коптить недружелюбное небо. Словно кто-то залез в мозг и шепнул: «Ключ!»

Взгляд упал на сервант доисторической советской эпохи. В пыльных недрах лежали ключи от заброшенного дома. В памяти всплыли обрывки детских воспоминаний: красная крыша, резное крыльцо, ирисы под окном. Прабабушка Агафья в белом платке, варящая вкусное варенье. Дедушка Семён, вырезающий потрясающей красоты зверушек из дерева… Молодая мама в красном платье… Все умерли, и она скоро умрет.

«Вот там и уйду спокойно, успею погулять в лесу, поворошить старые воспоминания и покупаться. Заодно избавлюсь от жалостливых взглядов», – она нашла два поцарапанных ключа на покосившейся, проржавевшей скрепке и цепко схватила связку холодными пальцами.

Она сбегала из города, эгоистично желая спрятаться от близких людей, словно больное животное ищет потайное место для смерти, уходя от сородичей.

2 Глава. Не верь глазам своим

Решение пришло так внезапно, что девушка не рассчитала время и уехала на вечерней электричке прямиком в ночь. Поезд остановился на станции поздно, смеркалось и начал стелиться туман, скрывая очертания незнакомой местности.

Интернет не ловил, на экране телефона мигала всего одна палочка связи. В городе на скорости 4G он показывал путь от станции до остановки автобуса всего-то длиной в четыреста метров. Но поздно вечером в прохладных потемках, в режиме реального времени и пространства, оставшись в одиночестве на заброшенной остановке, Настя зябко обхватила себя за плечи и тоскливо огляделась.

Кругом обступал лес, вдаль уходила накатанная земляная дорога. Расписание автобуса укоризненно советовало ждать завтра, на сегодня все рейсы закончились. Настя немного походила кругами, размяла затёкшие ноги и решилась на путь сквозь лес. По идее, если идти по дороге, то когда-нибудь дойдёшь до деревни, а на станции не хотелось оставаться. Безлюдная местность не внушала доверие.

Последние лучи догоревшего заката осветили перрон и угасли навсегда. С тоскливым свистом солнце проводили стрижи, чиркнув по воздуху в мимолётном полёте. Туман, словно ждал их сигнала, начал сгущаться сильнее и сильнее. Почти полная луна скрылась за плотной завесой белой мглы.

Настя включила негромко плеер и пошла по дороге, иногда задевая кусты. Шла она долго. Туман окутал с головой, скрывая звёздное небо. Очертания дороги терялись всё больше.

Остановка. Глоток воды из припасенной бутылки. Тревожный осмотр леса. Ничего уже не видно… Надо было оставаться на станции! В голове оживленно проносятся кадры из фильмов ужасов, хроники новостей, как теряются в лесах, тонут в болотах незадачливые туристы, как их съедают зомби или дикие звери. Эх, дитя города и современного кино…

Она хотела посветить телефоном, но навороченный аппарат последней модели отказался включаться. Всплеск адреналина: стук зубов, выпрыгивающее из груди сердце. Страх заползал под кожу. В этот миг Настя была согласна на хоспис, уколы и больничную койку. Умирать, примитивно заблудившись в незнакомом лесу! Не так она хотела уйти из жизни!

– Помогите! – отчаянный крик. Настя замерла как статуя в ожидании ответа. Прислушалась. Шорохи, чьи-то хрипы, мелкий перестук, треск – звуки, непонятные коренной жительницы мегаполиса, потому вдвойне жуткие.

– Есть кто-нибудь?! – она повернулась вокруг себя. Безнадёжный вопль тонул в серой мгле.

Вдруг туман зашевелился и заклубился, принимая форму лошади. Постепенно из тумана, словно проявлялась фотография старого полароида, показалась голова гнедого коня с белой звездой на морде, потом шея, грудь, ноги, всадник в плаще с накинутым на голову капюшоном. Взмах хвоста торжественно разогнал дымку вокруг девушки и всадника. Из-под плотной завесы показались деревья со скрюченными ветвями, мрачными тенями окружая парочку, не случайно встретившуюся в лесу.

– Здравствуйте. Я заблудилась! Шла в деревне Смородинке… Поможете дойти? Пожалуйста! – голос дрожал, грозя вот-вот сорваться.

– Здравствуйте, – прозвучало глухое приветствие всадника. – Конечно, провожу… Первый раз в наших местах? – лёгкая усмешка играла на полутонах, заставляя поёжиться.

– Да, я первый раз из города приехала. Время не рассчитала, на автобус не успела, – она несмело улыбнулась. – Меня Настя зовут… а ты из Смородинки?

Всадник одним прыжком соскочил с коня и протянул руку:

– Очень приятно. Местный… лесник и проводник.

Он откинул капюшон. Неожиданный провожатый оказался миловидным пареньком примерно её возраста. Его тёмные миндалевидные глаза, не отражающие света, гипнотизировали и заставляли нервно улыбаться, с досадой поправляя небрежный пучок волос. Теперь все её мысли крутились вокруг того, что она даже накраситься забыла. Эх, девичье легкомыслие…


Конец ознакомительного фрагмента
Купить и скачать всю книгу