Алла Алая
Василиса + говорящая


– Ты приняла свою магию, и теперь она будет иногда принимать решения за тебя. Что-то вроде заботы. И заставить лечь в кровать – это самое малое, с чем ты можешь столкнуться, – Ваня стоял за дверью ванной и пытался перекричать шум душа, – чаще всего это срабатывает, когда тебе угрожает опасность. На человеческом языке это называется подсознательная реакция.

Я выглянула из ванной с зубной щёткой во рту и промычала:

– С тобой такое происходит?

– А как же, – сморщился Иван, – только мне ещё хуже, чем тебе. Меня может портануть в момент опасности, и даже временным порталом. Поэтому я иногда неожиданно пропадаю. Правда, это происходит крайне редко.

Я привела себя в порядок и щёлкнула выключателем ванной.

– Я готова. Идём?

Он смерил меня с ног до головы и покачал головой:

– Так не пойдёт. Джинсы и кроссовки надо. Переодень!

Засопев, я ушла в комнату. А Ваня присел в коридоре и погладил сидящую у входа кошку. Милка выгнулась дугой, подставляя бока для чесания.

– Интересная у тебя кошка, – крикнул он мне в комнату.

– Почему?

– Сразу видно, что умная. Глаза уж больно выразительные!

– Ещё и говорящая теперь…

– Это-то как раз понятно, – не удивился Иван, – все маги имеют необычных животных, но только правильные маги…

– Это как, правильные? – не поняла я, подхватывая сумочку и плащ, – Что, есть не правильные?

Ваня распахнул передо мной входную дверь:

– Конечно, есть. Они не поддаются исследованию, ведут себя асоциально, иногда даже агрессивно. Люди считают их сумасшедшими…. И где-то они правы.

Мы спустились на лифте и вышли на улицу. Я свернула от подъезда к остановке, но Иван остановил меня:

– Сегодня я с конём, так что все автобусы, метро – отменяются…

И потянул меня в сторону кармана для автомобилей.

Я решила, что мы поедем на машине. Каково же было моё изумление, когда Ваня хлопнул по кожаному сидению огромного мотоцикла:

– Знакомься, Василиса, это Хаябуса! Хаябуса, это Василиса! Нравится?

Я присвистнула, с опаской обходя двухколёсного монстра:

– Ты хочешь, что бы я поехала на нём с тобой?

Увидев откровенный ужас в моих глазах, Ваня только хмыкнул:

– Надёжнее этого коня ничего нет, поверь мне! Кроме того, что это шедевр японского мотопрома, он ещё и магически модифицирован. Так что, – он кинул мне шлем, – суй свою голову в каску и садись.

Я поймала шлем и почувствовала, как ватнеют ноги.

– Я боюсь…

Ваня склонил голову набок и заглянул мне в глаза:

– Ты мне доверяешь?

Я кивнула.

– Тогда садись.… Только крепче держись за меня.

Шлем оказался очень лёгким и удобным. Я закинула ногу и вцепилась в спину Ивана, как в последнюю надежду.

– Нежнее, Вась! – крикнул он мне, и мотоцикл взревел. А вместе с ним взревела и я. От страха. Но мой визг потонул в шуме двигателя и встречного ветра. Сначала я летела, закрыв глаза, от страха пытаясь вспомнить хоть какую-нибудь молитву. А потом стала понимать, что ничего плохого не происходит, что подо мной крутая надёжная машина, а в объятиях.… А в моих руках торс любимого мужчины. Да, чёрт возьми! Мне стало это нравиться!

Выглянув из-за его спины, я разглядывала улицы, по которым мы неслись со скоростью ветра, игнорируя светофоры и перекрёстки, не обращая внимания на других участников движения. Иван умело лавировал в потоке, не подрезая и не мешая никому. И я начала им гордиться. В этот момент он стал для меня Иваном-Царевичем. Именно так, с большой буквы. Правда, говорить ему об этом я не собиралась.

Когда мотоцикл свернул с дороги в зелёную зону, я поняла, что мы приехали.

– И где мы? – я сняла шлем и встряхнула волосы.

– Это Новодевичий, – кивнул в сторону белых стен Ваня, закатывая машину в кусты, – первая точка нашей с тобой экскурсии.

– Хм, ты, вроде, обещал провести меня по магическим местам Москвы? Или планы изменились, и мы сразу в церковь? – хохотнула я.

Ваня взял меня за руку и повёл вглубь парка:

– Нет, мы не в монастырь. Нам нужны монастырские пруды.

– Чем они такие магические? – я с интересом вглядывалась в виднеющийся впереди пруд, – Пруды, как пруды…

– А ты знаешь, сколько здесь народу погибло? – загадочным полушёпотом произнёс Ваня, останавливаясь на берегу. Красота Новодевичьего монастыря поражала и манила к себе.

Я почувствовала некое движение вокруг нас.

– Ты чувствуешь их? – обернулся ко мне Ваня и таинственно подмигнул.

– Их? Утопленников что ли?

– Каких утопленников! – отмахнулся он, – Здесь точки перехода расположены постоянные. Неужели не ощущаешь?

Я снова огляделась. Странное присутствие кого-то потустороннего заставляло мурашки стремительно носиться по спине.

– Здесь кто-то есть, – шепнула я, теснее прижимаясь к Ивану.

Он только сжал мою руку и потянул за собой прямо в воду.