Алла Алая
Василиса + говорящая


– Об этом можешь не беспокоиться, Вань. У нас пакт о ненападении с Еленой подписан… Больше она меня не сканирует!

Он заулыбался и кивнул:

– Догадалась, как её достать?

– О, да! Я такой сайт нашла! Закачаешься! Там всё про магию! Но потом он пропал… Странно как-то…

А Ваня сидит и так лукаво на меня смотрит, что я засомневалась.

– Подожди-ка! Это ты мне его подсунул?

Ваня не выдержал и захохотал:

– Ну я! А кто же ещё! Да ты и сама не промах! Если бы не начала искать заговоры, я бы не вспомнил об этой диссертации. Видишь, как мы с тобой хорошо в тандеме работаем!

– А чья это диссертация? – заинтересованно спросила я.

– Моя, – пожал плечами Иван, – ей уже лет десять…

– А… А ты, что, доктор наук? – не поверила я и, видимо, лицо стало такое изумлённое, что он снова захохотал.

– А ты что думала, я, и вправду, Иван-дурак?

Я улыбнулась, тая от удовольствия видеть его на своей кухне:

– Нет, теперь точно вижу, не дурак… Растёшь в моих глазах! А можно её ещё почитать?

– Не вопрос, – кивнул Ваня, – завтра пойдём в архив, получу для тебя допуск…

Но я интенсивно затрясла головой:

– Завтра никак не получится, меня на три дня дома посадили, учебник зубрить…

Иван присвистнул:

– Щедра ты, мать, Елена Ивановна! Целых три дня? Это как же ты её достала, если она от тебя избавиться решила таким образом?

Я пожала плечами:

– Уметь надо! Учись, студент!

– Ну, раз так, – он поднялся, – приглашаю тебя завтра на прогулку по Москве. Покажу наши места магические. В десять утра сойдёт?

Я радостно кивнула. А в душе запели колокольчики. Меня пригласили на свидание! Ради такого дела, как только Иван ушёл, я решила подольше посидеть над учебником. Да так и заснула в кресле в обнимку с книгой и Милкой.

Глава 4. Московские тайны

Проснулась от ощущения, что уже глубокое утро. Сквозь задёрнутые шторы тихо пробивался дневной свет. Я потянулась в кровати и…

Стоп! Как в кровати?! Я ощупала постель, подушку и судорожно засунула руки под одеяло. И закрыла глаза, заливаясь краской стыда. Я была в ночнушке! Милка лежала у меня в ногах и махала хвостом, с сарказмом глядя на мои мучения. Не ложилась я в кровать! Точно помню, что заснула в кресле, и закутанная в плед. И ночнушку не одевала!

Взгляд зацепился за стрелку часов. Половина двенадцатого! Я соскочила с кровати и выбежала в коридор. С кухни плыл запах блинов. А вот это уже полное издевательство! Я, как крыс из мультика, пошла на запах, вращая глазищами:

– М-м! Блины! Ваня! Что ты тут делаешь?

Я стояла в проёме двери, босая, в длинной ночнушке и с совершенно безумным видом голодной кошки. Только что не мявкала.

А мой галантный кавалер в полотенце, повязанном поверх джинсов, ловко орудовал сковородкой, поварёшкой и лопаткой. Практически жонглировал. А на столе стопочкой вырастало блинное счастье.

– А откуда ты узнал, что я люблю блины? – я забралась на табуретку, поджав под себя ноги, и с вожделением смотрела на практически цирковой аттракцион.

– Доброе утро, Васька, – подмигнул мне Иван, – выспалась?

Я замычала, вспомнив и о том, что мы собирались в десять гулять по Москве, и о неправомерно одетой ночнушке, и о кровати…

– Ты зачем меня переодел? – глухо спросила я, старательно отворачиваясь от блинов, – А в кровать зачем переложил?

На все мои вопросы он только, молчал и качал головой, таинственно улыбаясь.

Покончив с блинами, он плюхнул всю стопку перед моим носом и сел напротив, с улыбкой глядя мне в глаза:

– Я тебя не трогал. Хочешь, верь, хочешь, нет. Только будить не стал и блинов напёк. Остальное ты сама сделала…

Я нахмурилась, глотая слюну, но стойко выдерживая эту пытку блинами:

– Почему я ничего не помню?

– Да ты ешь, ешь. Я тебе пока кофе налью. И попробую всё объяснить.

Мой желудок заурчал, услышав разрешение поесть, и дал команду рукам. Боже, как это было вкусно! Абсолютно тонкие, кружевные, в меру сладкие, практически невесомые! Я таких блинов никогда не пробовала.

Набив полный рот, я промямлила:

– Даф есепт?

– Чего, чего? – хохотнул Ваня, – Прожуй сначала, подавишься!

Я только гыкнула свободной от блина гортанью и запихнула в рот ещё два.

– Я пришёл к тебе в половину десятого. Ты лежала в кровати с кошкой в обнимку. Ну, я и решил, что будить незачем. Ещё успеем нагуляться. А блины.… Не знал, что ты их любишь. Просто это моё коронное блюдо, – и он пожал плечами, с улыбкой глядя, как я уничтожаю завтрак.

– Спасибо, – с удовольствием выдохнула я и ещё раз произнесла, – дашь рецепт?

– Нет уж! – замотал он головой, – И не проси! Это секрет.

Я насупилась и пошла в ванную. И уже оттуда крикнула ему:

– Так почему я не помню, что переоделась и легла в кровать?