Текст книги

Ася Невер
Ведьма, к ректору!

Ведьма, к ректору!
Ася Невер

Собираясь на самый важный шабаш в моей жизни, я мечтала о Светлом Ковене, самом красивом студенте академии, и моей первой метле для полётов. Но всё испортил ректор! Сладости или шалости?Содержит нецензурную брань.

Обложка выполнена в Мастерская BOOKCASE из исходника:

https://image.shutterstock.com/image-photo/halloween-witch-carved-pumpkin-magic-260nw-717331282.jpg (https://image.shutterstock.com/image-photo/halloween-witch-carved-pumpkin-magic-260nw-717331282.jpg)

Если в Велесову ночь, ровно в полнолуние,

Дева непорочная, но уже не юная,

По заветам старой ведьмы, взяв нектар богов янтарный,

Невзирая на запреты, всё в него добавит парно:

Несколько кристаллов моря, стёртых в пыль растений жгучих,

И добавит каплю сока из "пузатиков колючих",

Сок столетнего растения, выжмет чёрные плоды,

И всё это размешает стеблем горькой лебеды.

При свечах добавит крови, взбрызнет всё плодами с юга,

И закупорит посуду, имя загадав "супруга",

Согревая сердцем склянку, в тёмный лес пойдёт одна,

И вручит сосуд мужчине, чтобы выпил всё до дна!

То с момента губ касаний, он на веки "раб" ей станет!

И исполнит все желанья, и любить не перестанет!!!

Древнее пророчество старой ведьмы Натальи (мать) Ротаненко

Глава 1. Мандраж

О, как меня колбасило весь день! Наверное, даже слепой заметил, как меня колбасило. Ректор нашей зачуханной академки точно увидел, а как увидел, так вцепился и измывался надо мной каждую минуту.

Сначала вызвал к доске, язвил и отпускал обидные шуточки моим знаниям и умению запоминать. Потом на втором уроке пары заставил за его столом проводить лабораторную работу и описывать свои действия. А на меня из-за предстоящей ночи косноязычие напало, я двух слов склеить не могла. Ректор даже не смеялся, а злился и одергивал меня, постоянно поправляя слова.

Потом взорвалась колба, и он отправил меня в кабинет. Так орал, покраснел как рак, и видимо забыл, что «в кабинет директора» – это значит в его кабинет, ректора.

Забыл…

Потому что когда вошел и увидел там меня, даже вздрогнул.

– А ты что тут делаешь?.. А… Да.

Матвей Павлович устало завалился на ректорский стул и потер лицо, как будто я сегодня олицетворяла все проблемы свалившиеся на бедного-бедного ректора. Вот только жалко его не было – сам виноват. Оставил бы меня в покое, не взорвала бы к чертям его лабораторию.

Для меня сегодняшний день был особенным. Точнее ночь. Восемнадцатая ночь Хэллоуина! Оу, как я ее ждала, свою инициацию! И меня с утра колбасило не просто так. Я с одной стороны трешово боялась инициации, с другой, трепетала от нетерпения вступить уже в Ковен и получить свою родненькую метлу.

Я буду летать! Наконец-то!

– Встань в угол.

– Что?!

Я ослышалась или ректор действительно произнес это?

– Я обещал тебя наказать, но ничего умнее в голову не приходит. Встань в тот угол, у книжного шкафа, постой там час и подумай над своим поведением.

– Да ладно?

– Ванеева, ты и дальше будешь пререкаться? Тогда простоишь в углу до вечера!

– Ой, мне никак нельзя, – взболтнула я и заткнулась, очень надеясь, что он не зацепится за мои поспешные слова.

– Неужели на сегодня ты еще не все свои выкрутасы вытворила?

Мотнула головой, потом кивнула, под конец вздохнула, уже боясь открывать рот в его присутствии.

– Значит, в общежитии опять незапланированная вечеринка? Господи, когда у меня будет хоть один спокойный вечер перед камином?

– Когда женитесь, – буркнула я, разглядывая видного, местами даже красивого мужчину, о котором ходили километровые слухи из-за холостячности.

– А ты, как я понимаю, хорошо в этом разбираешься? – усмехнулся он. – С моей работой мне не до семьи. Я женат на бригаде скорой помощи, помолвлен с пожарной командой и постоянно пропадаю в участке нашей предусмотрительной полиции, Ванеева. Мне некогда жениться.

– Вам даже жену искать некогда, судя по всему, Матвей Палыч.

– В угол!

Вот зря я рот открыла. Но час, проведенный в углу ректорского кабинета, пошел на пользу. Из-за смертной скуки нервное ожидание приближающейся ночи чуть отпустило, в голове стала перебирать уже известные мне факты и порядок инициации.

В общаге меня ждали наши ведьмы, инициированные от трех Ковенов. До полуночи мы приготовим приворотное зелье для жертвы, я отнесу его в общагу парней, опою какого-нибудь красавчика. Причем меня уверили, что все равно какого, лишь бы молод и красив, чтобы инициация прошла приятнее. На этом месте сестры темного и светлого Ковена многозначительно хихикали, а сестра справедливости осуждающе на них косилась. Но ни одна не рассказывала мне, что же там, на инициации, будет.

Зато я точно знала, что будет после! Один из Ковенов примет меня, как сестру, вручит мне метлу для полетов (мою первую, настоящую! Уиииии!) и я смогу применять заклинания первого уровня из бабушкиной книги.

Да! Да! Ур-р-ра! Ух, как изменится моя жизнь! Я моментально из заучки стану звездой курса. Да что там курса – всей академии! Самой звездатой звездой стану. Еще этого ректора сама в угол поставлю. На час. Ради развлечения.

Есть там такое заклинание «кабала» называется. Будет за мной таскаться, как собачий хвостик.

Я украдкой оглянулась на очень уж делового ректора и вздохнула. Заклинание то было второго уровня, а мне их откроют после девятнадцатой Велесовой ночи, когда я поверхности научусь считывать.

Когда я уже потеряла всякое терпение и надежду, Матвей Павлович вспомнил обо мне: