Вадим Александрович Малышев
Темный горизонт

Темный горизонт
Вадим Александрович Малышев

Три главных героя книги, живущие в двух разных временах, хотят сделать лучше окружающий их далеко не идеальный мир. А иногда – просто выжить. Умирающая планета и эксплуатируемое элитой общество тотального контроля – это не может быть концом истории. Человек создан для лучшего. Но к чему же они придут в конце поиска?

Пролог

Три белых фигуры судей стояли вокруг одной, склонившейся перед ними.

– Вы понимаете свою вину? – они будто говорили одним голосом вместе. Их подсудимый молчал, не поднимая покрытую пыльной рваной тканью голову. Свою вину? Ответ был ясен, но слишком много сил нужно было, чтоб произнести его.

Глава 1

– Как думаешь, там живет кто-то?

– Где? – Ниа не поняла вопроса.

– Там, на звездах. – Элу показал пальцем на самое яркое созвездие.

– Я думала, мы забрались сюда чтоб лучше рассмотреть. – девушка простодушно пожала плечами. – Но отсюда все точно такое же.

Наверное, если бы у небоскреба был еще один этаж и он сказал ей, что оттуда все точно будет видно иначе, она бы поверила, подумал Элу. Она не была глупой, просто привыкла к тому, что обычно вещи становятся крупнее, когда подходишь к ним на десяток метров ближе. А про звезды она никогда не думала, были вещи поважнее. И, конечно, у нее не было причины не доверять ему.

Но они, в любом случае, были на самом верху, в отделе оранжереи. Это было единственное место, куда попадали прямые солнечные лучи. Наверное, попадали. Элу никогда не был здесь днем, это было закрытое место для всех кроме тех, кто работал с растениями.

О, как бы он хотел тоже оказаться здесь! Работать каждый день и видеть небо не через щелки заляпанных окон. Но это было большой привилегией, которую нужно было заслужить.

Сейчас ночью здесь было не светлее, чем на всех других уровнях, но здесь был совсем другой воздух. Этот вездесущий ядовитый желтый смог, который был практически ощутим кожей на уровне земли, становился все реже с каждым метром вверх. Ближе к десятому этажу оставался только противный запах, к которому они уже привыкли с рождения. А здесь не было даже него.

И Ниа была не совсем права. Здесь не было видно точно также. Небо было уже не грязно-желтое, а зеленовато-прозрачное. Иногда даже почти синее. Звезды казались вдвое ярче, чем снизу. И это было волшебное зрелище. Это определенно стоило того, чтоб рискнуть и проникнуть сюда.

– Может быть, надо было забраться туда? – Ниа показала пальцем на восточную башню, которая была на десяток этажей выше.

– Может, – не стал спорить Элу, – но там у меня пока нет знакомых.

Ниа положила голову ему на плечо и Элу, почувствовав, что она дрожит от холода, накинул на нее свою куртку. Да, здесь и правда было прохладно. Он никогда еще не сталкивался с таким ветром, как здесь, на крыше.

– Старики говорят, что мы пришли оттуда. – он снова посмотрел мечтательно вверх. – Наверное, тогда сможем и снова полететь.

– Ну не знаю, – Ниа снова пожала плечами. Она показала широким жестом на окружающий их пейзаж. Они не видели его в темноте, но за годы жизни уже выучили наизусть все то немногое, что их окружало. Пропитанные ядовитыми испарениями полуразрушенные скелеты высоток были всем их миром. Снизу, за ними уже ничего не было. Смерть, яд, прячущиеся в темноте угры. – Если мы прилетели вот на это, то каково должно быть там. Я бы сразу улетела обратно, если бы было куда. Хоть куда угодно.

Она вздохнула и снова прижалась к Элу. Он был всего на полтора года старше, ему было почти шестнадцать. Но в их мире это была огромная разница, он был для нее уже совсем взрослым.

Элу улыбнулся ее ответу. Он не думал об этом в таком ключе. Конечно, в ее словах была какая-то логика. Но ему все равно казалось, что где-то там вдалеке все совсем не так. Даже если их предки приняли это мир совсем другим, то почему не улетели, когда все стало плохо? Он не понимал. Наверное, если бы там сверху была разумная жизнь, она не оставила бы их в беде. Он бы, по крайней мере, не оставил.

А может, там и не было никого? Одни книги рассказывали о путешествиях на звезды, а другие говорили, что они обязательно попадут на небо, но после смерти. Он читал и те и другие, но не знал каким верить, потому что и те и другие были похожи на просто сочиненные кем-то. Ни в чем нельзя было быть уверенным. Он лично все больше склонялся ко второму варианту. Если и была на небе разумная жизнь, они не могла оставить их здесь, в этом кошмаре.

Из за облака вышла луна и Элу разглядел край ветки одного из деревьев оранжереи. Она была вся в цветах, и ему вдруг почему-то захотелось сорвать один и подарить Нии. Но это было преступлением, и он одернул уже потянувшуюся автоматически руку. То, что они сюда проникли уже было опасно, а сорвать что-то в саду значило большие проблемы.

Нет, он вовсе не боялся проблем. Но даже если он и подарит цветок, он просто даст ей то, что придется от всех скрывать. Оно ей надо? Элу с сожалением вздохнул. Он будет работать изо всех сил и однажды станет здесь главным. Тогда он отменит все эти глупые правила, которые только мешают.

Они какое-то время сидели в полном молчании и ему показалось, что он что-то слышит. Это могло стать началом их проблемы. Их не должны застать здесь, на крыше оранжереи. Но, даже если кто-то и придет, им главное не шуметь. Никто не останется здесь на всю ночь, а их оттуда все равно не видно из за ветвей деревьев.

Ниа вопросительно взглянула на него и Элу приложил палец к губам, чтоб она случайно не заговорила и не выдала их. Он принялся вслушиваться внимательнее, стараясь определить не показалось ли ему. Но тихий звук становился четче. Пока еще недостаточно сильно, чтоб понять откуда. Но, определенно, там под деревьями кто-то тихо передвигался.

– Там есть кто-то снизу, – сказал он Нии шепотом почти на ухо.

– Угры?! – она вздрогнула и с неподдельным испугом спросила в ответ. Она никогда не видела ни одного, но по рассказам жутко боялась. Когда они были совсем маленькими они играли в этих чудищ и часто пугали друг друга, одеваясь в лохмотья и нападая из темных углов. Но, по мере взросления, эта игра совсем перестала веселить.

– Нет, сюда они не заберутся.

– Ты уверен?

– Конечно. Иначе об этом знала бы вся башня. Был бы переполох как при пожаре. – ответил Элу и она успокоилась.

Звук какое-то время становился громче и приближался, а потом пропал. И это было даже страшнее, чем сам звук. Они оба лежали, практически не дыша, каждую секунду ожидая, что вот сейчас выскочит охранник и с криком «Ага! Попались!» схватит их за уши и отведет к главе их башни. Который, конечно, будет еще и зол спросонья.

Прошло несколько долгих секунд и звук вернулся. Но теперь это уже был не тот шорох, что они услышали вначале. Это был еще более тихий, но очень узнаваемый звук, хорошо знакомый каждому в их голодной колонии. Там внизу, в нескольких метрах от них, устроившись на одной из гряд, кто-то тихо, но методично чавкал.

– Слышишь? – Элу старался шептать как можно тише. – Это вор! Кто-то проник в сад.

Ниа не ответила, а только возмущенно тихонько ахнула и посмотрела в направлении, куда показал ее друг. Там было совершенно темно, но она все равно принялась вглядываться. Что за подлец решился на это? Сад давал совсем немного еды, которой хватало с трудом.

Они жестко ограничивали рацион, урожая хватало чтоб едва с трудом выжить. Раньше еще была возможность охотиться, но звери стали понемногу пропадать. Только крысы остались, но даже их осталось мало. И было ощущение, что они становились умнее, потому что ловить их было все труднее. Жилось очень трудно…но воровать! Неужели среди них были те, кто готов был наедаться пока другие голодают!

– Мы должны поймать его. – подумав, сказал Элу.

– А если их несколько? И если они взрослые. – испугалась Ниа. – Мы не справимся.

– Ничего, главное увидеть их лица. – Элу больше беспокоило не то, что они не смогут задержать злодеев, будь их больше одного. Он боялся, что их обоих как свидетелей скинут с крыши. Потому что терять преступникам будет нечего. Если об их проступке узнают, то всех бросят наружу к уграм. Если они взрослые, конечно. Детям просто придется позабыть о каких бы то ни было перспективах в их колонии. Отправят работать на нижние этажи без права реабилитации. Да и право исправиться не поможет. Там, внизу, в этом ядовитом тумане люди чахнут очень быстро. За пару лет превращаются в калек, или душевнобольных. На всех по-своему сказывается. Но часто случается и то, и другое.

– Давай сделаем так. – сказал Элу, подумав минуту. – Ты оставайся здесь и сиди тихо как можешь. Что бы не случилось, не подавай виду, что ты здесь.

– Мне одной страшно…– Ниа поежилась тревожно.

– Не бойся, тут самое безопасное место. Тебя не видно, пока ты не двигаешься. А я проникну к выходу тихонько, чтоб включить свет. Тогда, из светлого помещения, тебя вообще будет невозможно заметить. Убегать на крышу они не станут, дальше некуда. А ты из темноты сможешь рассмотреть кто это.

– А если они схватят тебя и полезут на крышу чтоб скинуть?

Об этом Элу не подумал. Не думал он и что в этой наивной прекрасной головке могут родиться такие мысли. Элу подумал еще несколько секунд.

– А меня не поймают, я буду ближе к выходу.

– А если там кто-то сторожит? – не унималась Ниа.

– Ну уж с одним-то я справлюсь. Не толпа же их у дверей. – он с улыбкой и немного укоризненно посмотрел на девушку. Та не нашлась что на это ответить и неохотно кивнула. – Смотри внимательно кто там. Я включу свет и пойду навстречу им, только чтоб меня не отрезали от выхода. А как увижу лица – побегу звать на помощь. Хорошо?

– Хорошо. – Ниа снова послушно кивнула.

Все должно было получиться. Судя по направлению, с которого доносился звук, они были ближе к выходу. Если только ему удастся неслышно спуститься в оранжерею, у него будет несколько секунд форы, чтоб добраться до входа. Заблудиться даже в темноте будет сложно, все проходы между грядками были прямые. Два поворота – и он у входа. Большой главный рубильник – и у негодяев не будет выбора. Они не смогут подобраться к выходу незаметно.