Евгений Михайлов
Амулет Риктора

Амулет Риктора
Евгений Михайлов

Амулет Риктора – дар бесценный, который обещает магу, обретшему его, всемогущество и исполнение всех желаний. Но счастливчики по непонятной причине исчезают навсегда. И никто никогда не сможет узнать секрет их исчезновения. Если только тоже не обретут этот дар…

Амулет Риктора

Евгений Михайлов

Оформление обложки Вадим Зеленцов

© Евгений Михайлов, 2019

ISBN 978-5-0050-7791-2

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Введение

Старый маг умирал, чувствуя, что силы, как песок сквозь пальцы вытекали из него. Перед его усталым взглядом пролетали прожитые года, бесчисленные шеренги знакомых лиц глядели на него из тьмы. Он прожил длинную жизнь, она исчислялась тысячелетиями, и могла бы длиться ещё дольше, если бы он того захотел…

Старыми, морщинистыми руками он поправил тёплое шерстяное одеяло, испытывая жуткий холод. А на дворе был самый разгар лета, теперь он понимал тех стариков, которые в жару кутаются в шубы и валенки. Старая кровь не греет, зато разум полон воспоминаний. Когда-то, в пору его молодости, давным-давно, его имя – Ариктон вселяло ужас в кровожадных магов, жаждущих власти. Всю свою молодость он потратил на то, чтобы очистить землю от зловещих артефактов богов, которые не давали миру покой. Но и уничтожив все артефакты, он понял – всё зря. Люди слишком изобретательны, и не проходило десятилетия, чтобы не появлялся новый кровожадный маг, который мечтал о власти. Всё дело в самих людях, в их одинаковом мышлении. Сначала у человека рождалась мечта, потом появлялась потребность в её осуществлении, затем потребность перерастала в жажду и… И тогда человек начинал действовать. С каждым шагом обретая новые возможности, он неизменно изменялся сам, превращаясь в чудовище, готовое ради власти проливать моря крови. И тут уже ничего не изменить.

Закашлявшись, старик набрал в грудь воздуха, и громко позвал:

– Риктор, сынок!

Дверь распахнулась, и в дверь вошел старик, который выглядел ещё более старым, чем умирающий маг.

– Слушаю тебя отец. Что ты хотел?

– Риктор, сынок, я умираю. Но, я хочу, чтобы ты исполнил моё последнее желание. Возьми в ящике стола свиток. Видишь? В нём есть подробное описание этапов изготовления артефакта всемогущества, но обещай мне, что ты никогда сам не станешь его использовать. Изготовь его, а потом отдай первому магу, что придет за ним. Бесплатно и без условий. Обещаешь?

– А почему ты сам не сделаешь это? Твоя болезнь мне непонятна. Достаточно выпить снадобья, чтобы снова выздороветь, – ворчливо произнёс Риктор.

– Потому же, почему ты отказался от дара метаморфов. Я прожил девять тысяч лет, ты – жалкие три сотни. Прими этот дар, проведи обряд, и снова обретёшь молодость. А я просто устал от жизни, эти бесконечные воспоминания разрывают мне голову. Ну, ты выполнишь моё последнее желание?

– Это очень сложно, а я почти лишён магии, ты же знаешь. Да и жить мне осталось не на много больше, чем тебе. Я не справлюсь…

– Ты справишься, ведь ты мой сын. И не вздумай умирать раньше, чем закончишь артефакт. Иначе, все мои попытки изменить мир закончатся впустую. Сделай это, или…

Закончить фразу старый маг не успел, смерть навеки закрыла ему глаза. А его престарелый сын после похорон вплотную занялся исполнением воли отца, торопясь из последних сил, зная, что и его смерть уже дышит в спину…

Глава 1

С момента окончания второй магической войны прошло уже десять тысячелетий. Срок немалый. С тех пор уже не было таких кровавых битв колдунов, но не стало и могучих магов, которые внезапно исчезли, так же, как и огромные северные носороги и слоны. Но почему? Кто знает… Нет, магия в мире не исчезла совсем, случалось, что иногда рождались индивидуумы, способные стать вровень с сильнейшими магами мира. Они начинали лелеять мечту о всемогуществе, власти над всем миром, бессмертии. И тогда, «совершенно случайно», в их руки попадал древний трактат, в котором описывался артефакт «Всемогущества», дар миру мага Риктора, сына легендарного Ариктона и Лианы.

И тогда маг начинал искать этот ценный артефакт, и вскоре обретал его, уничтожив хранителя этой бесценной вещи. Заполучив артефакт в руки, маг пропадал навсегда. Куда? Почему? На эти вопросы не было ответов… Возможно, маги обретали просветление, и уходили в мир бессмертных богов. Хотя, некоторые люди имели на этот счет свое личное мнение…

Роскан шёл сам не зная куда, спасаясь от гнева сородичей. А причиной изгнания был он сам, его глупость. Несносный характер, упрямство и острый язык частенько играли против него. Но сейчас терпение родственников закончилось. И хоть причина в этот раз была пустяковой – он позарился на чужую нареченную невесту, наплевав на запрет старейшин, они были тверды в своём решении. Вот так он и стал изгоем…

Он шёл уже из последних сил, мечтая только о глотке чистой воды и куске черного хлеба. Каждый шаг отзывался острой болью в натёртых мозолях, натруженные ноги гудели. И тогда он решился заночевать прямо здесь. Разув ноги, беглец опустил их во влажный, прохладный мох, испытав дикое блаженство. Есть было нечего, но воду найти всё—таки получилось – невдалеке журчал чистый лесной ручеёк. Умывшись, он увидел в воде своё отражение – чёрные кудрявые волосы, карие с хитринкой глаза. Всё это так любили женщины, но почему его отвергла гордая Диана? Кто сможет понять этих женщин?

Скоро ночь опустила свои крылья на истомленную жарой землю, и прохлада окутала лес. Роскан наломал сухих сучьев и чиркнул огнивом по железу. Огонь вспыхнул сразу, он весело побежал по куче сушняка, осветив поляну, на которой устроился усталый путник. Теперь он мог без страха спать – зверь не подойдет туда, где пахнет дымом. Конечно, на запах дыма могли прийти ночные демоны, но в эти сказки Роскан уже давно не верил. Он не боялся никого – ни зловещих богов, ни кровожадных демонов.

Роскан закрыл глаза и скоро сон унес его усталое сознание в страну грез, но внезапно громкое хлопанье крыльев разбудило его. Подняв голову, он увидел, как в ночном, звездном небе тяжело летит огромный дракон, всматриваясь в лесную чащу. На его счастье костер давно затух, и ужасный летун улетел дальше в поисках жертвы.

«Оказывается, не верить в сказки может быть плохой привычкой», – подумал он, спрятавшись под густой елью, прислушиваясь к близкому волчьему вою.

Промучившись без сна целую ночь, с первыми лучами солнца беглец бросился прочь из этого нехорошего места. Об охоте и сборе ягод не могло быть и речи – того и гляди, как самого сожрут.

Уже к полудню он начал замечать следы людей – звериная тропа сменилась неширокой лесной дорогой, стали встречаться кучи заготовленного на зиму сушняка. И всего через половину версты он вышел к лесному одиночному поселению, обнесённому деревянным частоколом. На остриях кольев виднелись пожелтевшие звериные черепа, и сухие, колючие ветви акации. Увиденная картина что-то напоминала ему, но он так устал, был голоден и жаждал человеческого общения, что с досадой отмахнулся от тревожного звоночка подсознания.

Обойдя по кругу, он увидел приоткрытые ворота. Внутри было странно тихо – не слышно людского говора и шума домашнего зверья. Но, над единственной избушкой из трубы вился дымок, а значит, был шанс перекусить и с удобством отдохнуть.

Зайдя внутрь, он подошел к избушке, которая стояла на двух огромных пнях, и с удивлением не обнаружил ни двери, ни окон.

«Без окон и дверей», – отметил про себя он эту странность.

– Эй, есть кто живой? – крикнул он, с опаской обозревая окрестности.

– Есть, заходи милок, лаз внизу, – услышал он хриплый старушечий голос.

«Ну, все как в сказке про Бабу Ягу», – вспомнил изгой, и сразу потерял аппетит.

– Нет, я лучше тут постою, – ответил он невидимой собеседнице. – Я просто хотел спросить, где тут неподалеку есть селение людей?

– А меня ты за человека не считаешь? – услышал он булькающий смех старухи. – Заходи, не бойся. Бабушка старенькая, слабая, а ты вон какой бугай. Неужели боишься? Наслушался сказок, думаешь, я только и мечтаю, как сожрать заблудившегося путника?

– Да нет, не боюсь я, – начал оправдываться Роскан. – В избе душно, ты вон, даже печь затопила, а тут прохладно, ветерок.

– Ну, раз тут так хорошо, то, пожалуй, и я выйду, – услышал он ответ, и из лаза внизу бревенчатой избы показалась сухонькая старушка. Одета она была в несусветные лохмотья, а лицо всё измазано сажей. Одну ногу старушка немного подволакивала, опираясь на клюку.

«Это хорошо, на одной ноге она меня не догонит», – подумал парень. Успокоив таким образом себя, он немного приободрился.

– А как тебя зовут, добрый молодец? По какой причине пожаловал ко мне в гости? Ведь знаешь сам, просто так ко мне не ходят…

– Да заблудился я немного, пошел с тремя братьями на охоту и отбился. А они меня сейчас ищут, – почему-то соврал Роскан.

– Охотник значит? – хитро ухмыльнулась старуха, почесав длинный нос. – А лук и копье где? Или ты как медведь, ударом руки лося убиваешь?

«Вот дотошная старушенция», – задумался Роскан. И сразу придумал ответ:

– А я загонщиком пошёл, зачем мне копье? Вот, нож висит на поясе, хватит с меня оружия. Мой отец однажды ножом тигра убил.

– Тогда ты сильный воин. Назови мне твоё имя, и имя твоего отца.

– Меня зовут Роскан, а отца – Сарак, я из рода лесного оленя.

– Род лесного оленя, слышала про такой. Ну, ладно Роскан, гость в моем доме – редкость. Возьми в том сарайчике охапку выделанных шкур, и расстилай их прямо на земле. Если ты не хочешь заходить в дом, значит, будем есть тут, на свежем воздухе.