Элисон Роуз Свич
Охота Джейн

Охота Джейн
Элисон Роуз Свич

Обнаружив у себя странные способности, Джейн Райт твёрдо намерена выяснить своё происхождение, но с каждым новым ответом у неё появляется десять новых вопросов. И конечно же её упёртый, но сексуальный сосед не собирается облегчить жизнь девушке. Вынужденная разрываться между своими поисками и спасением жизни Адама Кросса, Джейн не замечает, как оказывается втянута в войну между Охотниками и Безликими. Теперь она должна сделать непростой выбор: перейти на сторону убийц или потерять всё, что ей было дорого. Содержит нецензурную брань.

Глава 1

Возвращение блудного сына

Здесь темно. Кромешная тьма. А воздух наполнен отчаянием и болью. В этом месте они имеют свои обличья. Ужасные до безобразия для одних и ставшие родными для других. Пленители для сражающихся и освободители для сражённых. Так или иначе они являются частью твоего мира, и лишь тонкая грань мешает им сделать тебя частью их мира. Эту грань мы называем надеждой.

– Ты потеряла его, – прозвучал голос, пропитанный отчаянием. Я обернулась, но не смогла ничего разглядеть.

– Во всём случившемся виновата только ты, – голос Кросса звучал безапелляционно и так близко, словно парень стоял прямо передо мной. Я взмахнула рукой, рассекая тьму, окружающую меня. Никого…

– Ты – монстр. Убийца.

– Нет, – покачала я головой.

– Лгунья! – теперь уже заговорила Николь. – Ты солгала всем и до сих пор продолжаешь лгать. Ты заслуживаешь того, чтобы остаться здесь.

На последних словах её голос смягчился, и рука коснулась моего плеча. В ту же секунду холод пробрал меня до самых костей, а слабость охватила всё моё тело.

– Ты должна остаться здесь. Там ты больше никому не нужна.

– Не правда, – попыталась возразить я. – Кэрол…

– Без тебя ей будет лучше, – прошептал голос, когда мои колени подкосились и я упала.

Кем бы он ни был, он говорил убедительно. Настолько убедительно, что я начинала ему верить. Казалось правильным остаться здесь и дать другим жить своей жизнью. Жизнью, в которой не будет меня. У Кэрол бы появилась возможность обустроить свою личную жизнь, при этом больше не будучи матерью-одиночкой. Мне бы не пришлось больше врать Кроссам и подвергать их жизни опасности…

– Джейн! – резкий голос Адама вывел меня из транса.

Я распахнула глаза. Знаю, что распахнула, но вокруг было так темно, что я даже собственных рук не мог разглядеть.

– Проснись! – снова донёсся до меня голос Кросса, только теперь он звучал иначе. Эмоционально, ярко, по-настоящему.

– Проснись, чёрт возьми!

Тяжело дыша, я села на кровати.

На часах была половина шестого утра и я сомневалась, что мне удастся снова уснуть. На самом деле проспать больше четырёх часов в последнее время для меня было счастьем. Тёмные круги под глазами и усталость, которая уже походила на хроническую, было всё труднее скрывать от Кэрол. Я пыталась оставаться всё той же жизнерадостной дочерью, но стоило мне лишь на мгновение закрыть глаза как я снова оказывалась в том переулке. Безликие были повсюду, и я видела, как Кросс умирает снова и снова. Пускай в этот раз ему и повезло, но я не могла отделаться от мысли, что всё что случилось с нами в тот день случилось по моей вине.

Безликие искали меня. Всё это время они искали именно меня. В тот день он оказался в переулке из-за меня и из-за меня в тот день он потерял свои способности. Да, он остался жив, но, если верить словам Николь, жизнь без способностей мало что значит для Охотника.

Устало вздыхая, я слезаю с кровати и одеваюсь для утренней пробежки. Это, наверное, единственное постоянное что осталось у меня в жизни.

Выскальзывая через парадную дверь, я глубоко вдыхаю свежий утренний воздух. Прохладный ветерок треплет волосы, пока я не собираю их в высокий хвост. Сделав лёгкую разминку, я стартую. С каждым шагом я двигаюсь всё быстрее, пока лёгкие не начинаю гореть, но и это меня не останавливает. Я бегу так быстро, как только могу, выкладываясь на полную. Когда начинает казаться что я вот-вот потеряю сознание я двигаюсь, превозмогая боль и усталость, потому что знаю – это не всё на что я способна. Я больше, чем это. Я способна убить Безликого голыми руками, так что утренняя пробежка уж точно не должна стать для меня проблемой.

Я замедляюсь, когда подбегаю к месту, где раньше тренировался Адам. Падая на колени, я держусь из последних сил чтобы не разрыдаться… Идиотка.

Заваливаясь на спину, я закрываю лицо руками. Я никому не рассказала о том, как именно нам с Адамом удалось выжить в том переулке. В общем и в целом из-за того, что я думаю Охотники убили бы меня раньше, чем я успела договорить избитую фразу, вроде: “Это не то, чем кажется”. Хоть Николь и говорила, что не в обиде на меня из-за случившегося с братом, честно говоря, мне в это до сих пор трудно верится. За последний месяц наши с ней дружеские отношения превратились в отношения “привет сосед”. Чувство вины не покидало меня ни днём, ни ночью.

Тяжело вздохнув, я замираю, когда чувствую едва заметное показывание на коже, а затем тепло. Так способен повлиять на меня только один человек…

– Адам? – зову я, приподнимаясь на локтях и оглядываясь по сторонам. Никого. То тепло, которое я обычно чувствовала, когда за мной наблюдал Кросс, было лишь плодом моего воображения. – Идиотка… – теперь уже вслух произношу я, вставая с земли и отряхивая штаны.

Адама уже больше месяца нет в городе. Последний раз я его видела в том переулке, лежащего на грязном асфальте без сознания. Николь сказала, что он уехал в Крафткасл. Я не знаю, что это за место, но, очевидно, там нет связи, потому что Кросс не ответил ни на одно моё сообщение. Я не знаю как он, когда вернётся и вернётся ли вообще. По правде говоря, я многих вещей теперь не знаю. Не знаю почему Безликие меня искали. Не знаю кому я могу доверять. И куда ужасней я не знаю кто я.

Я умею то, что нормальные люди не должны уметь. Я знаю то, что не знает большинство Охотников. Я способна на такое, о чём и сама не подозревала. Но ничто из этого не даёт мне ответа на вопрос: кто я?

– Доброе утро! – кричит из кухни Кэрол, как только я переступаю через порог.

– Доброе, – бормочу я в ответ, доставая из холодильника бутылку воды.

– Ты сегодня хорошо спала? Выглядишь уставшей.

– Переживаю из-за предстоящих экзаменов, но я в порядке. Не волнуйся, – отмахнулась я.

– Могу подбросить тебя в школу сегодня, если хочешь.

– Было бы отлично, – улыбнулась я. – Пойду собираться. Можешь мне сделать кофе?

– Хорошо.

Задержавшись в душе больше обычного, я уже опаздываю в школу. И хотя чашка крепкого кофе была бы сейчас как никогда кстати, у меня нет на это времени.

– Мам, нам пора! – кричу я, несясь по коридору. – Поехали!

– Уже бегу! – кричит Кэрол из своей комнаты.

Я закатываю глаза на её слова. Уверена, сегодня я опоздаю в школу. Неожиданно мой телефон звонит и на экране высвечивается имя Николь. Замерев посреди коридора, я понимаю, что не готова сегодня с утра иметь дело с Николь, но всё же отвечаю на звонок.

– Привет, – радостно щебечет она. – Скажи, что ты ещё дома.

– Я ещё дома, – тупо повторяю я.

– Отлично, жду тебя на улице, – и она отключается.

«Это будет тяжёлый день», – подумала я, увидев припаркованную машину Кросса около дома.

– Мам, Николь уже у нашего дома! Я поеду с ней! – прокричала я.

– Ладно!

Я хмыкнула на её ответ, уверенная в том, что мне бы ещё около получаса пришлось ждать пока Кэрол соберётся.

Выйдя из дома, я быстрым шагом направилась к Николь сидящей в машине брата. Как только двери закрылись, я решила, что не буду ходить вокруг да около и выпалила:

– Сегодня официально ад замёрз или ещё что-то?