Противостояние

Электронная книга
Добавлено 12.05.2017
Автор: Стивен Кинг
Жанр: Социальная фантастика
Год издания: 2012
Оценка: 7.7
Скачать: pdf, a6.pdf, epub, fb2, fb3, rtf.zip, txt, txt.zip
Аннотация

Америка превратилась в ад. Из секретной лаборатории вырвался на свободу опаснейший вирус. Умерли сотни тысяч, миллионы ни в чем не повинных людей…
Однако и это еще не все. Вступили в игру беспощадные и могучие силы.
Рвется к власти таинственный темный человек, способный подчинять себе слабые, сомневающиеся души. Кто он? Откуда явился? Что сулит человечеству его победа?
Немногие люди, не утратившие еще представления о Добре и Зле, должны понять это, – ведь, не зная врага, его невозможно победить…
Роман «Противостояние» – одно из лучших произведений «короля ужасов» Стивена Кинга – в новом переводе и без сокращений!

Полная версия

Читать онлайн


Отзывы о книге Противостояние
Argentum74.
05.02.2014
Прочитал. Правда первоначальную книгу 70-х, с сокращениями.
Всё в стиле Кинга - неспешно, много воды. Всё как всегда. Ходют и ходют и ходют и ходют. Потом умирают.
agasfer2
22.05.2009
любимая у Кинга

жаль скачать нельзя, перечитал бы
Добавить отзыв

Чтобы добавить отзыв Вам нужно зарегистрироваться или авторизироваться

Отзывы о книге. Оставленые на странице партнёра:
CoffeeT
12.08.2015
У меня никогда в жизни не возникало желания засунуть в рот целый арбуз. Ладно, неудачный пример. Как на счет 7 бутербродов с колбасой? Они все-таки лучше мнутся во рту, чем арбуз, тот жесткий и полосатый. Итак, хорошо, у меня никогда не возникало желания засунуть в рот 7 бутербродов с колбасой. Даже если я испытывал сильный голод. Даже с вкусной итальянской сыровяленой колбасой. Потому что это много. Потому что это неправильно. Конечно, я в своей жизни делал какие-то глупости, но следуя только лишь несовершенству собственной логики и нерациональными стеническими эмоциями. Или по приказу начальства или велению родителей. Но 7 бутербродов. Точно, нет. Вот прочитать КРОВЬ КИШКИ СДОХНИ книгу, в которой 7000 страниц – это, пожалуйста, это возможно, но только не бутерброды.Нет. Только не книга. Нет, правда. Дайте мне сказать, и я пойду смотреть шведские сериалы домой – я уже дал максимальную оценку и поставил эту книгу на специальную полку, чтобы книги похуже смотрели на нее и восхищались. Но она слишком большая. Нельзя, просто нельзя писать такие большие книги, как бы тебя ни звали, кем ты ни был. Я очень просто объясню – если книга плохая, то проблем нет, будет отличный пресс придавить листики базилика на балконе летом, ну а если хорошая? Это что тогда получается? Жениться на Монике Беллучи, прожить с ней 25 лет, а потом.. расставание? Я помню это ЧУВСТВО, когда закончил смотреть «Друзей». Счастье и удовольствие кончились, оставив страшную невосполнимую пустоту. Пересматривай потом, перечитывай, это останется в тебе. Как шрам. Конечно, в "Противостоянии" не 7000 страниц, а всего 1300. Но это примерно на 450 больше чем нужно. Почему на 450? Здесь нужно применить «индекс Щегла». 1.0 Щегла – это идеальный объем большого романа (832 стр). «Противостояние» - получается 1.47 Щегла, это уже слишком сильная доза, может быть больно и невообразимо грустно. У Франзена где-то от 0.8 до 1.05 Щегла – там все хорошо. Кто там еще пишет большие книги? Что? Толстой? Знал, что вы спросите. У Толстого индекс 2.0 Щегла – «многословная дребедень». И еще. Упаси вас читать содержательные рецензии на эту книгу. Это может поцарапать вам роговицу. А, представьте, что где-то зацепите спойлер? Там харакири не поможет, нужно будет делать себе еще больнее. Просто знайте, что это одна из величайших историй о Добре и Зле. Представьте, что вы видите, как Титаник сталкивается с тем самым огромным айсбергом, но не знаете, ЧЕМ ВСЕ КОНЧИТСЯ. Я до мурашек завидую тем невинным глазам, которым только предстоит ощутить на себе все то пиршество от Стивена Кинга, которого, как-нибудь, я назову величайшим романистом Америки. Это будет долго и тяжело (1.1 кг). Но, просто подумайте, хотели ли бы вы умереть, так и не узнав, получит ли Ди Каприо Оскар? Дерзайте.И еще. Двукратный обладатель премии Оскар (так звучит круче, чем Жопорот) Бен Афлекк еще вчера был невероятно решим снять по «Противостоянию» эпичный мини-сериал, но в последний момент его подбородок подписал контракт лицедействовать в новом Бэтмене, так что анатомически у Бена не срослось. А жаль, кстати. И теперь, #прямосейчас, мини-сериал превратился в полнометражный фильм. А снимать его будет легендарный король психодрамы, автор величайших триллеров «Застрял в любви» и «Виноваты звезды» Джош Бун. Если без сарказма, то автор двух романтических комедий снимет стоминутный фильм по 1300страничному роману. Возьмите лист бумаги А4, приложите острый край к ладони и медленно, с чувством и нажимом проведите. И последнее еще. Оригинальная обложка. Лучшая обложка. Вот теперь все.Ваш CoffeeT
jonny_c
07.03.2014
Друзья, давайте все-таки посмотрим в глаза той высокомерной с пугающим холодным взглядом и безжалостным сердцем даме, которую в человеческом обществе принято называть правдой, и сделаем вывод - картина, нарисованная Стивеном Кингом в «Противостоянии» не такая уж фантастичная, какой может показаться при поверхностном и беглом ознакомлении. Наоборот, то будущее, которое Мастер так явственно описал на страницах своего романа, с дьявольской скоростью скачет к нам навстречу на своем верном вороном коне, при этом угрожающе размахивает ятаганом, кашляет, чихает, сеет среди людей смертоносный вирус и кричит «КРОВЬ КИШКИ СДОХНИ КРОВЬ» ( CoffeeT , привет, я сдержал свое обещание).Честно, господа-сильные-мира-сего, мне кажется, вы настолько заигрались в свои политические, военные, научно-технические и другие игры, от которых вы получаете только бешеный кайф и ничего другого, что уже наверняка забыли об их последствиях. А последствия вот они: откройте «Противостояние» и посмотрите на миллионы разлагающихся трупов; на истребляющих людей тупоголовых военных, выполняющих ваши приказы и прикрывающих ваши же порочные, лживые задницы; на вышедший из подземных секретных лабораторий вирус, который, я уверен, создается вами не для благих целей, а для массового уничтожения себе подобных; на опустевшие, мертвые города; на горстку выживших в этом аду людей, продолжающих отчаянно бороться за свою жизнь; на панику, ужас, отчаяние, сумасшествие. Конечно, это всего лишь книга из разряда тех, которые принято называть развлекательным чтивом, написанная писателем, которого принято считать мейнстримовым, но, уважаемый барак-обама-джордж-буш-младший-чак-хэйгел-владимир-путин-дмитрий-медведев-сергей-шойгу, почитайте этот роман, посмотрите на свои игрушки и подумайте, может быть, действительно пора потихоньку от них избавляться.Ну да ладно, они нас с дядюшкой Стивом все равно не услышат, да и речь сейчас все же не об этом. В конце концов, «Противостояние» - это обыкновенное художественное произведение, принадлежащее к жанру апокалипсис, в котором уже в заглавии указана основная проблема и в котором мы имеем смертельно опасный, беспрестанно мутирующий вирус, уничтоживший львиную долю населения Соединенных Штатов, много смертей с подробными описаниями сопровождающих их процессов, а также несколько тысяч выживших людей, разделившихся на два лагеря и подчиняющихся с одной стороны силам добра в лице престарелой негритянки по имени матушка Абагейл, а с другой стороны силам зла в лице могущественного Темного Человека.И здесь я хочу сделать еще одно лирическое отступление и наградить дядюшку Стива несколькими восторженными эпитетами. Во-первых, «Противостоянием» Король целиком и полностью доказал, что он действительно Король. В этом романе Стивен Кинг показывает себя не только Большим Мастером нагнетания атмосферы всепоглощающего ужаса, но и Величайшим Знатоком человеческой психологии, социологии, философии и религии. Он совершенно четко знает кто, зачем и почему ведет себя в определенных ситуациях так, а не иначе. Он улавливает характеры и мастерски прорисовывает их в динамике. Ну а во-вторых, Стивен Кинг – это, конечно, тот еще феномен. Ведь каким нужно обладать трудолюбием и страстью к своему делу, чтобы написать такое огромное по объему произведение, какую нужно проделать невероятную работу, чтобы составные части романа в совокупности представляли собой цельное полотно, плотный конгломерат и не распадались на множество разрозненных фрагментов.Возвращаясь к проблематике романа, хочется отметить, что Стивен Кинг все же не останавливается на безоговорочной победе одной стороны над другой - добра над злом или, наоборот, зла над добром. Нет, он идет дальше. Он говорит о том, что это изнуряющее противостояние будет продолжаться еще очень долго, пожалуй, до тех пор, пока жив человек. И он чертовски прав. Ведь человек, одновременно являясь носителем и темного, и светлого, борется по сути сам с собой. Он тянется к другим людям, но затем, утратив интерес к обществу, начинает его уничтожать. Он создает блага, но, разочаровавшись в них, превращает их в оружие и разрушает с их помощью все вокруг. Он любит жизнь, и одновременно ее презирает. Человек - двойственная по своей природе натура. И это наша боль. И грех. И гибель. И спасение. Это наше ПРОТИВОСТОЯНИЕ. Противостояние с самим собой. И от этого, как ни крути, нам никуда не деться.
bezkonechno
13.11.2012
Я всегда чувствовала, что мы с Кингом можем оказаться на разных берегах. Не любитель я, обычно, ужасов. Поэтому предусмотрительно откладывала встречу с писателем, хотя уже давно заметила тенденцию: книги, которые я намеренно откладываю, попадаются мне в играх. Не иначе, как почерк судьбы. С мистером Кингом было так же. Сначала я вообще не поняла, как произведение попало ко мне список, а потом вспомнила. Мне его посоветовали, как альтернативу «Слепоте». Что ж, подсказка в точку — Кингу я поверила гораздо больше, чем Сарамаго, увы.
Он чувствовал, как страх извивается и ворочается под его бесстрастным лицом. Иногда он был огромным и паническим, сокрушающим все на своем пути, как слон. Иногда он был маленьким и гложущим, с острыми зубками, как крыса.
Еще никогда я не боялась эпидемий. Не боялась настолько. В мире Стивена Кинга это страшно, нестерпимо страшно. Стоило больших усилий вчитаться и привыкнуть к трупам и смертям — к эпидемии… Больше трехсот страниц за день я читать просто не могла. Настолько было тяжело, отвратительно и страшно. Слышала, что это не самая страшная книга у автора, но мне с лихвой хватило и ее. Противостояние захватило и не отпускало до последней страницы. Я пережила апокалипсис. Настоящий, не наигранный.
Если такая ужасная катастрофа, как эта, произошла без всякой причины, то какой смысл в жизни вообще? Зачем тогда жить?
Было ощущение, будто я слышу один сплошной давящий ультразвук — звук конца. Когда никого, кроме наших героев, не осталось. Никого. Да и суждено ли героям правда стать Героями? Ведь нужно не просто сохранять жизнь, но и выжить в опустевшем мире, где каждого коснулась смерть. Здесь почти каждый человек был заразен, умирал страшной смертью. Этот мир изменился. Люди убегают, бредят спасением, на которое вряд ли можно сильно надеяться. Этому миру и я не верила. Не верила, что все будет иначе. Ведь можно бороться вечно и почти выстоять, а потом…
Снова оно появилось — это просто вездесущее слово. Раньше. Всегда два слога, но в них выражено все.
Можно ли выстоять, можно ли выдержать эту грань? Грань вот этого слова — "раньше". До конца, по буковке выписать его в будущем мире? "Раньше" — это только прошлое? Есть ли за ним свет, или это все, что осталось? Будет ли все действительно, как раньше? Есть ли вобще будущее у мира?..
Человек — это стадное, социальное животное, и в конце концов мы соберемся вместе. Когда мы соберемся вместе, мы сможем рассказывать друг другу истории о том, как мы пережили великую эпидемию 1990 года.
Это лишь мысли одиноких путников, путников, которые идут в никуда. Им только и остается, что надеяться. Удастся ли выжить этому стаду, даже если оно соберется? Что будет с беременными женщинами? Существует ли вообще иммунитет, как более-менее частое явление? Чего ждать? Каковы причины эпидемии Шустрика? Как ведет себя среднестатистический человек на грани выживания? Много вопросов возникало в процессе чтения. Но ответ всего один:
Жизнь — это карусель, на которой никому не дано удержаться надолго.
И она всегда, в конце концов, возвращается на то же самое место, замыкая круг.