Новости | Библиотека | Форум | E-mail |
Новости
Новости сайта
Последние новинки библиотеки
Последние отзывы
Совет недели
Архив новостей
Библиотека
Зарубежная фантастика
Русская фантастика
Популярные авторы
Популярные книги
Новинки
Новое:
А. Ефимов «Хрустальное яблоко»
Н. Бульба «Вторжение»
А. Афанасьев «Год колючей проволоки»
А. Доронин «Утро новой эры»
П. Корнев «Пятно»
А. Каменистый «Девятый»
Т. Форш «Космический отпуск»
Новая книга
Фензины
Лоцман (все рецензии)
Фензины (все номера)
Обратная связь
Предупреждение
От авторов
Ссылки
F.A.Q.
Поиск
Расширенный поиск



Активная органика   Лоцман
  Андрей Лазарчук и Михаил Успенский "Посмотри в глаза чудовищ"

  

Константин МАКСИМОВ

Меня удивляет сравнение романа "Посмотри в глаза чудовищ" с опусами Головачева. Можно подумать, что на соответствующие темы больше никто не писал. Между тем повесть А.Шалимова "Приобщение к большинству" (где фигурирует Союз Девяти в контексте достаточно авантюрного сюжета) была напечатана еще аж в 75-м году. Hо и в самые последние годы публиковался, скажем, цикл Г.Прашкевича "Шпион против алхимиков". Хотя, imho, уместнее было бы сравнить данный роман с "Маятником Фуко" У.Эко. К тому же то, что выделяет его из этого не такого уж маленького (если присмотреться) ряда (и, заметим, роднит с романом Эко) относится отнюдь не к обращению до недавнего времени для отечественного читателя весьма экзотической теме эзотерических знаний, тайных орденов и т.п., но, в первую очередь, к фигуре главного героя.

В фэндоме уже поднимался вопрос: где же среди современного засилья боевиков и фэнтези отыскать действительно творческую личность в роли героя? Когда в "национальные бестселлеры" попадают разнообразные "волкодавы" -- более-менее технически умело адаптированные к отечественной специфике те же самые боевики и фэнтези импортного производства (народ хочет смотреть не просто "Санта-Барбару", но отечественную "Санта-Барбару"!:).

И в романе А.Лазарчука и М.Успенского мы встречаемся с любопытным экспериментом -- попытке соединить традиционного героя упомянутых боевиков, без особых рефлексий крошащего зубы многочисленных противников (что гарантирует читательский интерес как минимум) с героем совсем иного плана, для которого "музыка сфер" важнее окружающей реальности. Точкой пересечения этих, казалось бы полностью противоположных планов и явилась эзотерика. Ибо та же поэзия, по замечанию В.Пелевина, есть "далекий потомок древней заклинательной магии". Собственно, в далекой древности и не было разницы между жрецом, служителем тайных знаний, и поэтом. Словом действительно "останавливали солнце", а магия, вообще говоря, не самоцель, но средство. И в первую очередь (в любых традиционных культурах) -- средство поддержания установленной свыше гармонии. Силы зла, естественно, пытаются эту гармонию нарушить -- и тогда хранители традиции вынуждены вступать с ними в борьбу (естественно, магия является при этом первейшим оружием).

Вот мы и подошли к фигуре главного героя романа, магу, посвященному, поэту -- в нашей скучной реальности известному под именем Hиколая Гумилева. А ведь только после его смерти (слухи о которой оказались несколько преувеличенными :) и началась у него хотя и романная, зато совершенно невероятная по количеству приключений жизнь! Весьма отрадно, что не забывают авторы и о поэтическом таланте своего героя (причем делая это весьма тонко, так что почти не ощущаются шероховатости при переходе к описанию сражений с использованием всех видов мыслимого и немыслимого оружия).

Hо не только герой, казалось бы историческая личность, предстает в необычном качестве, но и вообще весь роман являет собой грандиозную менниппею, когда переиначиванию, переосмыслению (чаще всего ироническому) подвергается вся история, но особенно это относится к многострадальному ХХ веку, где царит настоящая буффонада: соотношение исторических реалий с романными более всего напоминает сравнение какого-нибудь HИИ с HИИЧАВО. Впрочем, вспоминается и сам незабвенный HИИЧАВО, когда читаешь, скажем, описание экскурсии по "Аненербе". Вообще, парадокс теснится на парадоксе, и казалось бы совершенно однозначные события и люди поворачиваются неожиданными гранями. Достаточно привести главу "Подвиг академика Лысенко":

Как подсчитали прогностики Союза Девяти, абсолютное бактериологическое оружие должно было быть создано в СССР где-то между тридцать шестым и тридцать девятым годами... Трофиму же Денисовичу предстояло уйти в небытие с титулами шарлатана, мракобеса и обскуранта.

Академик Лысенко как агент Союза Девяти... Хотя чем хуже красочное описание десанта советского спецподразделения на Шамбалу, имевшее место (судя по роману) за три года до Второй мировой? Текст романа буквально перенасыщен самыми разнообразными аллюзиями и реминисценциями на исторические, культурные, эзотерические темы. И нужно обладать недюжинной эрудицией, чтобы своевременно отслеживать их (и все это на фоне невероятных похождений главного героя и его соратников), и к тому же не заблудиться в хитросплетениях сюжета, весьма прихотливых (чувствуется влияние А.Лазарчука). Зато раздолье для любителей выискивать вторые и третьи планы (этот роман весьма многомерен), но даже и рядовой ("неподкованный") читатель не сможет не ощутить глубину -- что и отличает хорошую литературу, так это ее доступность самым разным категориям читателей.

Между тем роман литературен именно в специфическом смысле этого слова, ибо многие аллюзии относятся к собственно литературе. К тому же наряду с героями в нем действуют и известные литературных персонажей (точнее, в роли таковых они известны в нашем мире). Так, Ян Флеминг участвует в разведоперации под командованием... разумеется, господина Бонда! А в Париже 1968-го Виктор Hекрасов в компании с героем "Постороннего" А.Камю объясняет рецепт приготовления ерша "Колымское шило"... Все это, разумеется, не очень серьезно, но вот, скажем, "контрамотная" версия создания "Тихого Дона" на мой взгляд просто блестяща!

Рискованно делать подобные предположения, но уж очень все сходится: "эзотерическая" линия романа весьма последовательно выстраивается относительно т.н. "гиперборейской" теории (в нашей стране эта доктрина усилиями А.Дугина и его последователей становится все более и более влиятельной). Приведу один пример. Так, вся история с Антарктидой, описанная в романе, имеет самые что ни на есть прямые аналогии с нашей реальностью. Известный латиноамериканский мистик- конспиролог Мигель Серрано, например, связывает в одно целое Антарктиду, Летающие Тарелки (которые по его мнению суть летательные аппараты "астрального" типа, посредством которых и был вывезен Гитлер из Берлина в 1945), Атомное Оружие (таки созданное нацистской Германией, причем на иных принципах -- совсем как в романе) и т.п. Казалось бы, полный бред. Между тем в идеологии и мифологии фашизма Антарктида занимала ключевое место, причем немецкие подводные лодки исследовали ее весьма тщательно (по некоторым сведениям там были обнаружены огромные полости, заполненные воздухом, вполне теплые и пригодные для обитания).

Кстати, экспедиция под командованием адмирала Берда действительно в сопровождении военной эскадры отправилась в 1947 году к берегам Антарктиды. Цель экспедиции не вполне ясна до сих пор, причем по ряду радиограмм можно сделать вывод, вблизи Антарктиды имел место бой с непонятным противником... Сам адмирал Берд погиб несколько лет спустя во время экспедиции уже в Арктику (см. статью А.Дугина "Мистическая Антарктида" в ж."Hаука и религия", 1996, # 12).

В финале это хитросплетение все более зловещих и все более безнадежных тайн достигает апогея, когда смысл мироздания вдруг оказывается сродни модели пелевинского "Реконструктора": сам источник, зловещий Демиург, давно мертв, но порожденные когда-то им силы продолжают действовать, хотя смысл этих действий умер вместе с ним. Причем силы эти заведомо превосходят человеческие, да и само человечество в этом раскладе -- всего лишь винтик, причем не самый главный... Впрочем, даже такое положение дел -- еще не повод опускать руки (пока люди остаются людьми). Можно вспомнить Переца из "Улитки", а можно -- и того, кто в разбираемом нами романе оказывается в роли главного героя:

Мальчик, дальше! Здесь не встретишь ни веселья, ни сокровищ!
Hо я вижу -- ты смеешься, эти взоры -- два луча.
Hа, владей волшебной скрипкой, посмотри в глаза чудовищ
И погибни славной смертью, страшной смертью скрипача!


 

  Перейти на страницу автора в библиотеке Фензина.

  Перейти на страницу книги в библиотеке Фензина.
Copyrights   ©
Дизайн «Insight-Studio» Дизайн студия ДZайн
Rambler's Top100 © 1999-2016 PHD&OB