Новости | Библиотека | Форум | E-mail |
Новости
Новости сайта
Последние новинки библиотеки
Последние отзывы
Совет недели
Архив новостей
Библиотека
Зарубежная фантастика
Русская фантастика
Популярные авторы
Популярные книги
Новинки
Новое:
А. Ефимов «Хрустальное яблоко»
Н. Бульба «Вторжение»
А. Афанасьев «Год колючей проволоки»
А. Доронин «Утро новой эры»
П. Корнев «Пятно»
А. Каменистый «Девятый»
Т. Форш «Космический отпуск»
Новая книга
Фензины
Лоцман (все рецензии)
Фензины (все номера)
Обратная связь
Предупреждение
От авторов
Ссылки
F.A.Q.
Поиск
Расширенный поиск



Алекс Бор   Лоцман
  Александр Громов "Вопрос права"

  

Александр Громов - самый мрачный писатель-фантаст последнего десятилетия прошлого века. Верный ученик и последователь Стругацких, он пишет книги, в которых не оставляет человечеству никаких шансов. И отнюдь не потому, что Александр Громов - мизантроп до мозга костей. Скорее, наоборот: он любит и человечество, и отдельного человека. Можно даже сказать - по-гоголевски жалеет его (человечество), такое сирое и убогое, не приспособленное к нормальной (человеческой) жизни.

Александр Громов не гонится за крутизной сюжета и за внешними эффектами: у него совсем другая задача - поставить перед читателем серьезную проблему и заставить его задуматься над ее решением. Сам писатель при этом не дает готовых ответов, давая возможность читателю самому найти ответы на поставленные вопросы. И когда перевернута последняя страница книги, образы и герои, созданные воображением писателя, еще долго не оставляют читателя, живут в его душе, и читатель невольно снова и снова переживает ситуации, в которые Громов поставил своих героев, чтобы вместе с ними попытаться отыскать-таки выход из, казалось бы, совершенно безвыходной ситуации. Но в конечном итоге приходит понимание, что никакого выхода действительно нет, - в рамках ситуаций, разработанных писателем. Читая произведения Александра Громова, невольно вспоминаешь Альбера Камю, французского писателя-экзистенциалиста, утверждавшего, что человек изначально, самим фактом своего рождения, поставлен в безвыходное положение, ибо у него нет выбора, - в первую очередь выбора между жизнью и смертью. С одной стороны, человек волен выбирать: жить ему или умереть (когда он решает покончить жизнь самоубийством). Но, по существу такой выбор в действительности никаким выбором не является, ибо жизнь дается человеку извне - как, впрочем, и смерть. Человек не может выбрать ни жизнь, ни смерть, ибо его бытие искусственно ограничено рамками, которые Камю называл "стенами абсурда", С точки зрения Камю, абсурдны и жизнь, и смерть...

Не берусь судить, насколько российский писатель Александр Громов знакомые литературным и философским наследием французского писателя - но в его творчестве из книги в книгу красной нитью проходит мысль, высказанная великим французом: человек-посторонний в этом мире, и поэтому у него нет свободного выбора. В своем бытии человек ничего не может изменить, так как находится в тесных (можно даже сказать, заданных) рамках своего экзистенциального существования".

"Выхода нет" - таков лейтмотив всех повестей и рассказов, вошедших в сборник. Выхода нет, потому что нет выбора...

Нет выхода у героя заглавного рассказа ("Вопрос права"), который поставлен в такие узкие рамки, что, с одной стороны, он имеет все права - как представитель человечества, а с другой - не может реализовать ни одного из своих прав, так как реализация этих прав вступает в противоречие с правами его невольного спутника, который, в свою очередь, пытается реализовать свое право - право на общение с себе подобным. И кибернетический "судья" считает именно это право более приоритетным - такая вот юридическая казуистика, выбраться из которой невозможно, если неукоснительно соблюдать установленные обществом "правила игры".

Нет выхода, и у бравого космического вояки Лемана (рассказ "Уступчивые"), сбитого над "бесхозной" планетой, которая не представляет интереса ни для одной из участвующих в "звездной войне" сторон. Чтобы выжить, Леман должен наступить на горло собственной песне, т.е. подчиниться неписаным законам негостеприимной планеты, основополагающим из которых является "уступчивость" - по большому счету, умение жить в обществе так, чтобы твои права и желания не диссонировали с правами и желаниями окружающих. Аксиома демократии? Это было бы так, если бы "неуступчивость" не каралась смертью - право человека на жизнь в мире "уступчивых" не является основополагающим. А если учесть, что выбраться с этой планеты невозможно и надежды на спасение нет, то читателю, наблюдающему за злоключениями "неуступчивого" героя, может прийти в голову крамольная мысль: а стоит ли игра свеч? В том смысле, что лучше не прозябать всю жизнь вдали от благ цивилизации, а проявить "неуступчивость" и быть сброшенным со скалы в пропасть. Заметьте: о самоубийстве речь не идет, у Лемана даже не возникает мысли броситься в пропасть самостоятельно. Данная ситуация писателем не рассматривается, ибо - тут опять нужно вспомнить Альбера Камю - самоубийство не есть выход за "стены абсурда".

Впрочем, человек - существо разумное, и из двух альтернатив: умереть стоя или жить на коленях - он, скорее всего, выберет жизнь.

Но это - лишь в том случае", если выбор есть. У безымянного героя рассказа "Вопрос права" и у Лемана из рассказа "Уступчивые" небольшой выбор есть, тогда как у героев "доисторического" рассказа "Багровые пятна", людей Болотного племени, выбора нет вообще. Племени суждено погибнуть от смертельной болезни - и это отнюдь не Божья кара за грехи, а банальная эпидемия смертельной болезни, которая уравнивает всех - и святых, и грешников. Рассказ первоначально воспринимается как забавная безделушка, как всего лишь любопытная история из жизни (не такой уж и "доисторической") - однако затем понимаешь, что рассказ этот гораздо глубже, чем кажется на первый взгляд: можно верить в сотни языческих богов, можно верить в единого Бога - но когда приходит настоящая беда, человек останется с ней один на один и должен рассчитывать исключительно на свои силы. Он должен бороться", если даже понимает бессмысленность этой борьбы.

Подобные мысли порождает и повесть "Менуэт святого Внтта", в которой также идет речь о выборе между жизнью и смертью. Писатель исследует традиционную - и не только для фантастики - тему: как поведут себя подростки, оказавшись в экстремальной ситуации, между жизнью и смертью? Также можно предположить, что Громов вступает в заочную полемику с Владиславом Крапивиным, утверждавшим в середине 80-х годов: "Дети никогда не воюют с детьми". Но еще Сергей Лукьяненко в начале 90-х опроверг крапивинский постулат, доказав: воюют, еще как воюют (роман "Рыцари сорока Островов"). Громов, очевидно, придерживается сходной точки зрения.

...Земной звездолет с переселенцами гибнет на планете, где существуют вирусы, смертельно опасные для взрослого человека. Все пассажиры и члены экипажа - взрослые люди - погибают, в живых остаются лишь дети, которые никогда, не вырастут: вирус затормаживает рост. Допущение кажется не совсем научным, можно даже сказать - надуманным, однако перед нами не традиционный научно-фантастический роман, в котором не должно быть никаких научных противоречий - такая фантастика давно вышла из моды. После катастрофы проходит сорок лет, а выжившие внешне по-прежнему похожи на детей и подростков. (Вот она, реализация крапивинской формулы - "всегда двенадцать"!) Однако, не став взрослыми физиологически, дети повзрослели, можно сказать, духовно, переняв весь положительный и отрицательный опыт земной цивилизации. В результате на планете установилась жесткая диктатура сына капитана корабля, который правит своими "подданными" железной рукой. Вполне естественно, что в "народе" зреет недовольство, которое выливается в бунт, "бессмысленный и беспощадный", результатом которого становится смена власти. Но когда на "троне" воцаряется новый "вождь", он не торопится даровать своим "подданным" свободу и демократию. И совсем не потому, что он в душе тиран, - просто он понимает, что только так можно выжить в чужом и враждебном мире детям, которые не только никогда не станут по-настоящему взрослыми, но и никогда не вернутся на Землю. Демократия погубит маленькую колонию маленьких землян.

В повести "Менуэт святого Витта" писатель прямо говорит, что диктатура не всегда зло, что бывают ситуации, когда нет выбора, кроме одного: железной рукой вести к счастью если не все человечество, то хотя бы малую его часть - во имя сохранения жизни. Писатель моделирует ситуацию, в которой диктатура оказывается благом.

Впрочем, ситуацию моно промоделировать и дальше. Как бы ни хотели подростки спастись и выжить, они лишь отдаляют неизбежный финал. "Стены абсурда" не выпустят их за пределы искусственно созданного бытия, единственный выход из которого - смерть, которая (как уже отмечалось ранее) никаким выходом не является. Как говорится, "шаг влево - шаг вправо" - и упрешься в стенку. ("Шаг влево, шаг вправо" - название романа Александра Громова, вышедшего два года назад. Роман этот, по сути, о том же: о невозможности выбора.)

Рассказ "Я, камень" первоначально воспринимается как забавная пародия на романы-фэнтези. Писатель высмеивает присущие данному жанру штампы. Казалось бы, автор напоследок решил развлечь читателя.

Но Громов не был бы Громовым, если бы ограничился незамысловатой пародией. Так что надеждам читателя - расслабиться - не суждено сбыться.

В финале рассказа его герой - Камень - осознает, что мир, в котором он живет, всего лишь кем-то создан "ради детской забавы", а он сам является персонажем компьютерной игры. Реальный мир превращается в ирреальный, осознание этого приводит к душевному потрясению, и герой рассказа задается вопросом, который беспокоил еще Альбера Камю: как теперь жить, когда ты понял, что являешься марионеткой, которой двигают другие? И стоит ли жить вообще?

Герой рассказа, который при определенных условиях может становиться то человеком, то камнем, принимает решение навсегда остаться камнем - то есть решает не жить. Таков его выбор. Но выход ли это? "Стены абсурда" по-прежнему окружают мир...

Автор не дает ответа на этот вопрос.

Да и есть ли ответ?

(c) Алекс Бор. 2001


 

  Перейти на страницу автора в библиотеке Фензина.

  Перейти на страницу книги в библиотеке Фензина.
Copyrights   ©
Дизайн «Insight-Studio» Дизайн студия ДZайн
Rambler's Top100 © 1999-2016 PHD&OB