Новости | Библиотека | Форум | E-mail |
Новости
Новости сайта
Последние новинки библиотеки
Последние отзывы
Совет недели
Архив новостей
Библиотека
Зарубежная фантастика
Русская фантастика
Популярные авторы
Популярные книги
Новинки
Новое:
А. Ефимов «Хрустальное яблоко»
Н. Бульба «Вторжение»
А. Афанасьев «Год колючей проволоки»
А. Доронин «Утро новой эры»
П. Корнев «Пятно»
А. Каменистый «Девятый»
Т. Форш «Космический отпуск»
Новая книга
Фензины
Лоцман (все рецензии)
Фензины (все номера)
Обратная связь
Предупреждение
От авторов
Ссылки
F.A.Q.
Поиск
Расширенный поиск



Алекс Бор   Лоцман
  Ирина Крупеникова "Предел бесконечности"

  

Существует мнение, что жанр научной фантастики умер. С этим утверждением трудно не согласиться, если бросить непредвзятый взгляд на книжные лотки, заваленными всевозможными космическими боевиками и средневековыми фэнтези.

Новый роман тверской писательницы имеет подзаголовок: "научно-фантастический роман", что сразу настраивает потенциального читателя на мысль, что Ирина Крупеникова пытается возродить жанр, доминировавший в фантастике всего XX века как в России, так и за рубежом. Отчасти это так и есть, хотя неверно было бы утверждать, что роман Ирины Крупениковой архаичен по форме и содержанию. "Предел бесконечности" -это синкретический сплав двух, казалось бы, взаимоисключающих литературных жанров: традиционной научной фантастики (в духе шестидесятых годов двадцатого века) и традиционного для русской литературы философского романа - романа о поисках смысла жизни.

Время действия романа писательницы - ближайшее будущее, середина XXI века. Технический прогресс облегчил бытовые проблемы, компьютерры вошли почти в каждый дом - однако люди остались прежними, как и социальные отношения. В России тоже почти ничего не изменилось - та же пропасть между богатством и бедностью, то же всевластие государства и всесилие спецслужб, которые способны раздавить любого человека, либо подчинить его своим интересам, связав по рукам и ногам "добровольно" принятыми обязательствами. Пресса полностью свободна - особенно желтая, чрезвычайно падкая на сенсации. Честных же журналистов убивают, как и пятьдесят лет назад. То есть за полвека в стране мало что изменилось - и столь пессимистический взгляд писательницы на наше будущее удручает...

В центре повествования - целый клубок научных, философских и нравственных проблем. Писательница показала судьбу двух поколений ученых, отца и сына. Биолог Алексей Жулавский занят созданием "альтернативной жизни". Он создает (клонирует?) т.н. "инидивидов" - существ, внешне похожих на людей, но наделенных сверхъестественными способностями (регенерацией, управлением нервной системой и органами чувств и т.п.). Жулавский так гордится своим изобретением, что ощущает себя равным Богу ("Я - не ученый, - говорит он своей дочери Анне. - Я творец!"). Однако ему безразличны судьбы своих творений: он, подобно античному рабовладельцу, продает "индивидов" тем, кто больше заплатит. Гордыня - один из семи смертных грехов, с точки зрения христианства, - заставляет Алексея Жулавского отказаться от сотрудничества с государством - и государство безжалостно уничтожает руками спецслужб и самого ученого, и его творения, мотивируя это тем, что "сверхлюди" представляют серьезную опасногсть для человечества.

Филип Жулавский, сын Алексея Жулавского, спустя несколько лет после смерти отца решает продолжить его дело. Филип - такой же одержимый, как и его отец, однако он - прагматик, который понимает, что залог успеха - хорошие отношения с государством и его спецслужбами. Тем не менее сын очень похож на отца: Алексей Жулавский "творил ради творчества, созидал ради созидания", Филипа тоже мало волнует, "где кончаются его права как ученого и начинается ответственность творца". То есть обоих не интересует этическая сторона вопроса. Возможно, именно по этой причине эксперименты по созданию сверхлюдей завершилась крахом как в первом, так и во втором случае. Ирина Крупеникова как бы утверждает мысль, что ученый должен нести ответственность за свои исследования - особенно когда речь идет о такой тонкой и серьезной материи, как создание новой человеческой жизни. Очень актуальная мысль, в связи с ведущейся сейчас во всем мире дискуссии, можно или нельзя клонировать человека...

Основная сюжетная линия романа - это судьба единственного оставшегося в живых инидивида - Глеба. (На мой взгляд, термин "индивид" применительно к искусственному человеку-клону звучит не очень удачно.) Он выходит в реальный мир и начинает постигать жизнь. Глеб чем-то похож на вольтеровского простодушного - он не понимает самых очевидных истин, которые "нормальным" людям кажутся незыблемыми. Глеб смотрит на мир наивными глазами ребенка, и это позволяет ему видеть жизнь как бы "со стороны". Он не понимает установленных в обществе "правил игры", чувствует абсурдность существующего мира.

Результатом столкновения с реальностью становится полная ломка сознания Глеба: если ему изначально была присуща "чистейшая логика, без примесей предрассудков и философии", то постепенно он становится человеком, - и физиологически, и психически.

Жизненная дорога своидит Глеба со слабоумной девочкой Тамарой, душа которой, тем не менее, открыта и природе, и людям. Девочка наделена способностью чувствовать, что в этой жизни настоящее, а что - искуственное. Тамара считает, что городская цивилизация уродует души людей, и что только став частью природы, можно понять душу Земли. Смысл жизни - это не суета, не погоня за богатством - а тихая, размеренная деревенская жизь, работа на земле. К этой же мысли приходит и Глеб...

Идея почвенничества в русской литературе не нова - ей отдали дань многие писатели-деревенщики. Однако в научной фантастике, на мой взгляд, идеи "почвы" появляются впервые...

Тамара способна увидеть внутри каждого человека "цветок" - человеческую душу. Тамара помогает Глебу стать человеком "по-настоящему" - благодаря ей он сумел взрастить в своей душе "цветок" и понять, что нельзя идти против воли Матери-Земли, которая и дает человеку жизнь. Индивид Глеб осознал то, что не сумели понять отец и сын Жулавские: человек не имеет права возноситься над природой, над Богом. "Альтернативное начало жизни - это дело земли", - говорит он в финале романа.

Человек должен приходить в мир естественным путем. Искусственная жизнь враждебна природе...

Тем не менее финал романа пессимистичен. Человечество занято сиюминутными проблемами, борьбой за выживание и погоней за материальными благами, и ему не до мыслей о сохранинии своих душ. Человечеству не нужно Диво, которое пытаются обрести за пределом бесконечности герои романа - Глеб, Анна и Тамара. Они постоянно говорят о Диве, однако читатель так и остается в неведениии, что это такое - к сожалению, писательница не смогла внятно объяснить данный символ. Видимо, это и есть символ - своего рода романтический идеал, к которому должна стремиться живая человеческая душа - ибо "мы стали настолько пустыми, что только у индивида осталась настоящая душа".

Эти слова Анны, которая на протяжении романа была составной частью серой человеческой массы, но под влиянием Глеба прозрела, звучат как суровый и окончательный приговор бездуховному человечеству.

(c) Алекс Бор, 2001.


 

  Перейти на страницу автора в библиотеке Фензина.

  Перейти на страницу книги в библиотеке Фензина.
Copyrights   ©
Дизайн «Insight-Studio» Дизайн студия ДZайн
Rambler's Top100 © 1999-2016 PHD&OB